×

Дума готовится к самороспуску

Корреспондент «Стола» исполнил роль засланного казачка в кулуарах власти
+

Тема конституционной реформы, предложенная президентом, по-прежнему остается самой горячей во время споров и закулисных переговоров в кулуарах власти. Причём до внешнего мира из этих самых кулуаров не доносится практически ни звука, ибо предложения президента комментируют политологи и социологи, а вот настоящие политики, приближенные к «местам силы», пока предпочитают хранить молчание или отделываются парой дежурных фраз.

И вот, чтобы понять, что в действительности думают элиты о новом курсе страны, наша редакция решилась на необычный эксперимент: мы тайно послали замаскированного корреспондента в думский буфет – неформальное место встреч депутатов и их помощников, тайное место встреч различных околополитических игроков. Разумеется, записанные нами анонимные разговоры не претендуют на политические заявления или сенсации, но тем не менее думается, этот опыт не может не вызывать интерес хотя бы с точки зрения фиксации среза времени и осознания духа эпохи.

 Медиапроект s-t-o-l.com

В думском буфете. Фото: Дарья Ветер

«Куда он так спешит?!»

Первый столик: двое депутатов в дорогих костюмах. Один чуть постарше, второй напоминает бодрого комсомольского работника в ранге секретаря обкома.

– Андрей Викторович, ну что, готовимся к перевыборам?

– Ох, не говори… Все планы на лето через одно место пошли…

– Что за планы?

– Да ничего особенного. Нашли через букинг одну роскошную виллу в Италии. Недалеко от Неаполя, у самого берега моря. Хорошая вилла, я уже и предоплату внёс за весь август…

– Ну, может, и получится отдохнуть?

– Не в моей ситуации. Жена уже объявила, что они с дочкой поедут отдыхать без меня. Ну и бог с ней, пусть едет…

– Значит, вы полагаете, с роспуском уже всё решили?

– Ну а как иначе, Сергей Павлович? Уже есть чёткая партийная установка быть готовыми к выборам уже в декабре этого года.

– Слушайте, я одного не пойму: зачем ему распускать Думу? Механизм отлажен, всё работает как часы… Зачем?!

– Ну как же это «зачем»? Вот создается новый орган власти – Государственный совет. То есть надо же ему дать новые полномочия. А где же их взять?

– Понятно, где: отнять у кого-нибудь.

– Вернее, у нас с вами, так? Так. Поэтому уже весной этого года появится не только Госсовет, но и новая дума с новыми полномочиями, за которую никто не голосовал.

– Поэтому и перевыборы.

– Есть и другая причина. Вот президент сказал, что на госслужбе нельзя состоять людям с гражданством чужой страны и с видом на жительство. Так?

– Так.

– И я сейчас навскидку назову тебе три десятка депутатов с двойным гражданством. Плюс ещё столько же с видом на жительство.

– И это только те люди, что не скрывают паспортов!

– Именно! То есть все эти депутаты должны уже сейчас сложить с себя полномочия, а Дума таким образом автоматом лишается как минимум четверти своего состава. И ты же сам прекрасно понимаешь, какая партия больше всего лишится мандатов!

– Ну, это понятно.

– Под это дело можно и досрочные перевыборы первого лица провести…

– Таким образом, состав депутатского корпуса меняется, соотношение сил меняется, всё меняется. Так проще же полные перевыборы провести, чем довыборы с неизвестным финалом! Простая логика.

 Медиапроект s-t-o-l.com

В думском буфете. Фото: Дарья Ветер

– Итак, у нас будет новое правительство, новый Госсовет, новое Федеральное собрание с Государственной Думой… Под это дело можно и досрочные перевыборы первого лица провести…

– Вы это заканчивайте свои намёки! – депутат-аксакал, притворно нахмурившись, погрозил пальцем. – За такие разговорчики можно и партбилет на стол.

– Да пусть забирают! Слушайте, Андрей Викторович, я одного не пойму: куда он так спешит?! Как будто бы ему наверху какие-то сроки поставили…

– Наверху? Наверху здесь или наверху там?  О каком «наверху» ты говоришь?

– Наверху-наверху. Небесную канцелярию я имею в виду.

