×

Чужая боль

В соцсетях завязалась полемика: что такое «скорбь» и зачем нужен траур
+

В соцсетях завязалась полемика: что такое «скорбь» и зачем нужен траур

Страшнейшая авиакатастрофа в российской истории совпала с одним из самых бесшабашных и легкомысленных праздников в году – Хэллоуином. Как реагировать на трагедию, когда она как бы не твоя, каждый решал для себя лично.

«Куда, куда любимые уходят?»

За минувшие два дня в соцсетях появилось много стихотворений, незамысловатых, но добрых. Одно из них (неизвестного автора) приобрело необычайную популярность, вот самый цитируемый отрывок:

Их не вернуть. Оттуда – не приходят.
Живым остались слезы, боль сердец.
Куда, куда любимые уходят?
И смерть – вовсе не конец иль конец?

О, пусть живых коснутся эти строки.
Пусть они помнят: жизнь – так коротка.
Случайности, болезни, катастрофы –
И снова смерти жесткая рука.

Душа, душа где после смерти будет?
Куда ведет дорога – в рай иль в ад?
Молитесь Господу при жизни, люди,
Чтоб бросить к небесам последний взгляд.

«Дарина – главный пассажир»

Еще одно теплое стихотворение (автор тоже неизвестен) посвящено погибшей 10-месячной Дарине:

Подвел октябрь свой итог…
Остался только эпилог…
Весь Питер залился слезами…
Та девочка в окне перед глазами…
За что же с ними так судьба…
Ведь впереди вся жизнь была…
Пусть спят спокойно эти люди…
Скорбеть и помнить долго будем…
А мама правду ведь сказала…
Когда под фото подписала…
И пусть запомнит этот мир…
Дарина – главный пассажир.

«Дорожите друг другом»

Для кого-то эта трагедия послужила поводом оглянуться на свою жизнь.

«Задумайтесь над своей жизнью, – пишет Катя Гезалова. – Вот прямо сейчас. Какие эмоции вас наполняют? Что в вашей душе? Как много черноты. Мы выплескиваем ее на близких, ежедневно, ежечасно без страха и совести. Мы кричим, обвиняем, бросаем, обижаемся на тех, кто занимает значимое место в наших сердцах. <…> А что, если завтра они не вернутся домой? <…> Мы тратим отношения с дорогими людьми на ссоры, обиды, злость… А что, если попросить прощения и простить завтра не будет возможности? Или сказать “я тебя люблю”, обнять и почувствовать тепло близкого человека? Задумайтесь над этим, пожалуйста. Не тратьте свою жизнь на то, что может только разрушить и разбить. Попросите прощения у друга, с которым не общаетесь уже год, поцелуйте любимого/ую перед сном, скажите родителям, как вы им благодарны за то, что у вас есть. Потому что судьба не станет ждать, когда у вас будет, наконец, на это свободная минутка.

Светлая память погибшим в катастрофе в Египте и глубочайшие соболезнования их семьям. Мы все скорбим вместе с вами.

Дорожите друг другом».

«Боже! Куда ты смотришь!»

Некоторые с болью и недоумением укоряют Бога.

«Катастрофа авиалайнера – боль всей страны, – пишет Марина Мухортова. Боль жуткая… гибель семей и детей… не передать… Скорбим… Боже! Куда ты смотришь!»

«День эмоционального поста»

Были попытки понять, в чем смысл траура по людям, которых ты никогда не встречал.

«Я всегда воспринимала траур не как черную одежду или как какие-то формально сказанные слова, – размышляет Екатерина Винокурова. – Это такой день эмоционального поста, когда дело не только в отмененных вечеринках, но и в самоконтроле. Когда можешь вот не умножить ненависть, не разбудить или не тиражировать чужую – не тиражируй. Сходи в церковь, съезди к родителям, помоги кому-то, но – тихо, потому что это – траур и скорбь.
Что касается постов в соцсетях, мне единственно правильным кажется очень простой подход. Представьте себе, что на вас случайно подписан кто-то из родственников погибших, и что он зачем-то открыл френдленту и смотрит в нее пустыми от горя глазами. И именно он увидит вашу запись, а от вас зависит, что он в ней найдет – какие-то случайно верные слова поддержки, или что-то иное.
 Выражаю глубокие соболезнования родным и близким погибших».

«Хотели бы эти 224 погибших, чтобы ради них отменили Хэллоуин?»

Встречалась и другая реакция. Валерия Савельева, например, очень искусило замечание Патриарха о том, что некоторые ночные клубы, несмотря на траур, «буйно праздновали» Хэллоуин. Он вступает в полемику:

«Трагедия на Синае – еще один повод запретить Хэллоуин. У нас же традиционалисты давно к этому празднику подбираются.
 Не наш, и вообще, бесовщина <…> А тут такой повод: катастрофа самолета, объявленный общенациональный траур, а некоторые безответственные граждане посмели наряжаться и бесноваться. <…> Действительно, люди погибли. Действительно, горе. Только ведь даже с горем и страхом каждый по-своему справляется. Кто-то богу молится и свечи жжет. Кто-то напивается. Кто-то плачет. Кто-то буйно веселится – во славу жизни, так сказать. Хотели бы эти 224 погибших, чтобы ради них отменили Хэллоуин? Стало бы им от этого легче умирать? Вряд ли. <…> За что бог должен наказывать людей, наряжавшихся на Хэллоуин и отмечавших его в барах?

Ну, кроме того, что они участвовали в каком-то чуждом, неправославном, западном действе? Может быть, это помешало кому-то – тем, кто испытывал скорбь – скорбеть по погибшим? В чем грех?»

«Человеческая жизнь должна быть комфортной, радостной и беззаботной»

А некоторые всерьез считают, что скорбь – противоестественное состояние человека.

«Когда от человека требуют скорбеть, то это попахивает маразмом, – считает Павел Силенко. – Скорбеть человека невозможно заставить. Можно только напомнить о каком-то трагическом событии, предложить задуматься, сделать какие-то выводы, помянуть людей, но нельзя заставить. В противном случае это будет лицемерием. Когда в Северной Корее людей заставляют оплакивать Ким Чен Ына, это мало чем отличается от явления, когда политизированная общественность, неважно каких взглядов она придерживается, заставляет скорбеть людей о жертвах некой авиакатастрофы, начинает обвинять других в праздном поведении и т.д. И то и другое являются проявлениями тоталитаризма: авторитарного ли или общественного-демократического, когда используются приемы коллективного давления. Люди могли просто не слышать об этом событии, их вины в произошедшем нет. Это некрасиво и по отношению к памяти жертв: вместо того, чтобы помолчать, помянуть людей, ханжи начинают кидаться с обвинениями и морально кушать живых людей. Безусловно, таких катастроф быть должно как можно меньше. Но жизнь продолжается, человеческая жизнь должна быть комфортной, радостной и беззаботной. Люди к этому стремятся. И это естественное стремление человека, на пути которого могут стоять некие естественные (природные) или искусственные факторы…»