×

Дом-призрак в Пречистенском переулке

В первой части нашего расследования мы рассказали о пропаже человека, Геннадия Анатольевича Головкина, и захвате его квартиры предприимчивой женщиной. Вторая часть – о захвате первого жилья нашего героя московской мэрией и о доме-призраке, которого по документам никогда не было
+

История Геннадия Анатольевича Головкина, рассказанная нами в первой части расследования, стала ниточкой, дернув за которую, мы обнаружили целый дом в центре Москвы, так же бесследно исчезнувший, как и наш герой. А ещё обнаружили предприимчивых бизнесменов родом из 1990-х, их друзей в мэрии, занимающихся подлогом документов, и защищающих их московских судей.

Заявление в прокуратуру по факту пропажи Геннадия Головкина мы направили после выхода первой публикации. Когда получим ответ, обязательно его опубликуем и будем внимательно следить за этим делом.

Во второй части расследования рассказывается о том, как и ради чего пенсионер и ещё несколько семей были выселены из центра Москвы. Материал практически полностью основан на документах – судебных исках, архивных и библиотечных материалах, базе данных Росреестра, картотеке судебных актов и других верифицированных источниках информации, которые всё же не так противоречивы, как люди.

Операция «Выселение»

Судебные иски по делу о выселении Головкина из дома в центре Москвы читаются как приключенческий роман. Парадоксально, но именно они помогли полностью восстановить всю хронологию исчезновения дома.

28 июня 2012 года фиктивная жена Головкина Валентина Чернова подала первый иск в Хамовнический районный суд о признании незаконной его выписки из квартиры в Пречистенском переулке. Ответчиками по этому иску стали уже известная нам юридическая фирма ЗАО «ИМБИ» и ОАО «Князь Рюрик» – компания, строившая пивоваренный завод в Бирюлеве (пивоварня «Москва-Эфес»). Фактически Чернова подавала иск к правительству Москвы: до июля 2010 года ему принадлежало 62,96 % этой компании. В иске говорилось, что в квартире № 3 по адресу: Пречистенский переулок, д. 5А стр. 1, Головкин жил всю жизнь – вплоть до 1994 года. Это был крепкий деревянный двухэтажный дом 1920-х годов постройки. Соглашаясь на снятие с регистрационного учёта, он из-за шизофрении не понимал значения своих действий и предполагал, что при переезде в новую квартиру он будет так же проживать в ней на условиях социального найма, сообщается далее в исковом заявлении. Поэтому он просит суд отменить его выписку и предоставить жилье в пределах ЦАО на правах соцнайма. 17 августа 2012 года судья Бугынин Г.Г. отказал истцу в его требованиях.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иллюстрация: Наталья Дегтярева

Предыстория этого выселения становится понятной из апелляции, поданной в Московский городской суд и, что важно, им же подтверждённой.

Мы узнаем, что 20 апреля 1993 года выходит Постановление правительства Москвы № 370 «Об оформлении права пользования земельным участком акционерным обществом «Князь Рюрик». Согласно документу, этой коммерческой организации на правах аренды сроком на 49 лет передавалась земля, где стоит дом, и прилегающий участок на 0,18 га для строительства гостевого жилого дома. Муниципальный жилой дом, который стоял на этом месте, предписывалось снести «в связи с аварийным состоянием, его длительным неосвоением и необходимостью обустройства территории в рамках мероприятий по реконструкции центра города правительством Москвы». Оформление аренды должно было занять всего лишь месяц. До конца 1993 года компания «Князь Рюрик» собиралась расселить жильцов за свой счёт.

Однако Головкин был выселен только через год, насильственно, на основании постановления Хамовнического межрайонного прокурора. В документе  от 21.04.1994 года говорилось со ссылками на Жилищный кодекс, что выселение осуществляется «в связи тем, что жилой дом по указанному адресу является аварийным и грозит обрушением конструкций».

Ту самую «нехорошую» квартиру № 22 (см. первую часть расследования) по улице Удальцова, как отмечает суд, уже другая компания, ЗАО «ИМБИ», предоставила Головкину «в бессрочное и безвозмездное пользование как лицу, выселенному из сносимого жилого дома».

