×

«Как адвокат защитит других, если не может защитить себя?»

Всего 7 % адвокатов подают жалобы на нарушение своих прав. «Стол» выяснял, есть ли смысл жаловаться в те же органы, которые твои права систематически нарушают
+

При подготовке публикации использовались материалы дискуссии «Нарушение прав адвокатов: норма или исключение?», организованной Институтом права и публичной политики*

– По сравнению с советским периодом, в работе адвокатов сделан рывок, – говорит советник Федеральной палаты адвокатов РФ и автор доклада Ольга Шварц. – В те времена адвокат допускался только по окончании предварительного следствия, а человек был один на один с правоохранительными органами. Сейчас же у всех от зубов отлетает: адвокат допускается с момента задержания, адвокат имеет право собирать свои материалы. Вроде бы основные гарантии закреплены, но что происходит на самом деле? 

В опросе, проведённом Институтом права и публичной политики*, приняло участие 925 респондентов из 70 субъектов РФ. Абсолютное большинство юристов в своей практике сталкивалось с различного рода нарушениями. Самыми неблагоприятными для адвокатов регионами являются Крым, Сибирь и Дальний Восток. А среди профессиональных сфер по количеству нарушений лидирует уголовное судопроизводство (больше 80 %), а также гражданское и административное право (больше 50 %). 

По данным опроса, чаще всего адвокаты сталкиваются с непредоставлением копий процессуальных документов. На втором месте – нарушение права на получение вознаграждений. Также распространены случаи нарушения прав на посещение суда, нарушение сроков ознакомления с материалами дела, запрет на аудиозапись. Эти нарушения чаще всего происходят со стороны следствия. 

– По сравнению с предыдущим годом, есть и изменения: существенно снизилось число вызовов на допрос в связи с осуществлением профессиональной деятельности, меньше жалоб стало на суд и ФСИН, – отмечает Шварц. – Однако остаются такими же актуальными незаконный осмотр вещей и прослушивание, незаконный недопуск на встречу с подзащитным. С такими нарушениями знакома половина всех опрошенных адвокатов. На фоне пандемии 20 % адвокатов столкнулись с нарушениями при входе в зал суда: необоснованный осмотр, недопуск до начала заседания. 

Кроме судов, часто права адвокатов нарушают МВД, Следственный комитет, Федеральная служба судебных приставов и её региональные управления. 

– Почему нарушений со стороны ФСИН меньше? – обращает внимание член Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Сергей Локтев. – Иногда сами клиенты просят о том, чтобы адвокат не заявлял о нарушениях, иначе это может как-то отразиться на деле.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay.com

 По данным опроса, всего 7 % адвокатов обжаловали нарушения в административном порядке. Из них только половина получила какой-то положительный результат. 

– Адвокаты разочаровываются, ведь если нет никакой пользы – значит, это только трата времени, – резюмирует Шварц. 

Руководитель центра обращений в ЕСПЧ Сергей Охотин также считает, что при самозащите многих адвокатов останавливает материальная сторона дела.

– Адвокат понимает, что, если он хочет отстоять свои права, на это нужно потратить много времени. День нужен для составления жалобы, ещё несколько – на прохождение различных инстанций. Шансы отстоять свои права невысоки, а трата времени и потеря дохода – колоссальная. На мой взгляд, необходимо организовать фонд, который финансировал бы работу тех адвокатов, которые готовы прийти на помощь к коллегам, – считает Охотин. 

По мнению Локтева, число негативных практик, связанных с адвокатами, только вырастает. Количество профессионалов, решивших покинуть Россию, тоже увеличивается. Так, несколько дней назад из-за уголовного преследования уехал адвокат журналиста Ивана Сафронова Иван Павлов. В таких случаях поддержка коллег необходима. 

 – Как адвокат я тоже работаю в «поле» и сталкивался с незаконным недопуском в суд, – рассказывает Локтев. – Правоохранительные органы думают, что административных адвокатов нужно и вовсе исключить! Мы же мешаем работать! И если в крупных городах ещё кто-то жалуется, то в регионах ситуация тяжелее. Им говорят не лезть, они и не лезут. Потому что не знают, что делать. Раньше я работал в Липецке и могу сказать, что почти нет обращений в региональные органы. Как минимум нужно вызывать уполномоченного представителя, чтобы нарушение было зафиксировано. Считаю, что чувство локтя очень значимо. 

Эксперт по конституционному законодательству Григорий Вайпан предлагает адвокатам в борьбе за свои права опираться на поддержку не только коллег, но и всего общества.

 – Солидарность – это главная защита от репрессий, – отмечает он. – Но в данный момент внутрикорпоративной поддержки будет недостаточно. Нужно заставить сопереживать себе обычных людей. Чтобы из нишевой проблемы это стало общественной. А чтобы почувствовать поддержку, нужно мобилизовать силы. 

Общественные кампании помогает проводить организация ОВД-Инфо. Например, был запущен «Дятел» – генератор жалоб на план «Крепость». 

– План «Крепость» – это особое положение, которое вводят для защиты отделов полиции от вооружённого нападения, – прокомментировала «Столу» руководитель юридического отдела ОВД-Инфо Александра Баева. – Однако наши адвокаты сталкивались с тем, что этот план был активирован при их приходе. В этом случае никто не может входить и выходить из отделения, но мы фиксировали доставку пиццы, например. Документы, по которым вводится этот план, засекречены, поэтому мы не можем понять причины. Скорее всего, чтобы не была оказана юридическая помощь. Чаще всего такое случается во время митингов и акций протеста. 

Также адвокаты ОВД-Инфо сталкиваются с прослушиванием и незаконным осмотром. 

– Часто запрещают проносить телефоны для аудиозаписи. Почему? Потому что тогда можно зафиксировать следы пыток, – считает Баева. – Сталкиваясь с такими ситуациями, адвокаты даже не понимают, насколько это распространено. Поэтому нужно фиксировать любые нарушения и жаловаться. Да, мы понимаем, что жалуемся в те же органы, которые и нарушают наши права. Но почему мы должны их дискриминировать? 

Адвокат Адвокатской палаты Москвы и преподаватель кафедры адвокатуры Университета им. О.Е. Кутафина Дарья Шарапова также считает, что смысл профессии адвоката – в борьбе.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Дарья Шарапова. Фото: msal.ru

 – Только 7 % адвокатов обращаются за помощью при нарушении прав, – говорит она. – Я не очень понимаю, как они могут защитить других, если не могут защитить себя. Нужно идти до конца и бороться. Самозащита – это первое качество адвоката. Вступая в эту профессию, человек должен быть готов ко всему и бороться с любой несправедливостью. Возможно, во мне говорит максимализм, но я уже больше 6 лет в профессии и вижу смысл своей работы в борьбе до последнего. 

Согласна с этим и юрист адвокатского бюро «Крюков, Анишин и партнёры» Мария Ситникова. Последовательные действия строго в рамках закона – то, что можно противопоставить нарушению прав адвокатов со стороны органов власти, считает она.

«В адвокатском сообществе должно закрепиться убеждение, что действия за пределами правового поля не являются нормой ни для представителей власти, ни для тех, кто защищает права. Такие действия должны осуждаться и обществом», – подчёркивает Ситникова.

*Признан Минюстом иностранным агентом.

Включить уведомления    Да Нет