×

Как пить дать 

«Стол» писал, как без предубеждений  принимать мигрантов, а сейчас несколько слов о том, почему они вынуждены к нам ехать, как проблемы Афганистана влияют на страны Центральной Азии и когда нам ждать «водных войн»
+

28 апреля – 1 мая 2021 года на границе между двумя членами военного блока ОДКБ Таджикистаном и Кыргызстаном разгорелся серьёзный вооружённый конфликт. Поводом для словесной перепалки, переросшей в драку, а затем в столкновения с применением огнестрельного оружия с участием пограничников двух стран, стала установка видеокамер на водозаборе «Головной» в верховьях реки Исфара вблизи таджикского села Ходжа Аъло и киргизского села Кёк-Таш. Обе стороны считали, что водозабор расположен на их территории. Потери с двух сторон конфликта составили убитыми свыше 50 человек и около 300 ранеными. Сожжены десятки объектов инфраструктуры и жилых домов, тысячи людей были эвакуированы из зоны военных действий. Ранение получил и мэр таджикского города Исфары Баховаддин Баходурзода.

Межреспубликанские споры и конфликты населения республик Центральной Азии за землю и воду – далеко не первые и часто отмечались в советский период. С обретением независимости число инцидентов в странах Центральной Азии не уменьшилось и оружие применялось в 2016 и в 2019 годах, когда конфликт пришлось гасить на уровне президентов двух стран.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Военнослужащие и сотрудники полиции Киргизии в районе села Кок-Таш. Фото: Эламан Карымшаков / Sputnik / РИА Новости

В мае 2021 года главы министерств иностранных дел и силовых структур Кыргызстана и Таджикистана договорились о прекращении огня, но полностью погасить напряжённость не удалось. Конфликты населения двух стран на спорной территории до сих пор не заканчиваются: 23 сентября 2021 года несколько жителей из приграничного района Таджикистана получили серьёзные травмы.

Водные войны

К одной из основных причин непрекращающихся конфликтов эксперты относят бедность населения. По данным Всемирного Банка, ВВП на душу населения Таджикистана в 2020 году составил 3 858 долларов США. Этот же показатель в Кыргызстане – 4 965 долларов, в Узбекистане – 7 378 долларов, в Казахстане – 26 729 долларов. Для сравнения: ВВП на душу населения в развитых США и в Норвегии превышает 63 тысячи долларов, разница в уровне и качестве жизни с постсоветскими республиками – в разы.

По оценкам Всемирного Банка, уровень бедности в Таджикистане в 2020 году составил порядка 26 %. По сообщению представителя ВБ в Кыргызстане Навида Хасана Накви, в связи с пандемией коронавируса, инфляцией и потерей работы уровень бедности в стране вырос до 31 %, прогноз на 2021 год ещё более неутешительный. Из-за пандемии уровень бедности впервые за 20 последних лет вырос в Узбекистане и в Казахстане.

Дефицит пахотной земли и оросительной воды стоит в ряду самых серьёзных причин продолжающихся конфликтов

Дефицит пахотной земли и оросительной воды стоит в ряду самых серьёзных причин продолжающихся конфликтов. Для значительной части домохозяйств стран Центральной Азии площадь личных земельных участков, пастбищ и обеспеченность поливной и питьевой водой являются важнейшими факторами не просто достатка, но и элементарного выживания. В беднейшей стране региона – Таджикистане – площадь орошаемой земли на душу населения постоянно сокращается и уже преодолела тревожную критическую планку 0,1 гектара на человека. Это примерно втрое ниже среднемирового уровня. Что же касается обеспечения населения и сельскохозяйственных предприятий оросительной водой, громкие межгосударственные споры Таджикистана с Узбекистаном за воду, какие имели место несколько лет назад в связи со строительством Рогунской ГЭС, после налаживания отношений между двумя странами несколько поутихли.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Сады «Пайванд-Рашт» в Таджикистане. Фото: flickr.com/people/khadamotimatbuot

Однако проблема согласованного водопотребления из бассейнов Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи, как и проблема практически исчезнувшего Аральского моря, никуда не делась, и это только цветочки. Ягодки будут, когда гражданская война в 37-миллионном Афганистане закончится и афганцы заявят о своём праве на ежегодную квоту в объёме 9 кубических километров воды из Пянджа и Аму-Дарьи. Но главной причиной конфликтов, устранить которую во втором десятилетии XXI века и в обозримый период пока невозможно, аналитики называют взрывной рост населения.

