×

8 марта – это разрыв френдленты

Как прожить 8 марта и уцелеть? Главный редактор «Стола» задает 8 назревших вопросов по этому празднику.
+

Трудно судить о происходящем вокруг по ленте собственного facebook. Особенно для журналиста. Это как писать о политике Кремля на основании вида из собственного окна. Вспоминаете стихи Сергея Михалкова?

Но повод для разговора facebook дает вполне. Поэтому я не буду строить гипотез, но постараюсь сформулировать вопросы к происходящему. Этакая проверка реальности на прочность.

  1. Международный женский день – это уже давно повод для шуток. Солидарность мужчин зашкаливает именно 8 марта, а никак не 23 февраля. Но год от года я вижу, как нарастает вопрос: чего, собственно, празднуем?
  2. Этот вопрос, как мне кажется, имеет развитие. От бытового недовольства в связи с мнимой эмансипацией до антропологического сюжета. Нет ли ощущения, что раньше мужики просто кряхтели и бубнили, а теперь подтянули матчасть и мечут козыри на сукно? Дескать, вот вам и пиковая дама Клара, а вот и червовая Роза, но при чем тут наши милые барышни? А в связи с известным юбилеем ещё и вспоминают, что именно «бабьи вопли» в хлебных хвостах разбудили мужицкий бунт и зачали февральскую революцию. Мол, доорались, довыступались? Где те мужики теперь? Революция скушала одних, «как чушка своего поросенка», Гражданская война и голодомор забрали других, 1937 год подчистил оставшихся, а Вторая мировая война тщательно вымела избу. И где тут повод для праздничка?
  3. Следующий пункт точно имеет налет моей френдленты, но я все же спрошу. Да, в христианстве есть императив, который в тысячу раз сильнее эмансипации. Апостол Павел пишет, что во Христе нет ни социальных различий, ни национальных, «ни мужеского пола, ни женского». Это было задолго до того, как большевики и социалисты стали воровать христианские идеи и очищать их от Бога. Но можно ли возвращать их в таком же порядке, как их отнимали? Можно ли этим отменять государственный праздник? Убедительно ли это для тех, кого вы по этой причине не поздравили?
  4. Наравне с этим я спрошу и у женщин. А вы вообще не расстраиваетесь от того, что в году выделен только один специальный день для особого к вам внимания? Не будет ли это отменой самой идеи эмансипации? Такой шуткой с грохочущим хохотом истории?
  5. Правильно ли я понимаю, что государству нужен этот праздник? И ещё много таких же спорных по своей сути, но привычных народу дней того или сего. Это же скрепа, да?
  6. А нам нужен повод для радости и внимания, когда мы волей-неволей поздравляем коллег, мам, детей, да?
  7. Вот ещё один спорный момент, который принесли мне социальные сети. Сегодня вопрос о том, праздновать или не праздновать 8 марта, – это вопрос позиции человека. Это сквозит в пафосе высказываний и категоричности суждений. Трудно идти против сложившихся правил. Приходится что-то доказывать, как-то обосновывать. Медиа вообще изящно обошли этот ценностный конфликт между смыслом и привычкой: первая мартовская декада была обильно сдобрена материалами о природе феминизма. А можно ли обойтись здесь без конфликта? Или он неизбежен, так как за ним непременно будет маячить обычное нежелание мужчин что-то из себя изображать, чтобы кому-то угождать?
  8. Что важнее: повод для праздника или его смысл?

Мне кажется, что ответ на последний вопрос для каждого определит и его отношение ко всему остальному. Но только не к женщинам, конечно. Ведь человек – это не просто мозаика из причин, следствий, целей и задач. Или нет?