С точки зрения Московского городского суда возникает любопытная правовая коллизия. С одной стороны, жилье Головкину было предоставлено, но по факту ЗАО «ИМБИ» – это коммерческая организация, а не орган исполнительной власти, а значит, не имела никаких полномочий его переселять, и вернуться в центр на условиях соцнайма для Головкина уже невозможно. Недееспособным суд Головкина тоже не признал, то есть в момент своего принудительного выселения из квартиры Геннадий Анатольевич на учёте с психиатрическим диагнозом не состоял.

А мошеннические действия ЗАО «Князь Рюрик» и ЗАО «ИМБИ», из-за которых Головкин попал в чужую квартиру, суд рассматривать отказался, посчитав, что они не могут служить основанием для отмены решения суда предыдущей инстанции. Факт мошенничества, по мнению суда, требует разбирательства следственных органов. 8 октября 2012 года Московский городской суд под председательством судьи Расторгуевой Н.С. апелляцию отклонил.

Частно-государственное мародёрство

Тогда Чернова делает попытку зайти с другой стороны и судиться уже с самой московской мэрией. Основания для этого были.

В 1990-е коммерческие структуры занимались расселением муниципальных жилых домов в центре Москвы вполне легитимно и назывались «частными инвесторами». Основанием для этого было печально известное Постановление правительства Москвы от 9 февраля 1993 года № 110 «О программе комплексной реконструкции  центральной части г. Москвы на 1993–1994 гг.» – «для повышения технического состояния большинства зданий и сооружений, улучшения условий жизни, труда и отдыха москвичей в центре города».

«Объектами реконструкции» становились самые лакомые куски столичной недвижимости вместе с придомовой территорией. Формально это был ремонт жилых домов в центре и расселение коммуналок с помощью частных инвесторов, с которыми городская администрация заключала «инвестиционные договоры». Фактически жителей этих домов просто выселяли из центра на окраину без каких-либо компенсаций. А на их место в отремонтированные дома или построенные на их месте новенькие апартаменты заезжали более платежеспособные хозяева.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иллюстрация: Наталья Дегтярева

Был ли это случай дома в Пречистенском переулке, где квадратный метр жилья даже в голодные 90-е стоил бешеных денег? Видимо, эти вопросы волновали и Чернову. Свой следующий судебный иск в Тверской районный суд 20 ноября 2013 года она подала уже против Московской прокуратуры, департамента жилищной политики и жилищного фонда Москвы, московского правительства и уже известных компаний «Князь Рюрик» и «ИМБИ». Чернова просила признать недействительным снос дома и расселение жильцов в связи с аварийным состоянием здания и вернуть Головкину квартиру в центральном округе, где он родился и прожил до 66 лет. 5 марта 2013 года председательствующий судья Тверского районного суда Комиссаров Е.В. отказывает представителям истца по всем их требованиям, так как в оспариваемом документе вообще нет упоминаний, что компании-ответчики что-либо должны истцу.

Вместе с женой в суде Головкин появился только один раз – 3 июня 2014 года – как истец по иску к департаменту жилищной политики и жилого фонда города Москвы. 87-летний старик рассказал судье Пресненского районного суда Татьяне Анатольевне Печениной, что он проживает в чужой квартире, никаких прав на неё не имеет, дом, где он был прописан, снесён, в связи с чем он просит суд признать его нуждающимся в жилье и обеспечить его им по договору социального найма, так как компания-инвестор ЗАО «Князь Рюрик» свои обещания не выполнила. Иначе говоря, старик не хочет быть приживальщиком у юридической фирмы, которая вдобавок ещё в 2013 году продала «спорную квартиру» на ул. Удальцова ООО «Лига-21».

Казалось бы, прозрачная ситуация. Но в судебном решении об отказе в исковых требованиях отмечается, что «на органы исполнительной власти обязанность по отселению истца и предоставлению жилого помещения по договору социального найма не возлагалась». А представитель ответчика от мэрии заявил, что по этому иску пропущен срок давности, который составляет три года. Судья с доводами мэрии согласился, написав в своём решении, что факт нахождения истца на учёте в ПНД уважительной причиной по пропуску сроков не является, Головкин не признан недееспособным в установленном порядке, а лично обратился в суд и присутствует на судебном заседании. Также судья отметила, что истец был зарегистрирован в квартире в 1995 году, платит квартплату и коммунальные платежи, в связи с чем ему не могло быть неизвестно о том, что он проживает в квартире не на условиях договора социального найма. Между тем, согласно квитанциям ГБУ «Жилищник района Проспект Вернадского», последний раз услуги ЖКХ были оплачены собственником жилья ООО «Лига-21» 27 октября 2011 года.

