×

Как Октябрьская революция изменила Россию. Часть II

О духовных, экономических, интеллектуальных последствиях переворота 1917-го – священник Георгий Кочетков, ректор Свято-Филаретовского православно-христианского института
+

– Какие экономические, интеллектуальные и духовные последствия для нашего общества имела революция 1917 года?

Священник Георгий Кочетков: Я бы не стал ограничиваться только обществом, потому что кроме общества есть народ, церковь, государство и много чего ещё. Революция 1917 года перевернула всё настолько, что от старой страны, так же как от церкви и от русского народа, сохранились только тени или какие-то островки и остатки, а то и останки – то, что уже не оживёт, разве что когда-нибудь что-нибудь воскреснет. Революция уничтожила какие-то качества жизни и тех, кто собрал эту страну, её хранил, пестовал, развивал культуру, отвечал за всё, – русских людей, которые были в ней системообразующим народом.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Священник Георгий Кочетков. Фото: Станислава Новгородцева

Революция поглотила три основных кита: монархию, православие и русский народ, на которых держалась вся Русская земля, вся Россия, включая и национальные окраины, где жили люди этнически не русские. Именно поэтому сейчас нет никаких скреп и можно так легко отдавать или брать какие-то территории, хищнически вести экономику за счёт недр, за счёт невосполняемых ресурсов, можно делать вообще всё что угодно и с церковью, и с народом. Можно вообще не упоминать русский народ, как сейчас предпочитают делать и в официальной политике, и тем более люди, которые удовлетворяются безликой либеральной фразой о том, что у нас «многонациональная и многоконфессиональная страна», хотя всем понятно, что все страны мира многонациональные и многоконфессиональные, но все они стараются себя позиционировать не таким образом.

Русский народ в своём творческом, качественном смысле практически уничтожен, и Православная церковь, и русское государство тоже

Во Франции говорят, что там живут французы, в Польше – что там живут поляки и так далее. Но в России сказать, что здесь живут русские, – это режет слух. Это тут же вызывает какое-то возражение: «нет-нет, у нас здесь всё многонациональное и многоконфессиональное». Хотя это не так, конечно. Потому что большинство населения – это русское население, и основная религиозная традиция – православная. Но и этот народ, и православная традиция, уж не говоря о монархии, существуют сегодня именно в форме остатков и останков. Это такой тонкий слой в пироге нашей жизни, что удивительно, как вообще что-то держится! Русский народ в своём творческом, качественном смысле практически уничтожен, и Православная церковь, и русское государство тоже. Всё было заменено какими-то совсем другими образованиями, которые только прикидываются прежними или только формально в каких-нибудь бумажках существуют как преемственные тому, что исторически было в России. Я упомянул три основные старые скрепы нашей страны, но этот ряд можно продолжить. Приходится, к сожалению, очень глобально рассуждать, отвечая на этот вопрос. Были подорваны, взорваны все фундаментальные основы, а на их место воздвигнуты или суррогаты, или какие-то уродцы – недоразвитые и однобокие новообразования, иногда очень агрессивные.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay

– Что было бы со страной, если бы Октябрьского переворота не произошло?

Я считаю, что страна была бы процветающей, она была бы мировым лидером, особенно если бы скооперировалась с Германией и Австрией. Тогда мы жили бы сейчас не под англоамериканским и израильским мировым приоритетом, а в совершенно другом духовном, интеллектуальном, культурном, экономическом, политическом поле. Был бы другой мир. Это была борьба двух цивилизаций, и проиграла лучшая. Понятно, что никакие цивилизации не бывают идеальными – не об этом речь. Но то, что было достигнуто ко времени Первой мировой войны, однозначно говорило о том, что Россия и Германия – мировые лидеры. Собственно, из-за этой конкуренции произошли и Первая мировая война, и потом революция в России. Это главные причины, хотя были и другие. Произошла мировая схватка цивилизаций – такая, в которой гибнет лучшее. И Германия в XX веке гибла, а о том, что когда-то было Россией, даже страшно говорить.

Если уж смотреть гипотетически: Россия была бы процветающая страна с замечательной русской культурой, наукой, замечательными творческими людьми. Мы, безусловно, решили бы аграрный вопрос, церковь видела и готова была решать свои проблемы, государство тоже наверняка бы изменилось. Монархия не могла остаться той, какой она была в старом абсолютистском виде – по сути дела после 1905 года она уже стала конституционной.