– Кстати, я бы не стал исключать и такого варианта. Но только кто ж тебе об этом расскажет?!

– Не говорите! Ну ведь ничего же не было, ни одного намека!..

– Знаешь, что я думаю… Быстрота в принятии решений – это же его стиль. Вспомни пенсионную реформу: тогда всё тоже было проделано за считаные дни.

– Но здесь же совсем иное дело… И как мы всё это успеем одобрить до мая? Мы же элементарно по сроками не успеваем! Я почитал Закон о референдуме… Знаете, его провести не так-то просто. Нужно сроки выдерживать, инициативная группа должна подписи собирать – два миллиона штук…

– Ну чего ты волнуешься? Губернаторам задания спустят – в регионах всё соберут за неделю… Там другая лазейка есть: если все органы власти разом объявят о необходимости вынесения какого-то государственной важности вопроса на референдум, то всё можно провести по упрощённой схеме.

– Но только речь идёт уже не о референдуме, а о каком-то «всенародном голосовании»…

– Вот что это такое – я вообще не понял.

– И всё равно непонятно, к чему ему такая спешка? Ну хотел бы остаться на третий срок – остался бы. Никто бы и слова ему не сказал.

– Ну, ты же сам понимаешь, что, если оставаться президентом – это надо работать. Совещания собирать, людей принимать, бумажки подписывать… Представляешь, как это ему надоело!

– Но отдавать власть не хочется…

– Да и кто захочет? Вот мы и создаём новый высший орган власти – как совет шариатских богословов в Иране, который возглавляет главный аятолла. Как там у них он называеися? Рахбар?

– Путин рахбар!

– Воистину рахбар!

– Вы, Андрей Викторович, прямо как либераст сейчас заговорили…

– Просто социология дала очень плохой прогноз на региональные выборы этого года

– Так я и есть старый либераст. Но очень глубоко в душе.

– Как говорится, поскреби патриота, а найдёшь либераста.

– Вот только не надо меня скрести, не надо… Слушай, знаешь, у меня есть только одно объяснение всему этому шухеру. Просто социология дала очень плохой прогноз на региональные выборы этого года. Низкая явка, низкая степень одобрения политики партии власти, нацпроекты не работают… И тогда в Кремле решили не просто искусственно перезапустить процесс, но вообще разом сбросить все фигуры со стола и обнулить все расклады. В итоге у нас будут объединённые региональные с федеральными выборами, которые пройдут под федеральную повестку дня.

– Сплотимся дружными рядами?

– Именно! И заодно можно провести те изменения, которые планировались на конец президентского срока.

– Логично. А не выпить ли нам по этому поводу?

– Ну отчего бы и нет? У тебя есть что?

– Конечно! Всё что хотите! И текила есть, и коньяк, и ром.

– Ну раз текила есть, то пошли к тебе. Ко мне вчера земляки приезжали, все запасы выпили.

«Комментировать честно не можем, а нечестно – не хочется…»

Столик номер два. К сидящему за столиком помощнику депутата в возрасте «чуть за 30» подходят две молодые девушки – явно сотрудницы аппарата парламента, которые спустились в буфет за пирожными после посещения думской столовой.

– Привет, Артём! Почему у тебя телефон выключен?

– А, это приказ шефа.

– Понятно… А я тебе названиваю, хотела тебя на обед позвать. Кстати, это Кристина, новенькая девочка из юротдела.

– Привет, Кристина.

– Привет.

– Говорит, что комментировать честно он не может, а комментировать нечестно – не хочется

– А почему шеф приказал тебе телефон выключить?

– Чтобы ни слова прессе. Мы никак не комментируем изменения в Конституцию. Но поскольку даже отказ от комментария уже является комментарием, то шеф решил вообще скрыться с радаров.

– Чего это он?

– Говорит, что комментировать честно он не может, а комментировать нечестно – не хочется.

– Да ладно вам! Все только и говорят что об усилении парламентаризма в стране…

– Интересно, и где же ты увидела это «усиление»?!

