×

 «Результатом революции стало рабство во всех сферах жизни»

Как современники воспринимали ужасы 1917-го года? Почему Сталин уничтожал «ленинскую гвардию»  и сколько продлился романтизм анархии? Ответы ищите в лекции историка Светланы Быковой  «Революционное нетерпение и революционный романтизм: трагическое противостояние 1917–1937»
+

Среди судебно-следственных дел НКВД часто встречаются дела арестованных, которые были героями октябрьских дней и активными участниками Гражданской войны. В них можно найти упоминание либо о наградах, полученных за участие в Гражданской войне, либо почётные листы или даже сведения о том, что при жизни их имена были высечены на памятниках как бойцов Красной гвардии или активных участников Красной армии. В своих ответах следователям эти люди очень часто говорили о том, с какими надеждами, с какими чувствами они вступали в 1917-й год, почему они приняли позицию большевиков, и затем, каким образом они пытались реализовать те идеалы, которые они создавали себе сами, быть может, параллельно, а может быть независимо от идеологии. Но, как говорится, что-то пошло не так. Об этих искажениях мы будем сегодня говорить.

Шанс изменить мир

Для начала стоит сказать о том, какие взгляды существуют на роль революции в истории государств. Если обратиться к классической философии и посмотреть на определение, которое предлагает в своей «Философии истории» русский философ Лев Карсавин, мы увидим, что для него самое главное то, что революция является деструктивной. Она свидетельствует об отсутствии в обществе нравственных усилий, которые позволили бы решить проблемы более цивилизованным путём.

Если мы обратимся к современным учёным, то для них более важен другой подход. В частности, для Самуэля Хантингтона более значима модернизационная функция революции, хотя в своих сочинениях он тоже подчёркивает, что, как правило, революция является итогом таких острых противоречий, которые общество не смогло разрешить другими путями. Для Хантингтона очень важно подчеркнуть, что это не только уничтожение существовавших политических структур, но также активное вовлечение в политическую деятельность новых социальных групп, которые сразу резко изменяют всю существующую ситуацию. И естественно, точно таким же результатом революции становится создание новых политических элит, от качества, от личностных характеристик которых зависят дальнейшие преобразования.

Василий Шульгин Медиапроект s-t-o-l.com

Василий Шульгин

Чрезвычайно важно, на мой взгляд, посмотреть и на отношение к революции современников 1917 года. Например, интересно мнение Василия Шульгина – активного участника всех политических событий в России с конца ХIX века. Он был депутатом Государственной Думы, присутствовал, как все помнят, при разговоре с Николаем II, когда его просили отречься от престола. Для Шульгина революция 1917 года является логическим продолжением того, что происходило в стране в конце XIX – начале XX века. Он приводит в пример охоту на Столыпина и отмечает, что в процессе этого преследования погибали многие невинные люди и сами террористы. Что они хотели, что двигало этими людьми – убивавшими и умиравшими? Ими двигала революция, которую они воспринимали как единственную возможность изменить ситуацию. Однако результатом этой революции, по мнению Шульгина, становится рабство практически во всех сферах. Наверно, с его высказыванием можно не согласиться, потому что даже марксизм, который большевики объявили основой своей политической деятельности и научной организации мира, был ими изменён принципиальным образом, но, тем не менее, это замечание действительно оказывается очень важным. Продолжая это своё размышление, Шульгин отмечает, что долгое время господство этой доктрины сохранялось. Чрезвычайно интересно, что он указывает: началом просветления людей, началом пробуждения от такой революционной иллюзорной мечты становится именно время Сталина. Он даже так и отмечает, что «начинается просветление затемнённых умов».

Зинаида Гиппиус: «Мы бездвижны и безгласны, мы вместе с народом нашим уже не достойны называться людьми».

Другой участник и свидетель событий – Зинаида Гиппиус – подробно описывает события в своих знаменитых петербургских дневниках. Поэтесса фиксирует то, что происходит вокруг. Она обращает внимание на поведение интеллектуальной и творческой элиты. Она отмечает, что первыми метнулись к большевикам её любимые и очень давние друзья – Александр Блок и Андрей Белый. Гиппиус находит им извинения, она пишет: «Какой же Блок большевик? Он – невинное дитя». Но, тем не менее, простить она не может и пишет это в дневнике. Она говорит, что в истории бывают такие времена, когда нельзя быть безответственным. Более того, в одной из записей она указывает: «Мы бездвижны и безгласны, мы вместе с народом нашим уже не достойны называться людьми». Это не случайный вывод: она описывает, какие кардинальные негативные перемены произошли в городе, каким образом большевики относятся к тому наследию, которое досталось им от царской России. Дневники за 1918– 1919-й год, в частности, показывают, как изменяют и утверждают большевики систему образования, что новые школы для них – лишь центры для изменения сознания детей и, конечно, это для нее совершенно не приемлемо.

