×

Есть ли душа у клона?

Ровно 20 лет назад был подписан международный акт, запрещающий клонирование человека по этическим причинам. «Стол» разбирался, есть ли у христиан основания, чтобы поддержать этот запрет
+

Рожать нельзя клонировать

Обычный человек появляется на свет после слияния половых клеток папы и мамы, каждая из которых содержит половинный набор из 23 хромосом. В результате образуется зигота – единая клетка с уникальным сочетанием 46 хромосом, которое по мере деления наследуют все клетки эмбриона, кроме половых.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Клонирование человека

Сегодня можно получить эмбрион и не прибегая к дедовскому методу. Для этого из яйцеклетки удаляют ядро с половинным набором хромосом и заменяют его на ядро из обычной клетки вашего пальца, волоса или, например, молочной железы, как это было со знаменитой овцой Долли. Разряд тока – и клетка «думает», что всё уже произошло, и начинает делиться, как после естественного оплодотворения. Полученный эмбрион можно через несколько дней поселить в женскую матку, как при ЭКО, и «родить» клона. А можно остановить его развитие на 14-м дне и получить несколько сотен бесценных стволовых клеток для лечения заболеваний и выращивания донорских органов. Первый вид клонирования (с целью создания человека) называется репродуктивным, второй (для производства стволовых клеток) – терапевтическим.

Единственный существующий на сегодня международный документ, запрещающий как репродуктивное, так и терапевтическое клонирование человеческих существ, – Дополнительный Протокол к Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины, подписанный в Париже 12 января 1998 года. В нём провозглашается, что интересы и блага отдельного человека выше, чем интересы общества или науки, и создание эмбрионов человека для исследовательских целей недопустимо.

Как должен чувствовать себя в этом мире человек, произведенный из клеточки чьего-то эпидермиса?

20 лет назад его подписали 19 стран: Греция, Дания, Исландия, Испания, Италия, Латвия, Люксембург, Македония, Молдова, Норвегия, Португалия, Румыния, Сан-Марино, Словения, Турция, Финляндия, Франция, Швеция и Эстония. На сегодня к ним присоединилось ещё около 25. При этом полный запрет на клонирование человека действует в 31 стране, в остальных запрещено только репродуктивное клонирование.

В нашей стране в 2002 году был принят Закон «О временном запрете на клонирование человека». Его срок истек в 2007-м, после чего несколько лет сохранялся правовой вакуум. Сегодня действует принятая в 2010 году поправка к закону, согласно которой временный запрет продлен на неопределенный срок – до вступления в силу закона, устанавливающего порядок применения биотехнологий в этой области.

Запрет на репродуктивное клонирование человека в российском законодательстве мотивируется тем, что оно «встречается со множеством этических, религиозных, юридических проблем, которые на сегодняшний день не имеют очевидного решения». Вместе с тем наш закон не запрещает терапевтическое клонирование для получения человеческих стволовых клеток.

Одним из наиболее последовательных сторонников запрета на все формы клонирования долгое время оставались США. Американский президент Билл Клинтон сразу отреагировал на появление первого клона млекопитающего – знаменитой Долли, поняв, что овцой дело не ограничится, и буквально через неделю после статьи Яна Вилмута об удачном эксперименте ввёл пятилетний мораторий на использование государственных средств на любые опыты по клонированию человека. Однако сегодня запрет на терапевтическое клонирование снят и там.

