×

«Иммунитет после перенесённого коронавируса нестойкий»

В июне, перед голосованием по поправкам, Владимир Путин заявил, что Россия выходит из эпидемии «уверенно» и «с минимальными потерями». В конце июля он внезапно забрал свои слова обратно, хотя статистика в целом оптимистична. Кому верить и чего опасаться?
+

 Медиапроект s-t-o-l.com

На этот вопрос «Столу» отвечает педиатр-инфекционист Детской республиканской клинической больницы Министерства здравоохранения Республики Татарстан Наиля Дроздова.

– По вашим наблюдениям, как развивается ситуация с эпидемией коронавируса в России сейчас?

– На данный момент – по крайней мере в городах-миллионниках – мы не видим интенсивного роста. Но там всё организовано и мобилизовано. В районах же ситуация остаётся печальной и наблюдается прирост.

– Ходят слухи, что коек в больницах до сих пор не хватает. Это так?

– Если мы говорим о городах, то, скорее всего, это фейк. Всё-таки с начала пандемии прошло несколько месяцев, чтобы в больницах появилось достаточно мест и были развернуты новые госпитали. Конечно, за всю Россию я отвечать не могу, но в Казани, например, такой проблемы нет. Правда, если речь идёт о районах или деревнях… А что вы хотите? Там и в обычный период не хватало мест. Там даже нет больниц, максимум – ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты). А есть районы с одной ЦРБ, где в отделениях по 10 коек максимум и нет ни одного инфекциониста. Любой район возьмите и съездите в ЦРБ – увидите Россию-матушку и бедных медработников.

А что со статистикой в целом? Вы в неё верите?

– В России статистика – продажная девка. Как кто хочет, так и пишет. Но в плане коронавирусной инфекции причиной сомнительно низких или, наоборот, завышенных данных могут быть сами тесты. Например, если алгоритм взятия мазка был нарушен, это может дать ложно отрицательный показатель. Многим не ставится коронавирус, потому что данный диагноз можно определить только с помощью специфической диагностики, такой как ИФА (иммуноферментный анализ) или ПЦР (полимеразная цепная реакция). КТ не является подтверждением коронавирусной инфекции. Поэтому, когда делают только КТ и ставят диагноз, это тоже отражается на статистике и портит её.

Многие эксперты считают, что второй волны не будет. Какая у вас точка зрения?

– Я тоже склоняюсь к этому мнению, потому что уже есть определённая прослойка переболевших. Если раньше заявлялось, что достаточно 60–70 % переболевших для создания иммунной прослойки общества, то сейчас исследования говорят о 20 %. Меры самоизоляции в какой-то степени помогли. И что сейчас сохраняется режим противоэпидемических мероприятий – это очень правильно. Но если второй волны коронавируса и не будет, не стоит забывать о других инфекциях. Я говорю своим пациентам: вирусы не ушли в отпуск, они никуда не исчезли. Они так же циркулируют, а мы продолжаем быть к ним восприимчивы. Так что будет наслоение других вирусных инфекций: и респираторных, и кишечных, особенно нужно помнить о сезонном гриппе. Это может усугубить ситуацию в целом.

– Если переболел коронавирусом один раз, можно расслабиться?

– К сожалению, нет. Иммунитет после перенесённой коронавирусной инфекции, в отличие от, например, вируса кори, нестойкий. Титр антител сохраняется от 3 до 6 месяцев. Поэтому неважно, в какой форме вы переболели. Единственное, при повторном заболевании течение болезни, скорее всего, будет лёгким.

Коронавирус успел мутировать за эти месяцы?

– Нет, так как прошло слишком мало времени. Вообще в семействе коронавирусов более 40 представителей. И вирус будет циркулировать год-полтора, а может и больше, как SARS-CoV-1 (тяжёлый острый респираторный синдром – прим. ред.), который появился в 2003 году, или MERS-CoV из 2015 года (коронавирус ближневосточного респираторного синдрома – прим. ред.). Просто наша иммунная система уже готова ко встрече с ними, и нам не так страшно.

Где легче всего заразиться вирусом? Учёные американского Центра по контролю и профилактике заболеваний пришли к выводу, что на концертах, в офисе, религиозном учреждении, школе, кинотеатре и кафе.

– Изначально мы считали, что есть такие пути заражения, как прикосновение к предметам или встреча с носителем вируса. Сейчас у нас есть другие представления. И российские, и западные коллеги действительно сошлись во мнении, что наибольшую опасность для человека несёт «скученность». Даже если есть спад в заболеваемости и обстановка более-менее стабилизировалась, ни в коем случае нельзя забывать о профилактических мерах. Масочный режим полезен именно в местах скопления. Да, на улице в маске нет никакого смысла: вирусных частиц в воздухе нет. Но если вы заходите в закрытое пространство, где нет никакой дистанции, полезно надеть маску. Но только каждый раз новую, ведь на маске скапливается огромное количество болезнетворных бактерий.

– Академик РАН вирусолог Виталий Зверев заявил, что не будет делать прививку от коронавируса этой осенью. А что вы посоветуете своим пациентам?

– Я согласна с коллегой и тоже не буду делать. Конечно, я за вакцинацию. Но вакцина должна пройти все фазы клинического испытания плюс катамнестическое (пролонгированное – прим. ред.) наблюдение. О каком наблюдении мы можем говорить, если вакцину создали за 6 месяцев? Это слишком маленький срок. Вам даже никто не скажет, какие последствия будут у этой вакцины, а мы должны быть уверены, что дальнейших побочных эффектов не будет. Нужно 2–3 года для исследований. Поэтому нужно заниматься своим здоровьем, поддержкой работы иммунной системы, а именно правильно питаться, пить суточную норму воды, спать не менее 7–8 часов, отказаться от вредных привычек и не забывать об антиоксидантах. Всё это поможет профилактировать в той или иной мере заражение не только коронавирусной инфекцией, но и другими вирусами.