зинаида гиппиус Медиапроект s-t-o-l.com

Зинаида Гиппиус

Следующий момент, который она тоже считает принципиальным, – ориентация на абсолютное насилие и полный цинизм в отношении к смерти людей. Большевики не просто уничтожают своих политических противников, они считают возможным даже издеваться над их трупами, указывают, что в городе, как правило, используют эти трупы для того, чтобы кормить зверей в зоологическом саду. Отмечая такие разные моменты, она уже предвидит такое трагическое будущее России.

Интересно, что схожие акценты мы увидим и в работах ученых. Например, в книге Владимира Булдакова «Красная смута», где осуществлен глубокий анализ психологии нравственности большевиков, самой отрицательной чертой тоже названа ориентация на насилие, причём не только политиков, но и масс. Ещё более значимым он считает демагогию, благодаря которой большевики и их сторонники привлекали на свою сторону новых и новых людей. В частности, он приводит пример Никиты Переверзева, который в неком донецком селе, обращаясь к остальным людям, называет их «бедные мои, несчастные мои, обездоленные мои, когда же настанет время, и я смогу вас накормить, одеть, когда же эти поля, эти земли, эти шахты станут нашими?» И публика отвечает ему одобрительно.

Агитация большевиков в деревне Медиапроект s-t-o-l.com

Агитация большевиков в деревне

Владимир Булдаков одним из первых обратил внимание на то, какую деструктивную роль в развитии событий сыграли женщины. В частности, он среди прочих рассказывает об одной такой, как её называли, агитационной бабе, которая заканчивала почти каждое из своих выступлений девизом о том, что она не сможет умереть, пока не выпьет стакан крови буржуя. Здесь чрезвычайно интересный аспект, который связан с тем, что действительно, «стакан крови» в революции стал символом еще во времена Великой Французской революции, только там восставшие говорили о «стакане крови аристократа».

Отцы и дети

Многие исследователи обращают внимание на один из самых важных моментов: революция действительно приобретает своё лицо, когда в жизнь вступает поколение, на котором отразились первые шаги революции. Столкновение поколений даёт ещё более трагические результаты, чем даже насильственные действия в условиях экстремальной ситуации. В частности, французский исследователь Серж Московичи отмечает, что на протяжении многих лет Сталин и его окружение ориентированы на ликвидацию свидетелей Октября. Без этого Сталин не мог написать новую историю Октябрьской революции, в которой будет представлен как главный политический деятель исключительно он сам. Этот процесс не остаётся незамеченным: об этом пишут социалисты в Европе, современники, об этом говорят простые люди. Советский Союз сталкивается с интересной проблемой: из страны, которая позиционирует себя как страна наивысшей справедливости и самой совершенной демократии, стараются уехать многие люди. Среди таких уехавших, разочарованных оказываются самые активные участники октябрьских событий: например, Фёдор Раскольников. Это был чрезвычайно смелый человек, получивший аристократическое образование и действительно ориентированный на то, чтобы Россия стала цивилизованной страной. Он занимал должность заместителя народного комиссара по морским делам, очень долго являлся командующим Балтийским флотом, работал на дипломатическом поприще. Фёдор Раскольников узнаёт о том, что и он объявлен врагом народа, прочитав об этом статью в Берлине. Он не возвращается в Россию и 17 августа 1939 года пишет открытое письмо Сталину, письмо, которое в Советском Союзе было опубликовано только лишь в 1990 году. В этом письме он называет преступления, которые были совершены Сталиным против революции, против социализма и, в частности, против активных деятелей Октябрьской революции. И он выражает надежду, что когда-нибудь советский народ сможет привлечь Сталина как главного преступника, который исказил и социализм, и идеалы революции. Через несколько дней, 23 августа 1939 года, между Третьим рейхом и Советским Союзом будет подписан договор о ненападении. Для истинного патриота это было таким невероятным потрясением, что у него произошло душевное потрясение, он был отправлен в психиатрическую клинику, где через несколько дней скончался. До сих пор эта смерть остаётся загадкой.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фёдор Раскольников

Письмо было опубликовано в эмигрантской «Новой России» и стало очень широко известно. Даже некоторые советские люди знали об этом обвинении Сталину именно от лица активных участников октябрьских событий и Гражданской войны. Конечно же, в письме Фёдор Раскольников вспоминает Льва Троцкого, который с 1929 года изгнан из страны, за хранение его фотографий в СССР можно было получить если не высшую меру наказания, то долгие годы лагерей, и которого Раскольников называет одним из лучших марксистов.