С каждым новым поданным иском история непростых взаимоотношений между юридической фирмой «ИМБИ», компанией-застройщиком «Князь Рюрик» и департаментом жилищной политики и жилищного фонда Москвы обрастала новыми интересными подробностями.

Во-первых, выяснилось, что никаких документальных свидетельств о том, что жилой дом в Пречистенском переулке был аварийным, не существует. Об этом свидетельствует иск Черновой об оспаривании санкции на административное выселение, выданной 21 апреля 1994 года хамовническим межрайонным прокурором Москвы. Прокурорское заключение было выдано на основании документа, что дом аварийный. Речь идёт о некоем заключении межведомственной комиссии № 21 от 05.10.1993 г.

Однако в судебном решении чётко говорится: «из многочисленных ответов следует, что протокола комиссии № 21 не имеется». Иначе говоря, нет никаких доказательств, что дом был аварийным. Логично, что представитель истца подозревала прокуратуру в административном подлоге.

На судебном заседании 19 марта 2014 года прокурор подтвердила, что материалы прокурорской проверки 1994 года не сохранились. Но судья Щербакова А.В. всё равно отказала истцу из-за истечения срока на обжалование. Черновой в суде в тот день не было.

Судебная эпопея закончилась проигрышем в Никулинском городском районном суде 11 июня 2014 года. Как обычно, иск был на тему восстановления прав на социальный найм жилья в центре, а список ответчиков: ООО «ИМБИ», департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы и столичное правительство.

Однако в ходе судебного разбирательства вскрылись интересные вещи. Например, суд всё же признал, что Постановление столичного правительства № 370 (о признании дома аварийным и передаче этого земельного участка ОАО «Князь Рюрик») не издавалось и не подлежит применению как законный нормативный акт. Также суд установил, что изначально квартиру на ул. Удальцова купила компания «Князь Рюрик», которая безвозмездно на основании договора дарения передала её в столичный департамент муниципального жилья для переселения Головкина по договору социального найма. Однако в нарушение требований ст. 91 ЖК РСФСР (действовавшего на тот момент) подаренная коммерсантами квартира была продана столичным департаментом без конкурса и аукциона в частную собственность ЗАО «ИМБИ». Это выяснилось как раз в тот момент, когда Головкину меняли паспорт. К тому же между собственником квартиры ЗАО «ИМБИ» и Головкиным нет никаких договорных отношений, которые бы подтверждали предоставление ему жилья. А значит, и нет никаких юридических оснований, чтобы он жил в этой квартире.

Суд согласился, что компания-собственник не относится к кругу лиц, обязанных обеспечивать граждан жильём при переселении из сносимых домов и не является органом исполнительной власти, чтобы осуществлять контроль за состоянием этих жилых домов. А переселение москвичей из их жилья, сносимого властями, в квартиры, принадлежавшие коммерческим фирмам, недопустимо.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иллюстрация: Наталья Дегтярева

Мы упоминали выше, что в Московском городском архиве отсутствуют сведения о признании дома, где жил Головкин, аварийным. Однако, по мнению судьи, отсутствие документов в архиве не может свидетельствовать о том, что вышеуказанный дом аварийным не являлся.

В общем, по всем претензиям судья Никулинского городского районного суда Кузнецова Е.А. истцу отказала. К этому моменту новый владелец квартиры № 22, ООО «Лига-21», не платил квартплату и услуги ЖКХ уже почти 3 года – с 27 октября 2011 года.

Исчезнувший дом

Но что же это за мистическое Постановление правительства Москвы № 370, фигурирующее в каждом судебном иске? Был ли действительно дом аварийным, как говорится в этом документе? Найти документ не удалось. Он отсутствует в перечне Центрального государственного архива города Москвы (ГБУ «ЦГА Москвы»), хотя именно туда сдаются копии и оригиналы всех принятых московскими чиновниками документов.