 

Человек или биоматериал

Существуют ли христианские основания для настороженного отношения к этому достижению науки и его постепенной легализации? «При так называемом терапевтическом клонировании развитие эмбриона останавливают, и несколько сотен стволовых клеток, которые к этому времени образуются, используют для нужд стволовой медицины. Фактически речь идёт об уничтожении начавшейся человеческой жизни на стадии 14-го дня, – поясняет генетик и специалист по биоэтике, старший преподаватель Свято-Филаретовского института Галина Муравник. – 14-й день – пограничное состояние эмбриона, в это время начинается закладка первичной бороздки, из которой потом разовьётся нервная трубка, а на её переднем конце – головной мозг. И вот начало формирования нервной системы считается началом формирования человека».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Галина Леонидовна Муравник (в центре), старший преподаватель СФИ

Действительно ли это начало? Среди учёных нет единого мнения, когда начинается человеческая жизнь. «Одни считают, что жизнь человека начинается после слияния яйцеклетки и сперматозоида, в момент зачатия, потому что уже тогда появляется новое существо, в котором присутствует вся полнота генетической информации, – рассказывает Галина Муравник. – Другие считают, что это ещё не человек. Крайняя позиция состоит в том, что человек становится человеком только после рождения. Надо сказать, что в наших законодательных актах именно эта позиция и закреплена. В статье 20 Конституции сказано, что “каждый имеет право на жизнь”. Кто такой этот “каждый”? Тот, кто родился живым. До этого его жизнь никак законом не охраняется. Эта же позиция повлияла и на то, что мы позволяем использовать эмбрионы до 14 дня, не считая их человеческими существами. Поэтому некоторые говорят не “эмбрионы”, а “преэмбрионы”, “синтетические эмбрионы”, “биологический материал” и так далее, то есть используют такие лукавые эвфемизмы, чтобы не называть вещи своими именами».

Какова официальная позиция РПЦ? В Основах социальной концепции клонированию посвящён целый раздел, где говорится, что человек не может вмешиваться в генетические параметры другого человека, претендуя на роль Творца, однако «клонирование изолированных клеток и тканей» (то есть терапевтическое клонирование) признается допустимым. Таким образом, этот документ фактически повторяет позицию государства, отражённую в законодательстве. Она же перекочевала в текущий проект нового катехизиса РПЦ, недавно рассмотренный на Архиерейском соборе, хотя пока и не утверждённый.

При этом к абортам и ЭКО церковь относится отрицательно – именно по причине гибели эмбрионов, которые признаются человеческими существами с момента зачатия. Аборт, независимо от срока, для христианина – убийство. «Почему же в отношении клонированных эмбрионов позиция другая? Мне это непонятно», – говорит Галина Муравник.

Наш закон не запрещает терапевтическое клонирование для получения человеческих стволовых клеток

По этому вопросу РПЦ радикально расходится с Католической церковью, которая ещё в 2003 году, при папе Иоанне Павле II, однозначно сформулировала своё отношение к терапевтическому клонированию: это лишь лазейка для последующего перехода к репродуктивному клонированию, и только полный запрет всех форм клонирования может установить заслон этой биотехнологии, направленной против человеческого достоинства. Кроме того, само по себе уничтожение эмбриона аморально, поскольку это убийство человеческого существа, резонно напоминают католики.

Совет Исламской академии правоведения рассматривал вопрос о клонировании человека ещё в 1997 году, сразу после появления Долли, и также запретил все его формы.

 

Даст ли Бог душу клону?

Своеобразный взгляд на клонирование (прежде всего репродуктивное) у представителей иудаизма. «Самое главное для иудея – это исполнение заповеди “плодитесь и размножайтесь”, и если никакие другие способы не помогают её исполнить, то почему бы тогда и не отклонировать? – рассказывает Галина Муравник. – То есть клонирование рассматривается как метод воспроизводства, хотя и весьма далёкий от идеала. Тем не менее клонов они будут считать полноценными людьми. Подробно обсуждается, в каком случае клон будет евреем, в каком случае нет, от кого брали яйцеклетку, ядро и так далее. Но ради исполнения заповеди “плодитесь и размножайтесь” Тора предписывает идти на очень большие жертвы как материальные, так и моральные, вплоть до нарушения многих заповедей самой Торы».