Мы практически полностью потеряли свою идентичность и даже адекватность

Самая большая внутренняя проблема России была в противоречии между 20 % образованных и культурных людей и 80 % малообразованных и малокультурных. В крестьянской массе тоже была своя культура, какое-то образование уже начиналось, впрочем, с огромным отставанием. Но через 10–15 лет после революции от этих 20 % почти ничего не осталось, а остальные 80 % погрузились в ещё большую тьму. И от церкви почти ничего не осталось, и от русского народа. Поэтому мы практически полностью потеряли свою идентичность и даже адекватность, если можно так выразиться.

К началу Первой мировой войны Россия вышла в лидеры по темпам экономического роста. У нас была самая интересная в мире культура: Россия обогнала Францию, была близка к Германии, а в чём-то превосходила её и потенциально, и реально. Практически во всех областях науки были не просто грамотные и перспективные, но необычайно талантливые и даже гениальные люди. То есть страна была необыкновенно насыщена творческой энергией. Русский народ был молодой народ, несмотря на свой почтенный исторический возраст. И эта молодость и пассионарность в результате Октябрьского переворота сыграли уже на минус, а если бы не было переворота, это был бы безусловно плюс.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Дореволюционный Невский проспект

– На каком экономическом уровне находилась страна тогда и находится сейчас? Можно ли сказать, что нынешние экономические провалы связаны с пережитками советской экономической системы?

Если иметь в виду 1913 год, с которым себя любил сравнивать Советский Союз, тогда экономика России по темпам роста была ведущей экономикой мира. Были колоссальные возможности, ресурсы и богатства. Не могло не быть некоторых дисгармоний при таком стремительном развитии. Жизнь, в том числе экономическая, менялась настолько быстро, что люди не успевали, их как бы разрывало такое стремительное развитие. Например, философ и методолог Георгий Щедровицкий считал, что это стало главной причиной Октябрьского переворота и последующей Катастрофы – русского Холокоста и русского геноцида.

Темпы развития России в начале XX века привели и к внутреннему напряжению, и к такому обострению мировой конкуренции, что на Россию стали во всём мире смотреть с большой опаской, ну и, конечно, с завистью: хотели попользоваться русскими богатствами – и природными, и всяческими. Мировое влияние России было огромным, и оно быстро возрастало во многих странах. Поэтому с самого начала XX века стали происходить провокации и вкладывались большие средства разными государствами, экономиками, культурными и религиозными силами с целью подрыва влияния России и её разрушения. Мы помним, в каком трудном состоянии были Америка и Европа в то время, не буду говорить о других.

Некачественная безжизненная модель плановой экономики не могла существовать, она не давала никаких возможностей иметь сколько-нибудь серьёзную собственность и никаких гарантий на неё

Сейчас ситуация, конечно, совершенно другая. Никакие так называемые экономические кризисы постсоветского времени ничего не переворачивали, потому что уже к концу советского периода экономика здесь сгнила полностью. Никакого мало-мальски оправданного управления экономикой не существовало. Эффективность производства регулярно падала и отчасти поддерживалась лишь колоссальными природными богатствами. Россия –  в смысле русская часть страны – постоянно кормила национальные окраины, хотя там думали прямо наоборот:  что всё идёт в Москву. Действительно, очень много шло в Москву, но не на Россию, а дальше, мимо России – на «мировую революцию» в разных формах, которой и занимались коммунистические лидеры начиная с Октября 1917 года. Вся эта совершенно некачественная безжизненная модель плановой экономики не могла существовать, она не давала никаких возможностей иметь сколько-нибудь серьёзную собственность и никаких гарантий на неё. Были какие-то подпольно разбогатевшие люди, но и они в советские времена всегда могли оказаться среди преследуемых и репрессированных.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Заключённые на строительстве Беломорканала. Автор неизвестен

И в постсоветское время, к сожалению, экономика не возродилась. И в 90-е годы, когда демократы были у власти, они ничего не смогли сделать. Правда, им досталась страна в положении тотального социального, экономического и политического кризиса, но и они сами оказались абсолютно не готовы и не адекватны в роли руководителей государства, экономики, страны и народа.

– Восстановился ли допущенный в результате советской политики репрессий и всех волн эмиграции провал в квалифицированных специалистах в разных отраслях и сферах жизни страны, удалось ли оправиться от потерь?

