×

2014: потери и приобретения

Экономист Руслан Гринберг на днях заявил, что наступающий год будет “средним”: хуже, чем уходящий, но лучше, чем последующий. Иными словами, мы, то замедляясь, то ускоряясь, продолжаем движение вниз, и продлится это падение не один год
+

Все помнят “черный” понедельник 16 декабря, когда биржевой курс евро достиг 100 рублей, доллара – 80 рублей, а ценники в магазинах стали спешно переписывать в у.е. Люди бросились скупать остатки валюты в обменниках, опасаясь, что через день она будет стоит уже 200 и 160 рублей соответственно.

Через неделю курс валют упал до 67 и 53 рублей. В убытке оказались все: и те, кто купил евро за 100, и те, кто ничего не покупал, – в убытке прежде всего потому, что зарплаты у всех рассчитывались в период, когда доллар стоил не больше 32, а евро 50.

В последние дни уходящего года, после недельной стабилизации, валюта опять начала расти. В экспертных кругах не исключают, что “черный понедельник” в скором времени повторится и, возможно, не раз. Эти ожидания связаны с грядущей отставкой правительства, о которой сейчас говорят как об уже свершившемся факте. Якобы Наталья Тимакова, пресс-секретарь премьер-министра Дмитрия Медведева, уже написала для него прощальную речь, где он приносит извинения за то, что правительство не справилось с кризисом, и желает нам всего хорошего. Вслед за этим курсы валют неизбежно взлетят высоко вверх.

За их полетом можно следить, можно не следить, – по большому счету, это ничего не изменит. Треть своей зарплаты мы все уже потеряли, после Нового года потеряем еще больше. Кто-то копил на машину, кто-то на квартиру, кто-то на учебу детей, а кто-то на лечение. Большинство же ни на что не копило, а просто выживало, и выживать теперь станет сложнее. Сегодня, как никогда за весь период стабильности, перед нами раскрылась простая истина: все наши деньги, зарплаты, накопления – большие или маленькие, или даже ничтожные – они не наши и нашими не были. Как не наши и все наши планы.

290985_600 Медиапроект s-t-o-l.com

Руслан Гринберг

И касается это не только денег. Главное приобретение уходящего года, Крым, который еще весной был неоспоримо «наш», теперь фактически таковым не является. Амбициозный проект моста через Керченский пролив с треском провалился, поезда через Украину в Крым больше не ходят. Парадоксально, но когда Крым был «не наш», попасть туда было легче. Сегодня же, помимо блокады, полуострову грозит еще и блэкаут: Киев в любой момент может его обесточить, и мы едва ли сможем нашим крымчанам чем-то помочь.

Вообще у любого притяжательного местоимения есть два параллельных смысла. Произнося «мой» или «наш», мы всегда подразумеваем либо тот, либо другой смысл, но очень редко оба вместе. Более распространенный и понятный смысл – это обладание: мой, принадлежащий мне по праву, лучше, чем у других, никому не дам. Но есть и другой «мой» – за него я в ответе, его люблю и оберегаю, готов претерпеть за него унижение и даже отдать жизнь.

Моя земля, моя нация, моя вера – эти слова в прошедшем году повторялись чаще, чем обычно, и не только с экрана телевизоров. Насколько ответственно мы их произносили, покажет очередной «черный» понедельник, когда даже колеблющимся станет совершенно ясно, что все «моё» в первом значении – иллюзия. Еще несколько неосторожных скачков курса на бирже – и от иллюзии ничего не останется. Вопрос в том, с чем останемся мы.