Рост населения

В отличие от проблем бедности и обеспеченности водой и землёй, проблема высоких темпов прироста населения учёный мир сегодня почти не волнует. Между тем, в отличие от вымирающей России, ежегодный естественный прирост населения в постсоветских республиках Центральной Азии уже настолько высок, что в ряде густонаселённых районов Ферганской долины, на землях Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана плотность населения уже более 10 лет сопоставима с наиболее густонаселенными районами Китая. По данным ООН, средний ежегодный прирост населения в Таджикистане за последние годы достигает 2,2 %. В стране с населением более 9,5 миллиона человек каждый год рождается порядка 210 тысяч новых граждан, которых нужно кормить, одевать, обувать, обеспечить охрану здоровья и предоставить работу. Ситуацию несколько смягчает высокий уровень трудовой миграции из стран Центральной Азии (в основном в Россию), однако текущий кризис снизил её объёмы, а прирост населения уже начал обострять новую проблему – обеспечение продовольственной безопасности. Серьёзно ли всё это? Да, серьёзно. И вот почему.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Девочка едет на ишаке за водой, Таджикистан. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

Политическим консультантам хорошо известно, что когда во время встреч глав государств по ТВ представляют великолепие президентских дворцов Душанбе, Ташкента и Бишкека, эту «картинку» показывают не для первых лиц, а для бедного населения, которое, по замыслу политтехнологов, должно переполняться чувством гордости за свою страну и своих президентов. Но когда обычные люди, насмотревшись парадов, концертов и салютов, приходят в свой дом и видят то, что лежит в их холодильнике (если там вообще что-то лежит), в их голову приходят мысли далеко не о величии родины. Мысли приходят совершенно другие: чем накормить детей, как вылечить их и дать им образование. А вслед за этими мыслями приходят другие: как добыть деньги, чтобы выбраться из нищеты, пусть даже незаконным способом. Масса примеров в истории многих государств подтверждает аксиому: когда численность бедного и нищего населения превышает критическую отметку, особенно в неурожайные годы, – социальные потрясения неизбежны.

Старый проект

Насколько можно понять намерения высшего руководства Российской Федерации, Россия заинтересована в создании дружественного политического и военного союза с бывшими советскими республиками Центральной Азии, поэтому ей нужны в этих странах устойчивые к внешним и внутренним вызовам дружественные режимы. Но если говорить, что «Казахстан, как и Украина, вышел из СССР с территориальными подарками от советской власти и проблема спорности Северного Казахстана никуда не делась», как это делает российская пресса, получить лояльных партнёров явно не получится.

Между тем у России есть прекрасный шанс избежать серьёзных будущих проблем южнее своих границ и навсегда упрочить своё влияние в Центральной Азии – за счёт осуществления старого проекта переброски в регион части стока сибирской реки Обь. Переброска части годового стока Оби (до 7 %) позволила бы повысить водообеспеченность Курганской, Челябинской, Оренбургской и Омской областей. В результате реализации этого проекта можно будет гарантированно снять большинство из названных проблем не только в Ферганской долине, но и во всей Центральной Азии. Кроме того, станет возможным восстановить уровень воды и судоходство в Аральском море.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Спутниковый снимок Аральского моря, август 2021 года. Фото: NASA

Идея переброски части стока сибирских рек в Центральную Азию родилась не в советский период

В этой связи интересно, что идея переброски части стока сибирских рек в Центральную Азию родилась не в советский период. Впервые высказал эту идею 150 лет назад, в 60-х годах XIX века, украинский инженер Яков Демченко, подавший своё предложение в Русское императорское географическое общество. К этой идее советские инженеры вернулись в 60–70-е годы XX века, и проектно-изыскательские работы велись уже на высоком профессиональном уровне десятками проектных организаций с центром в специально созданном в Москве головном проектном институте «Союзгипроводхоз». Ориентировочная стоимость проекта оценивалась специалистами тогда в сумме 100–150 миллиардов долларов США. Проект горячо поддерживался руководителями советского Казахстана и Узбекистана, однако по ряду причин в 1986 году был закрыт решением Политбюро ЦК КПСС. Тем не менее идея переброски не забыта, и выступивший в 2008 году на XI Петербургском международном экономическом форуме президент Казахстана Нурсулстан Назарбаев поддержал инициативу тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова вернуться к старой идее, заметив: «Такие стратегические проекты решительно сближают наши страны».

Безусловно, в новом раунде обсуждения нужно будет учесть доводы оппонентов проекта, которых беспокоит изменение экологии Сибири. Стоит дважды, а то и трижды оценить, какие выгоды получит наша страна, действительно ли окупятся все вложения и не будут ли чреваты долгосрочными проблемами. Никто не требует принимать решение здесь и сейчас, но сама возможность таких переговоров была бы симптоматична. В конце концов, затраты на этот проект всего лишь в 3 раза больше затрат на проведение Олимпиады в Сочи и будут в разы меньше оттока капиталов из России за последние 10 лет. И, боюсь, дело не движется с мёртвой точки вовсе не потому, что мы так бережём свою экологию, а потому, что сами не осознали: вода – в перспективе не менее ценный ресурс России, чем нефть; но мы – по-хорошему – не научились этот ресурс ни беречь, ни использовать. 

Включить уведомления    Да Нет