×

20 лет спустя

Дежурный редактор «Стола» размышляет о роли личности президента в российской истории
+

В конце минувшей недели страна отметила 20-летие пребывания Владимира Путина у власти: в ночь с 9 на 10 августа 1999 года президент Борис Ельцин назначил тогда ещё мало кому известного директора ФСБ на пост председателя правительства России.

Сам юбиляр этот праздник отметил символически – устроив покатушки с байкерами в Крыму и посетив международное байк-шоу «Тень Вавилона».

Между тем юбилей Путина оставил в тени не менее важное, как мне кажется, событие: ровно 20 лет назад в Ботлихском районе Дагестана началась война со вторгшимися  со стороны Чечни бандформированиями, которые по своему оснащению больше напоминали уже не партизанские отряды времён первой чеченской, но хорошо вооружённую и отлично экипированную армию вторжения с заранее развёрнутыми коммуникациями и базами снабжения. Руководили походом на Дагестан известные полевые командиры: эмиссар «Аль-Каиды» аль Хаттаб по прозвищу «Серный Араб», террорист Шамиль Басаев и так называемый «президент Ичкерии» Аслан Масхадов.

Конечно, сегодня в среде оппозиции популярна конспирологическая теория о том, что события в Дагестане были инспирированы извне – дескать, это была своего рода «маленькая победоносная война» для избрания Путина, и устроил эту войну олигарх Борис Березовский, позвонивший своим давним бизнес-партнёрам Басаеву и  Масхадову, которые и согласились за несколько миллионов долларов поработать имиджмейкерами чекиста Путина. Что ж, не будем спорить. Отметим только, что сами чеченские боевики к вторжению в Дагестан готовились весьма серьёзно, причём начали подготовку задолго до того, как бывший питерский чиновник Путин переехал в Москву. Басаев и Масхадов действительно хотели оторвать у России весь Северный Кавказ, и в других условиях этот поход вполне мог бы поджечь весь регион. Кроме того, если гипотетически и допустить реальность данной конспирологической схемы, то, выходит, президент Путин был абсолютно прав, отрешив от власти в России Березовского и ему подобных олигархов, способных по собственному желанию устраивать в России войны.

В то же время население России и без всяких войн было готово принять власть «сильной руки». Вспомним новости августа 99 года: многие регионы из-за кризиса неплатежей (помните, что это такое?) находятся в состоянии энергетического кризиса, бензин и основные продукты питания с начала года подорожали в два раза, в ряде российских регионов проходят забастовки коммунальщиков, протестующих из-за гигантских долгов по зарплате, а из-за бездействия коммунальных служб в ряде регионов отмечена вспышка холеры. Свирепствует и бешенство среди разросшихся стай бродячих собак: практически из каждого города приходят сигналы о нападениях одичавших собак на людей, в том числе детей и пенсионеров. И практически все политологи в конце 90-х только и размышляли о том, когда же в России появится наш «русский Пиночет», который поднимет экономику, обуздает коммунистический реванш и наведёт в стране элементарный порядок.

Что ж, ну вот «русский Пиночет» и пришёл.

Конечно, отечественный диктатор в итоге оказался не совсем таким, как мечталось иным политологам, но в этом же и состоит суть диктатора: он поступает всегда так, как это выгодно ему самому, а не каким-то там прекраснодушным мечтателям.

* * *

Конечно, в связи с юбилеем Путина крайне соблазнительно задуматься и о роли господина Путина в российской истории – вернее, вообще о роли личности в истории и политике. И о том, что было бы с Россией, если бы в августе 1999 года Борис Ельцин указал на другого преемника?

Допустим, на «киндер-сюрприза» Сергея Кириенко, также побывавшего в премьерах, или даже на Бориса Немцова?

Что ж, ответ очевиден: от смены фамилии президента жизнь в России практически бы не изменилась.

Экономика России как тогда, так и сейчас в основном зависит от сырьевой ренты и курса барреля нефти, то есть макроэкономическое положение страны вообще никак не зависит от личности президента. Да, возразят мне, Россия в последнее десятилетие стала мировым лидером по экспорту зерна, у нас заметный рост по экспорту вооружения и машиностроения, но с большой долей вероятности рост этих отраслей наблюдался бы и при президенте Немцове, и при президенте Кириенко. По большому счёту, жизнь в России тогда и сейчас отличается лишь развитием интернета, что, согласитесь, тоже никак не зависит от фамилии президента.

Сохранились бы и все основные политические тренды. Волна реформ, начавшаяся в начале 90-х, к концу десятилетия уже иссякла. Общество требовало стабильности, предсказуемости и избавления от всех одиозных персонажей смутного времени – и болтунов-«дерьмократов», и бандитов-беспредельщиков в спортивных костюмах. Причём бандиты и сами понимали, что их век недолог, и поэтому всеми силами они старались вписаться в новую систему бюрократической стабилизации, то есть сводили татуировки, покупали итальянские костюмы и депутатские мандаты.

Таким же неизбежным был и процесс обуздания регионального сепаратизма, включая чеченский, и создание жёсткой «вертикали власти».

Более того, и Кириенко, и Немцов, и даже сама Валерия Ильинична Новодворская, став в 2000 году президентом, начали бы свою деятельность именно с подчинения СМИ и выдавливания олигархов из медиасферы. Потому что ни один государственный чиновник в здравом рассудке не потерпит существования в государстве неподконтрольной ему силы, способной за несколько месяцев раскрутить никому не известного серенького чиновника из Петербурга до масштабов обожаемого отца и спасителя нации.