Таинственна и история самого дома. Материалы по нему тоже отсутствуют в архиве. Поэтому документально невозможно установить даже год его постройки, не говоря уже о технических характеристиках. Невероятно, но дома № 5А стр. 1 вообще нет в картотеке территориального бюро технической инвентаризации (ТБТИ) ГБУ «ЦГА Москвы», где содержатся данные обо всех московских постройках, эксплуатируемых или снесённых, которые обслуживало Московское городское бюро технической инвентаризации. Логично, что если нет дома, то нет и сведений о его аварийности.

Удивительно, но в главном столичном архиве нет вообще никаких упоминаний о том, что по этому адресу был зарегистрирован жилой дом. Как объяснили сотрудницы архива, это означает, что при сносе дома бюро технической инвентаризации не сдавало дело и техпаспорт дома в архив.

Иначе говоря, юридически дома по Пречистенскому переулку, д. 5А стр. 1 не существовало никогда – ни как постройки, ни как адреса. На его месте теперь находится «жилой особняк» с адресом: Пречистенский переулок, д. 5, построенный в 1995 году архитектором А. Ахмедовым.

В базе Росреестра адрес: Пречистенский переулок, д. 5А стр. 1 значится как ликвидированный. По адресу: Пречистенский переулок, дом 5А находится сейчас легендарный Дом-музей скульптора Веры Игнатьевны Мухиной, который она построила для себя в 1947 году как жильё и рабочую мастерскую. Дом состоит из двух частей, поэтому в Росреестре он одновременно числится по двум адресам: д. 5А и 5А стр. 2. Что же случилось с домом 5А стр. 1 и почему кому-то так сильно хочется удалить все данные об этой постройке?

Восстанавливать историю этого дома-призрака пришлось по архивным записям и телефонным книгам. До своего переименования в Пречистенский в 1991 году переулок носил имя советского писателя Н.А. Островского. А ещё раньше, до 1937 года, назывался Мёртвым переулком, то ли из-за фамилии местного домовладельца Ф.Б. Мертваго, то ли как свидетельство случившейся в начале XIX в. эпидемии холеры, превратившей это место в городское кладбище.

В дореволюционные годы, согласно столичному телефонному справочнику «Вся Москва» 1911–1917 годов, на месте дома 5А находился просто дом под номером 5, принадлежавший княжне Софье Александровне Голицыной, попечительнице Общества попечения о неимущих и нуждающихся в защите детях и российского общества Красного Креста. Видимо, вместо княжеского дома и был построен двухэтажный ничем не примечательный деревянный дом 5А стр. 1.

В справочнике «Вся Москва» 1939 года по этому адресу зарегистрирован телефон Головкина А.П. – судя по всему, отца выселенного Геннадия Анатольевича Головкина. Эту версию подтверждает и живущая по соседству, как раз в доме 5А, внучка Веры Мухиной, художница Марфа Всеволодовна Замкова. По её словам, снесённый дом был стареньким, построенным где-то в 1920–1930-е годы. Один подъезд дома выходил в переулок, другой – в общий двор. Публика, по воспоминаниям Марфы Всеволодовны, была очень приличная. «Это был один из первых кооперативов для работников культуры и науки. Там жили смешные и занятые люди. В моё время все квартиры там были коммуналки», – рассказывает она.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иллюстрация: Наталья Дегтярева

Всего в снесённом доме было 8 квартир, все трехкомнатные. Квартира семьи Головкиных была  69,2 кв. м. Рядом с этим домом находился длинный одноэтажный деревянный барак, который сломали в 1950-х. «Думаю, что этот барак и был как раз домом под номером 5», – отмечает Замкова. Согласно московскому телефонному справочнику за 1972 год, семье Головкиных принадлежал телефонный номер, зарегистрированный на Головкину-Тюрину Е.А. без указания квартиры. Сейчас этот номер числится за войсковой частью № 32152, имеющей отношение к отделу правительственной связи.