Ждёт ли нас в перспективе не только терапевтическое, но и репродуктивное клонирование человека? По мнению катехизатора (учителя христианской веры и традиции – «Стол») и старшего преподавателя Свято-Филаретовского православно-христианского института Владимира Якунцева, эта граница обязательно будет нарушена. «Возможно, в каких-нибудь лабораториях это уже делается несмотря ни на какие конвенции, – говорит он. – Это что-то очень похожее на атомную энергию, вопрос такого же масштаба, который связан с абсолютно непредсказуемыми последствиями».

Каждый человек желает своим детям полноценной жизни. В конце концов, речь ведь не о росте, цвете волос и глаз!

Для христиан «рождение» неполовым путем человеческого существа, являющегося к тому же чьей-то абсолютной генетической копией, – безусловный вызов. Будет ли это существо человеком? Здесь надо оговориться по поводу специфики христианского представления о человеке. Это не просто «Долли» с включенной опцией «дух». «Человек не бигмак, и дух – это не то, что Бог может вложить в него, как котлетку в булочку, – говорит Владимир Якунцев. – Дух это некое качество целостности, которое рождается в человеке и связывает его с другими людьми через тот смысл, который он вносит в свою жизнь и в жизнь других. Вспомним хотя бы работы психотерапевта Виктора Франкла, в которых он показал, что человек – это существо, которое живет смыслом и превращается во что-то ниже животного, если этот смысл теряет. Но огромное количество людей не знают, зачем они живут, и если бы не страх смерти, то скорее всего многих в этой жизни особо ничего бы и не держало. Неслучайно сейчас развивается идея с эвтаназией – таким сладким комфортным самоубийством».

Как должен чувствовать себя в этом мире человек, произведённый из клеточки чьего-то эпидермиса? Кто его папа и мама, дедушка и бабушка, брат и сестра? Кого он может благодарить за жизнь?

 Медиапроект s-t-o-l.com

Владимир Иванович Якунцев, старший преподаватель СФИ

«Даст ли Бог душу клону и какая это будет душа? Божья воля – не наша воля, – говорит Галина Муравник. – Я внимательно слежу за этой дискуссией и не встречала основательных богословских работ на эту тему. Все до сих пор озвученные претензии к перспективе репродуктивного клонирования не выдерживают серьёзной критики. “Технически” клонированный эмбрион ничем не отличается от полученного путём ЭКО. Почти пять миллионов детей родились таким образом, и никто не говорит, что они лишены души. Должны быть найдены какие-то другие богословские аргументы».

 

«Lego» для Бога

Впрочем, клонированием не ограничивается пространство для творчества в области генетики. Есть и другие прецеденты «игр» с ДНК человека. Например, в 2015 году родился ребёнок от трёх «родителей». Помимо яйцеклетки и сперматозоида в «зачатии» участвовали митохондрии анонимного донора, то есть ребёнок фактически был собран, как конструктор Lego. Цель этого вмешательства – избежать тяжёлых наследственных синдромов, вызванных мутациями в митохондриальной ДНК матери.

 Медиапроект s-t-o-l.com

«Lego» для Бога

Заманчивая перспектива – «собрать» здорового ребёнка. Каждый человек желает своим детям полноценной жизни. В конце концов, речь ведь не о росте, цвете волос и глаз! Нет? Но почему за этой возможностью маячит всё то же расхожее представление, что полноценность человека связана с его генотипом или фенотипом, что образ Божий и образ человеческий упакован где-то в хромосомах или митохондриях?

Играя в бога, мы все время пытаемся что-то взломать, снять ограничения, забывая, в каких ограниченных условиях и с насколько капризным материалом работает Сам Бог. В Библии ничего не сказано о том, может ли Он «редактировать» наши генетические параметры. Но почему-то после грехопадения Бог не клонировал нового бессмертного Адама, а смиренно имеет дело с тем что есть. Значит ли это, что Он не хочет или не может дать человеку полноценной жизни или не видит лучших путей для этого?