×

Чеченское зазеркалье

На минувшей неделе с новой силой вспыхнул «кавказский вопрос», который в последние годы все более и более приобретал очертания «чеченской проблемы». 23 апреля грозненское телевидение, а за ним и другие российские СМИ распространили заявление главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова, в котором он призывает местных полицейских стрелять на поражение по своим коллегам из других регионов, если те внезапно появятся на чеченской территории
+

«Я официально заявляю, если без вашего ведома на вашей территории появляется, не имеет значения – будь москвич или ставропольчанин – открыть огонь на поражение, – потребовал Кадыров. – С нами должны считаться. <…> Если вы хозяева своей территории, то должны контролировать».

Эти слова были реакцией на инцидент в Грозном 19 апреля, когда в результате спецоперации был убит уроженец Чечни Джамбулат Дадаев, находившийся в федеральном розыске по делу о нападении на жителя Ставрополя. Операцию проводили ставропольские полицейские, которые, как утверждает Кадыров, не предупредили об этом местную полицию. Ставропольцы настаивают, что предупредили, но это уже не столь важно.

Особая территория

О том, какой ценой досталась России победа в чеченской войне, знают все, но говорить об этом с высоких трибун не принято. Формула мира в этом регионе – лояльность в обмен на особый статус. «Особый статус» означает жизнь по своим законам, не прописанным ни в одном документе. Глава Чечни получил право поддерживать порядок в республике любыми доступными ему средствами.
Высшими ценностями были объявлены порядок и целостность страны, на них это право и основывалось. Человеческая жизнь, а уж тем более «права человека» как ценность были отодвинуты на периферию. Война с боевиками в Чечне (официально она завершилась только в 2009 году) сопровождалась войной с правозащитниками, которые привлекали внимание общества к тому, что предполагаемых преступников в республике уничтожают без суда и следствия. В этой параллельной войне погибла журналистка «Новой газеты» Анна Политковская.
Война закончилась, но особый статус за регионом остался. Этот статус очень точно был обозначен словами Кадырова, обращенными к силовикам: «ваша территория».

На днях по телевидению была показана очередная история проданного в рабство в Чечню подростка. Он пас в горах скот, одни хозяева перепродавали его другим. Несколько раз невольник сбегал, просил помощи у местной полиции, но его возвращали обратно или перепродавали: «правоохранители» здесь охраняют только своих, а он чужой. Вырваться на волю удалось по счастливой случайности. В один из своих побегов он набрел на полицейских, командированных из другого региона. Истории, подобные этой, типичны для тех мест.

«Тяжкое преступление, но…»

Кадыров всегда был популярным ньюсмейкером благодаря своим эпатажным выходкам. Но сегодня глава Чечни уже практически отбросил шутовскую маску. Вот уже несколько месяцев он публично реагирует на все громкие события в России и в мире, транслируя ценностный ряд, который оказался интересен и близок не только чеченской аудитории.
В конце прошлого года глава Чечни пообещал выдворять родственников боевиков из республики, а их дома ровнять с землей.

В январе 2015 года фактически поддержал расстрел редакции французского журнала «Шарли Эбдо». «Пришло время публично высказать своё отношение к безнравственным поступкам авторов французского журнала и тех сил, которые их к этому подталкивают. Нами принято решение провести народную манифестацию с осуждением этих действий», – заявил он.
В марте назвал предполагаемых убийц политика Бориса Немцова патриотами: «В любом случае, если суд подтвердит вину Дадаева, то, убив человека, он совершил тяжкое преступление. Но хочу снова отметить, что он не мог сделать и шага против России, ради которой многие годы рисковал собственной жизнью».
Следующим по счету громким заявлением стал призыв стрелять по «чужим» силовикам.

Вперёд
БОРЗ