×

Расставить по местам

«Кадровик» рассказал «Столу» о тонкостях своей профессии и о том, что люди продают, устраиваясь на работу
+

У подавляющего большинства людей рано или поздно возникает этот волнительный момент поиска работы, который, как правило, сопровождается не менее волнительным моментом – собеседованием. Так уж вышло, что если Вы никем не протежируемы – эта часть балета для Вас обязательна. Впечатления у всех остаются разные – хорошие, плохие, стрессовые… одно, второе, собеседование… Но вот, работа найдена и уже немного легче дышится от того, что поле труда и обороны выбрано и обоюдно утверждено, и изнурительных бесед с пробежками от компании до компании на ближайшее время уж точно не предвидится.

Но все обстоит иначе, когда ты сам вдруг оказываешься по другую сторону «баррикад» – попадаешь в «кадры», в отдел по работе с персоналом. Для меня кадровое дело стало призванием всей жизни (хотя бы потому, что явственно говорит: в познании профессии на ближайшие 10 лет лежат необозримые горизонты). Однако начиналось все куда более комично, и, случается, я ностальгирую по тем временам.

Решив кардинально сменить сферу деятельности, для HR я оказалась тем, чем нужно – свежим и чистым сгустком энтузиазма. И начала с самых первых ступеней. Работать мне, конечно, хотелось в большой европейской и стабильной компании, с соцгарантиями и хорошей зарплатой, однако я прекрасно понимала: чтобы тебя начали рассматривать такие фирмы, пару лет точно придется посвятить интенсивному труду на российский, в большинстве своем нечестный и малооплачиваемый бизнес. Именно так я и оказалась сначала в «кадрах» курьерской компании, а потом в «кадрах» популярной сети ресторанов.

Владельцем этой сети – немаленького по московским масштабам бизнеса – оказался собственник, работающий только с живым капиталом и при этом обладающей хваткой бизнесмена 90-х. Вдобавок к этому он считал себя (и требовал соответствующего отношения от других) сразу и художником, и скульптором, и писателем. Совмещение столь несовместимых дарований не дало хороших плодов, и на выходе господин А. имел не поддающийся логике нрав, дикую жесткость, страсть к оскорблению и унижению личного состава, при внешнем увлечении буддизмом и редкостной христианской богобоязненности (соблюдение постов, церковных праздников и проч. вошло в его привычку). Работа с А. для большинства сотрудников напоминала бег по пересеченной местности дикого леса, наполненного хищными зверями. Для меня на тот момент очень важно было получить навыки работы с персоналом среднего звена и подбором ТОП-специалистов, поэтому, стиснув зубы, я решала все новые и новые задачи, которые теперь граничили уже не со сложностями, а с абсурдом. Так, например, каждый месяц мы искали личного помощника для А. (оговорюсь, на зарплату свыше 120 тысяч рублей), потому что ни один из с нанятых нами сотрудников не готов был уворачиваться от летящих в него чашек, исключительно «русской» речи и прочих «удовольствий» от работы со столь неординарной личностью. Максимальный срок, который выдерживали помощники, как раз и составлял месяц. Я долго думала, что же делать с этой ситуацией, пока не решила пойти ва-банк: приняла на эту высокооплачиваемую работу самого простого секретаря, получавшего на прошлой работе копейки. Этой славной девушке из Кемерова, пришедшей к нам на собеседование, я без прикрас объяснила, с чем придется столкнуться, и как это оплачивается. Ответ на вопрос: «Готова ли ты?» – был положительный, и, сказать по правде, по сроку пребывания на этом месте кемеровчанка побила все рекорды, дожив до сокращения самой ставки.

Однако успешно проведенная «операция» по поиску помощника тут же поставила передо мной вопросы: продает ли человек всего себя, устраиваясь на работу? На что он готов ради денег и мало-мальски оплачиваемого места? И можно ли набирать людей так, чтобы им не приходилось «продавать» тебе еще и чувство собственного достоинства? Уже через некоторое время я заметила, что снизить издержки профессии «кадровика» помогает одно: внимание к людям, которых нанимаешь, и понимание тонкостей работы коллектива, который при правильной «настройке» должен функционировать с минимальным количеством трений между сотрудниками.

Полезно помнить, например, что все эти ребята, уносящие пустые стаканы с вашего стола, доставляющие отправления, готовящие еду, моющие полы, на самом деле крайне холеричные, иногда харизматичные, в общем, крайне живые люди со своими сложностями и проблемами. Поэтому, скажем, не стоит в молодой коллектив отправлять более старшего сотрудника, или в сплоченный мужской коллектив – красавицу-коллегу. Не говоря уже о том, как важно разбираться в тонкостях, касающихся национальных и религиозных особенностей (например, если у вас подавляющее большинство поваров – киргизы, им бесполезно отправлять в помощь повара-таджика: выживут, причем, менее чем за сутки).

Уже на новой работе, в большой сети супермаркетов, мне посчастливилось нанимать на самые простые, работящие должности врачей (детских хирургов на пенсии), народных артистов, историков, поэтов, инженеров космических установок, художников, жокеев и просто замечательных людей. Многие из них были приезжими, поневоле расставшимися с прошлой жизнью. И хоть я не могла предложить им мест по специальности, я хотя бы старалась найти им работу по характеру и коллектив по нраву.

В этой связи вспоминается совершенно трогательный случай, как трудоустроенная мной таджичка потом позвонила по общему телефону, попросив соединить со мной, и задала диковинный вопрос: «Пришли ли на ваш счет деньги?». Я не понимала, о чем речь, стала уточнять, что и куда она отправила, и тут выяснилось, что она положила 500 рублей (сказать по правде, для ее заработной платы это значительная сумма) на общий номер горячей линии по России 8-800- , указанный в наших рекламных листовках. С простой мотивацией: «Спасибо вам, что меня так устроили, в такое хорошее место, вы много звонили, много хлопотали – я решила отблагодарить». Понятное дело, что деньги так никуда и не пришли, но я ее поблагодарила в ответ, пожелала ей успехов в работе, и вот, так тепло мы расстались. В каком магазине она трудится, я писать не буду, но, покупая продукты в супермаркетах, просто имейте в виду, что среди местных уборщиц может попасться такая благодарная и добрая женщина (и, кстати, их много таких). Они работают и убирают за нами, но остаются собой – ни на кого не похожими, уникальными людьми.

Работа в «кадрах» как раз и хороша тем, что бездвижно наблюдая за соискателями, во многих ситуациях можно увидеть удивительное цветение и горение людей. Один знакомый, узнавший кем я работаю, сказал: «Наверное, я очень плохой в глазах таких специалистов, как ты, сотрудник», на что я ему ответила: «Не бывает плохих сотрудников, бывают люди не на своем месте», и вот именно этот принцип своей работы я считаю самым важным, принцип, в котором не бывает не важных или не интересных задач, вне зависимости, набираешь ли ты уборщиц или ищешь операционного директора.