Это не допущенный провал! Когда народ уничтожают – это по-другому называется. Понятно, что если самых лучших людей или убивают, или калечат, или запугивают, или изгоняют, никакой народ безболезненно пережить это не может.

Когда низы оказываются наверху – это бесчестие, и, как говорится в Священном писании Ветхого завета, проклятье для народа

Поэтому наша страна теперь – совсем другая страна, и народ теперь – совсем другой народ. Когда низы оказываются наверху – это бесчестие, и, как говорится в Священном писании Ветхого завета, проклятье для народа – когда слишком молодые или простолюдины становятся во главе! И это, конечно, последствие 1917 года. Так оно и произошло, и происходит сейчас, когда люди, просто имеющие связи, оказываются «наверху». И до сих пор подбор руководящих кадров у нас практически никогда не происходит по профессиональным качествам. Чаще всего это или идеологический подбор, или друзья-приятели, или люди вытаскивают друг друга по каким-то собственным индивидуалистическим, эгоистическим, корыстным соображениям.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay

Какие тут могут быть кадры! Настоящие кадры – те, которые не хотят уезжать отсюда – стараются выживать. Впрочем, среди молодёжи отъездные настроения до сих пор достаточно сильны. У молодых мало энергии, чтобы сопротивляться агрессивной среде. Ничего не обеспечено в стране: ни личная безопасность, ни права собственности, ни какие-то профессиональные условия работы. И поэтому люди поддаются таким настроениям. Часто очень нужные нашей стране, нашей экономике, науке, культуре, нашему народу и церкви люди оказываются, к сожалению, за рубежом.

– Чему научил нас 1917 год?

Во-первых, тому, что «без Бога ни до порога». И во-вторых, тому, что средствами революции нельзя достичь ничего доброго. Эти средства оказываются всегда негодными при очень красивых словах, призывах и обещаниях. Революция – это не метод. Революция должна быть внутренней, духовной или интеллектуальной, но она должна быть социально мирной. Когда в людях кипят страсти и побеждает злоба, зависть, ненависть, ложь, массовое сознание, когда даже в церкви не видно личностного и соборного начала, то, конечно, хорошего ждать нечего. Во многих странах были разные серьёзные катаклизмы, и даже революции, и даже геноциды, но того, что пережила Россия, по длительности и по интенсивности этих деструктивных процессов, нигде больше не было – я не знаю подобных прецедентов.

Церковь обрела то, что она иначе не могла бы обрести, – опыт новой жизни в любви, в правде, в мужественном крестоношении

Революция научила и тому, как по-новому бороться со злом и грехом в наших современных условиях, как сопротивляться индивидуализации жизни и всяким фантазмам и фантомам. Всё-таки мы узнали в XX веке множество святых людей и тех, кто противостал этой тёмной среде, в которой люди жили последние сто лет. Это дорогого стоит, это великое обретение, великое сокровище, опыт, которым надо делиться со всем миром, в том числе миром церковным. Церковь обрела то, что она иначе не могла бы обрести, – опыт новой жизни в любви, в правде, в мужественном крестоношении.

С одной стороны, мы должны признать, что ничего плохого из того, что было за эти сто лет, не должно повторяться, а с другой стороны, мы должны использовать опыт сопротивления злу, который был явлен. Надо признаться, что пока ни церковь, ни народ, ни общество русское этого ещё не усвоили. И значит, это ещё предстоит, значит, это наша главная задача на будущее.

– Что необходимо изменить в сегодняшней России, чтобы это произошло? Может, вы видите необходимость каких-то реформ?

Ну какие реформы… Свободное личностное начало должно пронизывать всю жизнь людей. Запрос на это есть, только он очень задавлен, очень невыражен, потому что люди не верят в то, что это начало можно восстановить. Надо возродить веру и доверие к Богу, к голосу своей совести и друг ко другу. Надо стараться лучше видеть опасность зла и греха, меньше идти на компромиссы и в то же время нужно хорошо понимать, за что ты стоишь, за что ты борешься, ради чего и чем ты готов рисковать и жертвовать. Если ты за Бога и за человека, если ты за правду и за совесть, если ты за общение и служение, то есть за самое благородное, то ты работаешь на будущее России, русского народа и всех других народов на русской земле. Обществу и государству это тоже необходимо: без этих качеств не может жить современное общество, современное государство, современная церковь и современный народ – ни один, тем более  великий народ.

Мнение экономиста читайте здесь.

Вперёд
Остальгия