×
Рантье, монахи РПЦ и домохозяйки могут угодить под статью «тунеядство»
+

Аббревиатура БОРЗ означает лицо «без определенного рода занятий». В советское время так называли тунеядцев – людей, не желавших, с точки зрения советского государства, трудиться на благо отечества. В СССР тунеядство было уголовно наказуемо с 1961 по 1991 год.
Депутат законодательного собрания Санкт-Петербурга Андрей Анохин предложил Госдуме возродить давно забытую практику и дополнить Трудовой кодекс статьей, наказывающей исправительными работами сроком до одного года всех россиян, «уклоняющихся от трудоустройства свыше шести месяцев при наличии подходящей работы». По мысли законодателя, тунеядцами следует считать всех безработных, которые состоят на бирже труда и более полугода отказываются от вакансий, а также тех, кто официально не работает и на бирже не состоит. «Труд – это почетная обязанность, социальная ответственность граждан», – подчеркивает парламентарий и сокрушается, что огромное количество граждан «находится в тени, кто-то живет от сдачи квартир, кто-то не работает принципиально и сидит на шее у своих родителей». Интересно, что возрождая советские методы воспитания граждан, Анохин вполне логично должен был обратить внимание на церковь, где, следуя такой логике, тунеядцев хоть отбавляй. В интервью Слону глава юридической службы Московской Патриархии Ксения Чернега рассказала, что в РПЦ «есть большой блок отношений, связанных с безвозмездным трудом. Так как религиозные организации традиционно используют труд волонтеров, а согласно Трудовому кодексу трудовые договоры заключаются только с теми, кто получает зарплату», – отмечает Чернега. При этом с теми, кто работает в церкви на постоянной основе, РПЦ заключает договора, но опять же далеко не со всеми. «Монахи в монастырях трудятся на постоянной основе, но делают это безвозмездно. И никаких трудовых договоров мы с ними не заключаем и не будем».
Монахи, люди, живущие за счет сдачи квартир, фрилансеры и художники, домохозяйки и уличные музыканты – депутат Анохин заочно зачислил в свою будущую трудовую армию порядка 20 миллионов россиян.
«Я даже знаю, как будет называться этот закон, если его, не дай Бог, примут – “закон Иосифа Бродского”, – рассуждает депутат от «Яблока» Борис Вишневский. – Он не смог доказать, что написание стихов – это труд». По его мнению, подобные законопроекты наносят удар по репутации петербургских законодателей, которые не стесняются представлять свои инициативы на суд Федерального Собрания. Вообще основные трезвые возмущения общественных деятелей сводятся к тому, что авторитарные меры в вопросах труда всегда обречены на провал. Человека с детства нужно воспитывать так, чтобы он умел и хотел трудиться. Модный нынче философ Николай Бердяев писал на этот счет, что «человек по замыслу о нем призван к труду, к творческой переработке человеческим духом природных стихий. Творческий труд дает человеку царственное положение в природе, но трагизм в том, что труд не всегда бывает творческим, и огромная масса человечества обречена на нетворческий, рабский труд».
Добавим, что для того, чтобы внести поправку о рабском труде в РФ, нужно сначала нарушить Конституцию, по которой труд является правом, но не обязанностью. А затем – конвенцию Международной организации труда, которую ратифицировала Россия.