×

Что правда – вдохновляет

Маркетинговые исследования стремятся угадать, какой редкий товар (или его подача) будут востребованы в ближайшем будущем. Сегодня выходит, что таким «товаром» является правда – что во всех смыслах показательно
+

Одно из известных маркетинговых агентств со штаб-квартирой в Нью-Йорке Wunderman Thompson опубликовало своё очередное глобальное исследование трендов потребительского поведения. Все дежурные слова про ковид, ответственное поведение и проч. как нашу новую реальность произнесены, но не эти соображения оказались во главе угла. По мысли авторов, «правда как источник вдохновения стала важнейшим открытием текущего исследования: подавляющее большинство респондентов (85 %) призналось, что их очень мотивирует возможность узнать “реальную правду” (real truth) о творящемся в мире». Причём запрос на такое знание, как уверяют маркетологи, присутствует во всех возрастных когортах, включая молодёжь, выросшую уже в эпоху пост-правды. 

Оговоримся заранее: авторы изучали глобальные тренды на основе весьма скромной выборки. В число 16 000 опрошенных попали только жители четырёх стран: США, Великобритании, Бразилии и Китая. России в списке не было, что, однако, не помешает нашим маркетологам воспользоваться предложенными данными. 

«Вся практика подобных глобальных исследований показывает, что российские показатели близки к “среднемировым”, – пояснил “Столу” Игорь Березин, президент Гильдии маркетологов. – По крайней мере так было на протяжении многих последних лет, когда Ромир проводил в России нашу часть тех же глобальных панелей Гэллап. Наш соотечественник, по маркетинговым меркам, – как бы “средний землянин”, где-то посередине между американцем и китайцем».

И к «правде» может относиться соответственно. Интересно, впрочем, что социологов, в отличие от маркетологов, эта категория до последнего времени мало волновала: на фоне сотен опросов про доверие, одобрение чего-либо, ощущение удовлетворённости и счастья, профессиональный разговор об отношении россиян к правде/правдивости, источниках их вдохновения и мотивации практически не ведётся – слишком абстрактные категории. «Не случайно о “силе правды” в отечественном контексте больше говорят художественные образы, чем научные работы, – полагает Игорь Березин. – И многие производители пытаются использовать эту силу, апеллируя к правде и справедливости: ставя свои имена на продукцию (как гарантии личного поручительства), предлагая лозунги вроде “слово молочника” и т.д. Тоска по “вере на слово”, определённо, присутствует».

Wunderman Thompson уверяют, между тем, что запрос на правду очень показателен, поскольку положительно коррелирует со многими другими впечатляющими характеристиками респондентов. В частности, ценители правды чаще, чем кто-либо другой (92 %), считают вдохновение важнейшей составляющей своей жизни, и напротив, – те, кто ценит правду крайне низко, сообщают, во-первых, что редко испытывают вдохновение, во-вторых, в целом переживают меньше позитивных эмоций, и в-третьих, чувствуют себя менее уверенно. «Запрос на правду, – делают вывод авторы исследования, – по-видимому, выступает в качестве стимулирующего человека фактора».

Иными словами, потеря «чувства правды» сродни потери обоняния, столь мучительной при ковиде: мир остаётся в своих границах, но перестаёт быть по-настоящему привлекательным. Дискуссия о том, можно ли жить в мире пост-правды по-настоящему и оставаться при этом вдохновлённым такой перспективой, остаётся открытой: удивительно, что уверенное «нельзя» в данном случае говорят не философы, а люди рынка и продаж. Даже учитывая всю спекулятивность подобного разговора, как и всякого разговора о ценностях и установках, вброс совершён: оказывается, «продаваться», быть желанным может не только постмодернистский лозунг «всё сложно» и «бесполезно разбираться», но и традиционный запрос на познание сути вещей и того, как дела «на самом деле». 

«Мы, конечно, не проводили исследований о вдохновении, – комментирует выводы маркетингового отчёта социолог Алексей Левинсон. – Что касается вопросов о правде (исторической правде), большинство россиян говорит, что она нужна. Большинство же считает, что начальники скрывают правду от народа. Опыт наших исследований по иерархии ценностей позволяет предполагать, что молодые россияне, наверное, будут ценить правду как ценность несколько выше, чем пожилые, но и те и другие на первые места будут ставить здоровье близких, заботу государства о людях, экономическую стабильность. Ценности свободы, прав и свобод личности и, я думаю, правды будут во второй половине списка. Если бы мы вели разговор о правде в эпоху гласности, она была бы на первых местах».

Не исключено, что запрос на правду коррелирует ещё и с желанием общества проснуться, поэтому особенно заметен в определённые периоды, которые нет-нет, да и случаются в истории страны. Скажем, согласно Национальному корпусу русского языка, о «правде» по-русски особенно много писали в эпоху Николая I (запомнившегося интеллектуальным кругам реакционной атмосферой), а также на излёте Советского Союза. Может, заговорят о ней и вновь. 

Включить уведомления    Да Нет