Любой президент попытался бы подчинить себе нефтяных баронов и добивался бы уплаты налогов

Наконец, любой президент попытался бы подчинить себе нефтяных баронов и добивался бы уплаты налогов.

Конечно, не факт, что у Кириенко и Немцова получилось бы столь же дерзко провернуть «дело ЮКОСа», ну так и у Путина не всё вышло гладко. Но в политике ведь главное – не что и как вышло, а как рассказали об этом по телевидению.

Даже и внешнеполитический вектор развития страны, по большому счёту, практически не зависит от первого лица: напомним, что этот вовсе не Путин, но Примаков развернул Россию от «западничества» к «державничеству». Страна приветствовала и разворот «самолёта Примакова» над Атлантикой, и долгожданный марш российских десантников в Косово. Более того, антизападная политика была совершенно закономерно подогрета и самим бешеным ростом экономики на нефтедолларах, когда Россия как конкурент включилась в борьбу за энергетические рынки.

Возможно, ни Кириенко, ни Немцов не произносили бы «Мюнхенских речей», но всё равно они были бы вынуждены заигрывать с «державниками» и «националистами», потому что любой политик знает, что не стоит плевать против ветра и не обращать внимания на доминирующие настроения. В то же время каждый из них под патриотический бубнёж проводил бы на деле либеральную экономическую политику – примерно такую же, как проводит и Путин, с уменьшением ответственности государственных органов власти за социальную политику, с повышением пенсионного возраста и проч. (Суть либерализма, открою я вам секрет, заключается в уменьшении роли государства во всех сферах жизни общества, включая здравоохранение и образование, а вот свобода прессы является хоть и частой, но вовсе не обязательной составляющей либерализма.)

Итак, что же остаётся в сухом остатке?

Только пиар, погружения в батискафе и бесконечная трескотня в эфире.

* * *

Что ж, осознав, насколько невелика роль президентов в реальной жизни обычных людей, стоит подумать и о том, какие события нашего с вами 2019 года будут вспоминать в России через 20 лет – в 2039 году?

Вне всякого сомнения, в памяти народной останется трагедия в Архангельской области на полигоне ВМФ РФ близ села Ненокса: в результате взрыва некоего экспериментального двигателя для экспериментальной ракеты погибло пятеро сотрудников госкорпорации «Росатом», ещё трое получили травмы и ожоги различной степени тяжести.

«Трагедия произошла в период работ, связанных с инженерно-техническим сопровождением изотопных источников питания на жидкостной двигательной установке, – сообщили в ”Росатоме“. – По стечению обстоятельств в момент возгорания сотрудники ”Росатома“ осуществляли проверку изотопных источников питания, разработанных для жидкостной реактивной установки».

Чуть позже «Росатом» назвал имена погибших сотрудников. Это учёные Саровского центра, то есть Российского федерального ядерного центра – Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ) Алексей Вьюшин, Евгений Коратаев, Вячеслав Липшев, Сергей Пичугин и Владислав Яновский.

Руководителем научно-испытательной группы на полигоне в Неноксе был 40-летний инженер Вячеслав Липшев. Его заместителем был старейший сотрудник Саровского центра 71-летний Владислав Яновский: физик с мировым именем, который более 47 лет работал в центре.

Самым же известным учёным был 43-летний Алексей Вьюшин, участник многих международных научных проектов. По его разработкам в том числе был создан спектрометр фотонов высоких энергий для экспериментов на Большом адронном коллайдере в швейцарском ЦЕРНе.

Как заявил директор центра Валентин Костюков, учёные погибли как настоящие герои, пытаясь предотвратить катастрофу:

– По предварительному анализу, мы видели и чувствовали, что они боролись за то, чтобы взять ситуацию в руки. Но, к сожалению, это не удалось.

«Стол» присоединяется к соболезнованиям в адрес учёных.

* * *

Возможно, вспомнят и протесты, ведь последний митинг на Площади Сахарова за допуск кандидата на выборы в Московскую городскую думу собрал, по данным «Белого счётчика», 47 тысяч человек – по большей части молодых людей в  возрасте до 20 лет.

Для нынешнего поколения молодёжи бороться с Путиным так же естественно, как для всех молодых людей мира бороться за независимость от родителей

Что ж, протестные мотивы молодёжи понятны: в России уже выросло целое поколение, не знающее иного «отца нации», чем Путин. Они родились, пошли в детсад, окончили школу, пошли работать или учиться в вуз – и всё это время у власти был Путин, вечный и несменяемый. И для нынешнего поколения молодёжи бороться с Путиным так же естественно, как для всех молодых людей мира бороться за независимость от родителей. И в этом плане российский президент просто является уникальным объектом сублимации подавленных психо-эмоциональных подростковых комплексов целой страны. Пожалуй, российским психологам стоило бы бить тревогу, если бы наши юноши сегодня не пытались свергнуть Путина с пьедестала.

С другой стороны, куда больше опасений вызывает подростковый инфантилизм самих лидеров оппозиции, которые называют всех не согласных с их точкой зрения «дебилами» и «насекомыми». Например, глава предвыборного штаба Алексея Навального Леонид Волков мечтает о будущем суде над менеджерами из Парка Горького: видите ли, фестиваль Meat&Beat помешал им собрать на митинг ещё больше народа.

У философа Григория Померанца в книге «Страстная односторонность и бесстрастие духа» есть замечательные слова: «Дьявол начинается с пены на губах ангела, вступившего в бой за святое правое дело. Всё превращается в прах – и люди, и системы. Но вечен дух ненависти в борьбе за правое дело. И благодаря ему зло на Земле не имеет конца…»

Возможно, именно из-за такой «оппозиции» Путин у нас и правит 20 лет?