Стоит обратить внимание на то, что в 1936 году Троцкий, понимая, что происходит в Советском Союзе, пишет, наверное, главную работу своей жизни «Преданная революция». Имея разные источники, он подчёркивает, что произошло в СССР и почему система, как социальная, так и политическая, существующая в стране, не может называться социалистической. У Троцкого есть очень большие надежды, пролетариат осуществит новую революцию, и настоящий социализм обязательно будет построен в России.

Гвардия Сталина

Примечательно, что Сталин находит активную поддержку среди многих советских людей, и особенно – среди сотрудников спецслужб. Это новое поколение, которое уже практически не видит ни в Каменеве, ни в Зиновьеве, ни в Бухарине лидеров революции. Более того, они почти уверены, что бывшие соратники Ленина могут быть предателями и шпионами.

Вот один чрезвычайно интересный пример, который тоже относится ко второй половине 1930-х годов. В научно-исследовательском институте обычный рабочий приносит к директору института портрет Сталина и спрашивает, куда его повесить. Директор отвечает: снимите портрет Ленина и повесьте Сталина. Рабочий, у которого, вероятно, ещё сохранился какой-то пиетет перед вождём пролетариата, спрашивает: а что делать с портретом Ленина? И получает ответ: « Да брось его в угол». Это свидетельствует о том, как менялось отношение двух вождей – Ленина и Сталина в 1930-е годы.

По опросам, которые проводила в 1936 году «Комсомольская правда» (при всей условности такового), именно Сталина большая часть читателей газеты называет истинным политическим лидером по сравнению с Лениным.

В это время, когда в Колонном зале проходят большие московские процессы, на которые приглашаются иностранные атташе и известные творческие деятели, в основном которые ориентированы на осуждение действительно бывших соратников Ленина. По всей стране проходит огромное количество процессов, где обвиняемыми объявляются красные партизаны. Особенно много таких в Уральской области. Самым показательным является дело, которое было проведено в 1937–38-м годах и обычные жители назвали это дело – «Дело стариков», потому что большая часть арестованных по этому делу являлись участниками отрядов Красной гвардии и бойцами Красной армии. К тому же довольно большая часть среди них были так называемые красные партизаны, т.е. добровольцы, которые очень часто функционировали без революционного военного совета и, тем не менее, помогали установлению советской власти на Урале. Обвинения, которые звучали на процессе, пытались оспорить родные. Почти в каждом письме Сталину, Центральному комитету и Верховному суду указывались октябрьские заслуги и, естественно, ни одни из них не пригодились, большая часть людей была приговорена к высшей мере наказания.

«Революционное нетерпение и революционный романтизм»

Если возвратится к моменту, который обозначен в названии лекции как «революционное нетерпение», то мы увидим, что очень часто ссылки на революцию становятся выражением прагматичного цинизма тех или иных людей. Этот цинизм приводит к тому, что в органы НКВД поступает огромное количество различных доносов и заявлений. В них так или иначе говорится, что некие люди по разным причинам не имеют права жить среди строителей коммунизма. Эти люди должны быть изолированы.

Доносы, конечно, отражают моральное состояние советского общества. Но, как правило, донос мог находиться в архиве НКВД в течение нескольких лет, пока не начиналась акция, разрешение на которую давали Центральный комитет и Верховный Совет. Это закономерность, которую можно проследить очень четко. Плюс иногда появлялись дополнительные обоснования, дополнительные аргументы, которые приводили заявители, требуя рассмотреть эти дела. Некоторые из заявлений, особенно анонимных, заканчивались угрозами и предупреждениями. Например, «если ты не будешь ничего делать с этим злодеем, то я буду писать дальше, и тебе тоже достанется».

Конечно, агрессивность, существовавшая в обществе, позволяла на самом деле решать очень многие проблемы, которые, казалось бы, не могут быть в пределах внимания власти, но та социальная мобильность, та возможность социального преуспеяния, которая открывалась благодаря репрессиям, конечно, позволяла этому режиму сохранять стабильность.