– Ну вот, правительство отдаётся под контроль парламента…

– Под какой «контроль»?! Ты что, не понимаешь, что происходит?! Вот сейчас как всё устроено – по закону? Президент выносит на утверждение парламента кандидатуру премьер-министра, и если Дума не утверждает премьера, президент ещё раз выносит кандидатуру премьера. Если в третий раз не утверждает, то президент распускает Думу. Так это устроено сейчас. А изменится вот что: президент вносит в Думу кандидатуру премьера, депутаты его утверждают, и после этого президент не будет иметь права не утвердить премьера согласно поправке, которую он же сам и внёс!

– Или не утверждают…

– Тогда всё идет по старой схеме: три раза не утвердили – и роспуск Думы.

– Погоди! Сейчас же депутаты получили право утверждать не только премьера, но и многих министров – почти всё правительство…

– И что с того?! Ведь кандидатуры министров для утверждения им будет вносить президент!

– Так, подожди! Депутаты будут иметь право вносить свои кандидатуры на пост министров?

– Нет!

– А увольнять министров?

– Тоже нет!  Всё здесь остаётся по-прежнему: решение об отставке правительства принимает только глава государства в случае выражения Думой недоверия правительству. Но у главы государства есть право выбора: он может отправить в отставку правительство, а может и распустить Думу.

– Так почему же все говорят об усилении роли парламента?

– Да бог их знает, почему… Потому что никто не читает документов! А журналисты их вообще никогда не читают! Всё, профессия умерла, остались лишь ходячие подставки к микрофонам…

– Я хотела стать журналисткой, – подала вдруг голос молчавшая Кристина. – Но папа мне приказал идти на юрфак.

– Молодец, Кристина! Молодец, папа!

– Но я думаю стать парламентской корреспонденткой.

 Медиапроект s-t-o-l.com

В думском буфете. Фото: Дарья Ветер

«Цвет русской демократии»

Третий столик: два немолодых помощника депутата сидят за чашками кофе, уткнувшись в смартфоны. Внезапно один выдает заковыристое ругательство, публиковать которое мы не имеем никакой возможности.

– Что случилось? – поднял бровь второй.

– Читаю список рабочей группы по изменениям в Конституцию.

– И кто там?

– «Лучшие» юристы России! Режиссёр Карен Шахназаров, журналист Владимир Соловьёв, писатель Захар Прилепин… Ты, кстати, знал, что по паспорту он Евгений?

– Я понятия не имею, кто это вообще такой.

– Ну, это писатель такой модный. Бывший омоновец, кажется, на Донбассе воевал.

– Про войну пишет?

– Не знаю, не читал.

– Ну и бог с ним.

– Так, ещё у нас в списке пианист Мацуев, гимнастка Исинбаева, Калягин, Машков. Какой-то казачий атаман. Спортсмен-параолимпиец.  И профессиональный украинец Безпалько.

– А ты знаешь кто думский комитет по федеративному устройству представляет? Лётчик-космонавт Валентина Терешкова.  

– Кто все эти люди?

– Я же и говорю – «цвет юриспруденции»! Титаны русской демократии.

– Нет, правда, кто их всех туда назначил?

– В Кремле их назначили. В день оглашения послания. Кстати, а ты знаешь кто думский комитет по федеративному устройству представляет? Лётчик-космонавт Валентина Терешкова.

– Слушай, ей же уже за восемьдесят с гаком лет!

– Я её тут в коридоре встретил. Это же Брежнев натуральный.

И продолжает голосом Леонида Брежнева с характерным причмокиванием:

– «С чувством глубокого удовлетворения весь советский народ встретил новую редакцию Конституции Союза Советских Социалистических республик…»

– Ладно, шутник, скажи лучше: вы к выборам готовитесь?

– Гриша, мы – как юные пионеры: к борьбе за дело коммунистической партии Советского Союза всегда готовы.

– А вам добро на это дело в партии дали?

– Слушай, моё дело маленькое. Помнишь, как Путин говорил, что каждый должен мотыжить, как святой Франциск, свой участок. Мне сказали мотыжить – я мотыжу. Скажут, не мотыжить, – не будем мотыжить.

– Значит, ты как Путин хочешь быть?

– Ну, святым Франциском у меня всё равно стать уже не получится.