Дальше следы дома 5А стр. 1 теряются. В московских справочниках 1990-х о нём нет ничего. Единственное упоминание есть в книге-путеводителе Ольги Шмидт «Пречистенка – Остоженка» (1994). В главе «Переулок Николая Островского» дом 5А обозначен как «двухэтажный деревянный дом прошлого века, декор в духе позднего ампира». Хотя Замкова считает, что дом был самым простым, «неархитектурным». В приложении к книге есть и карта, где наглядно видно, что «дом-призрак» стоит прямо перед домом-мастерской Веры Мухиной, который носит номер 5. По словам Замковой, здание не было аварийным: «Он не покосился, не осыпался – ему бы сделать приличный ремонт, и он бы ещё стоял и стоял».

О том, что дом не был аварийным, говорит и его жительница Анна Павловна Булычёва, семья которой жила на втором этаже, прямо над Головкиными. Они тоже боролись против выселения и в конце концов смогли получить в Хамовниках крошечную однокомнатную квартиру. Но многие их соседи уехали ещё дальше  – в район проспекта Вернадского, Юго-Западный и даже Солнцево. Хотя переселенцев из дома в восемь квартир было совсем немного.

В 1995–1996 годы на месте дома был построен особняк, официально ставший по документам «номером 5». Фактически он поменялся номерами с Мухинской мастерской, ставшей официально домом 5А. Дом 5А стр. 1 оказался стёртым из документов и из истории.

Михаил Коробков и его карточные домики

Зато новый особняк (по документам «гостевой дом»), ради которого столичным чиновникам в связке с бизнесменами пришлось провернуть это сомнительное дельце, отражён в целом ряде баз данных. С их помощью мы и выяснили, о каких именно москвичах так заботилась мэрия, выпуская свои постановления.

Новый дом в Пречистенском переулке строился как резиденция немецкого топ-менеджера, будущего главы Бирюлёвского пивзавода. Обе стройки – и пивзавода, и особняка – курировал один и тот же человек – вице-мэр Москвы по международным и внешнеэкономическим связям Иосиф Орджоникидзе. Одна часть нового дома стала жилой, а другую оставили пустой и позже стали сдавать под офисы. По данным портала «За честный бизнес»,  всего по этому адресу с 1993 года было зарегистрировано семь компаний. Четыре из них уже ликвидированы, как, например, ООО ТРК «9-й канал». В списке постояльцев есть уже известная нам компания ЗАО «ИМБИ» с руководителем Михаилом Игоревичем Коробковым. Начиная с 1990 года этот уважаемый бизнесмен успел выступить учредителем 27 компаний и руководителем 12 во всех сферах бизнес-деятельности – от юридических и транспортных услуг до игорного бизнеса. ЗАО, а потом ООО «ИМБИ» он возглавляет с 1993 года. В компании ООО «Лига-21», которая сейчас владеет «нехорошей квартирой» на улице Удальцова, Коробкову принадлежит 75,25 %.

Поэтому когда ЗАО «ИМБИ» в ноябре 2013 года продает квартиру на ул. Удальцова ООО «Лига-21», то фактически Коробков переписывает эту недвижимость на себя. Собственником «ИМБИ» он не был, официально компания принадлежит некой австрийской фирме, имеющей отношение также к уже известным нам пивоварне «Москва-Эфес» в Бирюлеве и компании «Князь Рюрик», ликвидированной в 2014 году. (В этом же году закрылся и пивоваренный завод.)

Коробков действительно не чужой человек для мэрии Москвы и вице-мэра Орджоникидзе. Помимо пивоваренного завода, он в сотрудничестве с вице-мэром вложился также в самый амбициозный проект мэрии – строительство делового центра «Москва-Сити». Правда, к концу декабря 2004 года он продал свои акции и покинул совет директоров. Больше о его деятельности ничего не известно.

Коробков – это фигура, которая связывает между собой две компании: юридическую фирму ЗАО «ИМБИ» и застройщика-пивовара ЗАО «Князь Рюрик». Обе фирмы входили в состав учредителей компании ОАО «К.Р. Инвест», которая существовала с 8 декабря 1995-го по 12 августа 2008 года и тоже была зарегистрирована по знакомому адресу: Пречистенский, д. 5. Её генеральным директором тоже был Коробков.