Очень сложной и драматической картине советской истории противостоит вторая часть сообщения про революционный романтизм. Для этого стоит обратиться к европейской истории, к романтизму, возникшему в Европе в конце XVII – начале XIX века, который тоже был связан с мировой скорбью «неоправдавшихся надежд французской революции». Одним из самых ярких романтиков был Джордж Гордон Байрон – символ свободного поведения, абсолютного неприятия покорности. Но для этого человека революция остается священной. Он считает, что «революция есть способ верный очистить мир от всякой скверны». И вот подобные надежды людей на то, что революция действительно сможет создать самое справедливое, самое совершенное социальное устройство, сохраняются и в Советском Союзе. Это является важным для тех людей, которые на это надеются, которые ориентируются на то, что СССР провозгласил новую веху, новый этап в истории, и социализм действительно должен быть построен. Но самым удивительным является то, что это искреннее желание превратить советскую страну в самую совершенную – очень активно используется властью, и в том числе в отношении красных партизан.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Плакат 30-х годов. «Зорко охраняй социалистический урожай»

Сохранились, например, специальные обращения к красным партизанам г. Перми, вернувшимся с военных сражений, чтобы они сохраняли эту бдительность, принципиальность уже на производственном фронте. С тех пор каждая сфера жизни общества определяется как фронт. Эта социалистическая бдительность, к сожалению, не позволяет людям ориентироваться на социальное взаимодействие, тем самым еще больше открывая пространство для властного вмешательства в социальную жизнь и общественную деятельность.

Люди, вернувшиеся с гражданской войны, считали необходимым очень подробно тщательно анализировать, что происходит в их городе, на их предприятии. Например, есть записи из дневника одного из таких активных участников гражданской войны Григория Чубарова – человека, который, вернувшись, работал в Нижнем Тагиле. Он пытается вмешиваться в производственные конфликты, активно отстаивает права рабочих, становится профсоюзным активистом и продолжает защищать права своих коллег по заводу. Тем не менее в 1926 году он делает вывод о том, что из партии нужно выходить: последний XIV съезд не оправдал его надежд, ибо на съезде была деструктивная дискуссия, в которой оппозиционерам не позволили выступить с программой, и этот раскол в партии он считает началом полной деградации всей советской системы. Осознавая, что не сможет больше никак повлиять на ситуацию, он пишет заявление и делает такой жест, который был недопустим в Советском Союзе и в Коммунистической Партии, он произносит слово «добровольно». Я добровольно больше не хочу являться членом этой коммунистической партии. И, конечно, этот поступок был сразу же оценен как антипартийный и антисоветский. Вся его боль выражена в таких словах: «Когда мы сражались за установление Советской власти, нам говорили, что капитализм угнетает рабочих, а при социализме рабочие будут жить лучше. Но в 1926 году мы не достигли даже того уровня, который был при царской власти». И как человек, прекрасно понимающий правила игры, он пишет: «остаюсь в ожидании оргвыводов». То есть он понимал, что может ожидать его дальше. Но предположим, что точно своей участи он представить не мог: партийный комитет завода, районный комитет организовали против Григория Чубарова самую настоящую кампанию. Против него были опубликованы несколько статей в местной газете, где отмечалось, что он не только занимается клеветой в отношении советской власти, но еще имеет и кулацкое прошлое, и многие другие обвинения, и Григорию пришлось защищать свою честь и, более того, и честь своей семьи, потому что и дед, и отец были в Красной гвардии. Сначала он был осужден в 1926 году, затем еще раз за это же самое в 1937 году. Когда в 1944 году он вернулся на завод, то через 2 года последовал новый указ о репрессировании всех троцкистов и других обвиненных людей на новые годы ссылки, в 1949-м его снова отправляют в исправительный лагерь.

И вот такие люди, которые действительно, во-первых, очень профессионально выполняли свою работу, и, во-вторых, были чрезвычайно активны и в организации выборной кампании, и даже в профсоюзной деятельности, как правило, они оказывались среди тех, кого репрессировали.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Агитация большевиков

Приметы нового времени

Важный аспект касается поведения советских людей. Часто в исторических исследованиях говорят о том, что советские люди, будучи чрезвычайно запуганными спецслужбами, вообще ничего не говорили. Но на самом деле сочинялись и частушки, и так называемые контрреволюционные песни, появилось множество новых пословиц и поговорок, либо были трансформированы какие-то старые пословицы и поговорки. Одна из частушек тоже абсолютно как бы нивелировала то, что было сделано за годы сталинских пятилеток: «Говорят, что Ленин умер, я его вчера видал: без штанов в одной рубахе пятилетку догонял».

Есть множество дел, где говорится о том, что были разорваны портреты Сталина – так люди выражали свое отношение к происходящему, по портретам вождей стреляли из рогаток, разрисовывали и так далее. Известно одно такое дело, где мужик, который во время раскулачивания потерял все, разрисовал портрет Сталина в то время, как его пасынок хвалил политику партии. Пасынок поступил так, как требовала социалистическая мораль – написал донос на отчима и тот был отправлен в лагеря.

Стоит отметить еще одну форму активности, которая даже не упоминается в российской исторической науке – это деятельность уличных комитетов. Для власти это неплохой вариант: люди сами должны были решать огромное количество проблем – строить тротуары, дороги, даже трамвайные пути, заниматься благоустройством и так далее. И во время этой деятельности очень часто люди задаются вопросом: зачем, собственно, была революция, если до 1917-го года мы жили лучше?

Советские люди многое сравнивали в своих разговорах с тем, что было до 1917 года и что есть сейчас. В том числе, например, можно встретить множество замечаний о том, как мастера прошлого относились даже к маленькой детали или гвоздику, которые валяются в цехе на полу – мастер подходил и поднимал. Сейчас этим новым социалистическим эффективным менеджерам ничего не нужно.

Единственный показатель, как считали советские люди, по которому советская Россия превзошла царский режим – это по количеству заключенных, что было очевидно по тому, как наполнялись камеры: 30 человек при царской России и 286 – при советской. Новым явлением становится строительство новых тюрем и даже временных филиалов тюрем – судебная система работала на полную катушку. Как именно это происходило – самый, наверное, сложный вопрос.

Существует мнение, что в то время всех обязательно подвергали физическим мерам воздействия, и только после этого люди подписывали те обвинения, которые им предъявлялись. На самом деле была гораздо более изощренная система. Следователи активно использовали советский патриотизм. Сначала человеку совершенно спокойно заявляли о том, что следственным органам известно, каким передовиком, каким настоящим советским человеком вы являетесь. Против вас нет никаких улик. Но советскому государству (или партии, социалистической родине – выражения были разные) требуются ваши показания, чтобы вы сказали, что вы германский шпион – нам нужно предъявить претензии Третьему рейху; что вы японский шпион – нам нужно предъявить и туда претензии. Очень многие люди соглашались. Особенно часто – из ленинской гвардии – они считали, что для успешного строительства социализма важнейшим является единство партии. Если сохранится единство партии, значит, мы сможем построить социализм.

По этой причине они соглашались подтверждать версию следствия о своих «преступлениях» даже на показательных процессах. Известен пример директора Уральского государственного университета – единственной женщины в истории университета, которая занимала этот пост – Зинаиды Тарбаковой. Она начала активно расширять учебные площади университета, приглашать ученых лекторов из Москвы и Ленинграда для того, чтобы поднять научный уровень, тем не менее, также была обвинена как враг народа. После того, как ей разрешили написать письмо родным, где она признается в том, что подписалась под всеми преступлениями, которых не совершала, чтобы выйти из тюрьмы, она была расстреляна. И таких историй действительно было большинство.

Но среди арестованных было много и тех, кто, напротив, отказывался от любого сотрудничества со спецслужбами и считал необходимым сохранять свою честность перед партией и перед социалистической родиной. Например, молодой журналист Николай Шелегов. Он очень долго находился в тюремном заключении, ему активно предлагали сотрудничество со следователями, но он категорически против этого возражал. В своей последней записке, которая, естественно, осталась в его деле и не была доставлена родным, он просит извинения за принесенные страдания, но отмечает, что не может поступить по-другому, потому что он считает себя советским патриотом. Результат – тот же, высшая мера наказания.

Это краткие заметки, но из них видно, что людям действительно приходилось делать выбор между жизнью и смертью. Многие из них решались на активные действия, в том числе на распространение листовок. В одной из них подчеркивается, в чем состоит «новизна», «прогрессивность» советской политической системы. Автор характеризует Сталина как нового тирана, кроме того, он обращает внимание на то, что сами люди совершили ту революцию, жертвой которой они теперь являются. Но так же, как и Лев Троцкий, он надеется на новую революцию, которая принесет реальное счастье людям. Эти надежды не были реализованы, и для советских людей еще на очень долгое время сохранилась эта ситуация: с одной стороны – трагедии, с другой стороны – надежды на все-таки возможное счастливое будущее. И трагедии, и надежды остались в истории большинства семей как важная часть не только этой маленькой локальной истории, но и истории страны.