В августе 2005 года  «К.Р. Инвест» становится полноправным собственником  четырёхэтажного особняка на Пречистенском общей площадью почти 1 800 кв. м. Напомним, что место под застройку было выделено городом в 1993 году только на правах аренды на 49 лет.

Дальнейшая судьба особняка выглядит как тасовка карточной колоды, из которой можно сделать много доходных домиков. В апреле 2008 года особняк был продан компании ООО «Проект-Групп». В истории этой компании тоже мелькают знакомые нам лица и фирмы. В первую очередь это сам Коробков, его компании «К.Р. Инвест», «Лига-21» и австрийская фирма, владевшая раньше ЗАО «ИМБИ».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иллюстрация: Наталья Дегтярева

День, когда все бенефициары, деньги которых были в особняке, договорились между собой, настал в марте 2012 года. Тогда доля «К.Р. Инвест» в капитале владельца особняка снижается до 20 % (10 млн рублей), а в числе новых акционеров «К.Р. Инвест» появляются два киприотских офшора: «Вайтекс Лимитед» с долей в 30 % (или 15 млн рублей) и «Уноксис Лимитед»  с долей 50 % (или 25 млн рублей). После чего киприотская компания «Вайтекс» поглощает «долю» «К.Р. Инвест», капитал которой моментально сдувается до 20 тыс. рублей. Эти же два офшора через ООО «Проект-групп» в равных долях (по 25 млн рублей) владеют особняком и сегодня.

Дальнейшие действия заморских компаний и связанных с ними российских фирм позволяют предположить, что владельцы киприотских офшоров и учредители компаний, зарегистрированных в Пречистенском переулке, не просто хорошо знакомы между собой, но, скорее всего, одни и те же люди, которые решили вывести свои недвижимые активы в офшорную юрисдикцию, например, для дальнейшей перепродажи.

С 2012 года вместо генерального директора ООО «Проект-Групп» управляет сторонняя ООО УК «Аурум-Сити», предоставляющая услуги по бухучету и консультированию по вопросам коммерческой деятельности. Через неё аналогичным образом другая офшорная фирма, ООО «Талео», сдаёт в аренду очень похожий особняк по адресу: Пречистенка, дом 18. Он даже внешне похож на дом в Пречистенском переулке, как будто бы их строил один архитектор.

Таким образом, через управляющую компанию и офшорные фирмы предприимчивые люди сдают в аренду «отреставрированные» в ходе реконструкции московского центра особняки.

Все проекты, ради которых в 1994 году выселили людей из Пречистенского переулка, сегодня фактически мертвы. Хотя непонятно, что с Бирюлёвским пивоваренным завом: несмотря на официальные заявления о его закрытии, на огороженной территории ощущается какая-то активность.

Долгое время стоял незаселённым и дорогой особняк в Пречистенском переулке. По словам Марфы Замковой, с момента постройки постоянно там никто не проживал.

Последние несколько лет особняк неоднократно выставляется на продажу. Но риэлторы, занимающиеся элитной недвижимостью, обходят его за километр –слишком высокого уровня владельцы. Последний раз дом пытались продать в 2016 году по цене 3,277 млрд рублей. Но прошлым летом все объявления об этом были оперативно удалены.

В конце ноября этот лакомый объект снова появился на рынке элитной недвижимости. В стоимость 3,6 млрд рублей за почти 1 800 квадратных метров входит 10 кабинетов на первом этаже и жилая VIP-зона с мансардой, собственным бассейном, библиотекой и хамам. В выписке Росреестра говорится о регистрации ипотеки на это здание в октябре 2015 года.

Спустя десять лет после вступления ООО «Проект-Групп» в право собственности особняком в Пречистенском переулке 30 ноября 2018 года компания сдаёт его в аренду сроком на десять лет. Новым его обитателем стала АО «Холдинговая компания «Эволюция», зарегистрированная менее чем за месяц до сделки, 6 ноября 2018, по адресу арендованного особняка. В числе её учредителей три инвестиционные компании: ООО «Логос» (62 %), АО «Инвестиционная компания «Регион» (19 %) и ООО «Концерн «Россиум» (19 %).

Большие деньги притягивают другие деньги. Вопрос только – чьи они. Как писал классик в известном романе, действие которого как раз происходит в этих арбатских переулках: «Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было. Квартирный вопрос только испортил их».