×

Капиталист-эколог

145 лет назад в Центральной России было учреждено Мальцовское промышленно-торговое товарищество с правлением в Дятькове. Его владелец, Сергей Иванович Мальцов, – отличный пример того, как «капиталист» может работать на благо своей страны. «Стол» публикует избранные фрагменты биографии
+

Все мы помним недавнюю аварию в Норильске. Вдруг выяснилось, что тот же «Норникель» сливает в тундру ядовитые отходы, причём это не первый такой случай: подобное происходило на Южном Урале, в Бурятии и других регионах. Безобразие уже мало кого удивляет, удивительно скорее то, что когда-то могло быть иначе. 150 лет назад, например, жил в России такой промышленник – Сергей Иванович Мальцов, который для сохранения исчезающих лесов инициировал разработку копей каменного угля и торфяных залежей. Его не обязывало законодательство, а копи приносили Мальцовскому товариществу только убытки. Но он хотел сохранить деревья, потому что под ними должны были расти его дети и дети его детей. С этой же целью – сохранить деревья – Сергей Иванович арендовал несколько тысяч гектаров леса. И это далеко не всё, что можно рассказать о его коммерческой и промышленной деятельности, не лишённой благородства и достоинства.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Дети Сергея Ивановича Мальцова: Капитолина, Мария, Сергей, Иван и Николай. Скан из книги В.И.Гау «Русский камерный портрет»

История «Мальцовской промышленной империи» началась в конце XVIII века. Кроме 17 крупных заводов и фабрик на территории Брянского уезда и Орловской губернии было ещё около 130 мелких заводов. Производили они если не всё, то почти всё, а начало промышленному делу положили стекло и хрусталь, которыми занимался с 1788 года ещё отец Мальцова – Иван Акимович. Быстрому росту империи способствовала доступность хороших материалов. В 20-х годах XIX века здесь же открылся свеклосахарный завод – одно из богатейших южно-русских производств. На множестве фабрик выпускали разную посуду, канаты, кирпичи, дёготь, скипидар, пиво, водку; строили земледельческие орудия, паровозные и вагонные металлические принадлежности, подвижной состав для железных дорог. В 30-е годы управление промышленностью перешло к Сергею Ивановичу Мальцову: успех сопутствовал отпрыску деловой фамилии.

Мальцов-младший умело сочетал невозможное: и близость к рабочей среде (он с детства учился на отцовских заводах), и богатейший кругозор (долгое время он провёл за границей, знакомясь с промышленной деятельностью разных стран). Современники отмечали, что Сергей Мальцов всегда старался брать себе в помощники своих крестьян: в результате к 1880-му году почти все директора, управляющие многочисленными заводами и фабриками, кроме нескольких инженеров, были его бывшими крепостными. Это не было благотворительностью ради благотворительности – в таком пересечении рабочих и управленческих сред он видел залог устойчивости всего предприятия. В отличие от многих современных предпринимателей, которые пользуются ресурсами страны, чтобы вывести деньги за границу, Мальцов собирался жить здесь, на русской земле, и её же развивать. Сохранился фрагмент его речи на одном из общих собраний учреждённого им торгового товарищества, прекрасно иллюстрирующий патриотические настроения промышленника: «Приготовление земледельческих машин встречает опасных конкурентов в лице иностранцев, имеющих во всей России богатые склады беспошлинно ввозимых ими превосходных машин; сверх того, укоренившаяся привычка русских земледельцев получать иностранные машины служит тоже немалою трудностью к распространению наших произведений; вообще дело это, как новое, требует труда и убыточно, но я уверен, что настойчивостью мы достигнем того, что русские машины будут служить развитию русского земледелия и производство их не будет убыточно товариществу; мальцовским заводам уже не новость нести пожертвования для введения в нашем отечестве новых производств и усовершенствований». Кроме того, патриотизм Сергея Ивановича проявлялся и в очень простых конкретных действиях: например, он открывал новые (иногда убыточные) производства в тех местностях, где требовалось занять рабочие руки, и создал разветвлённую систему общественного призрения (выдавал пенсии вдовам и престарелым рабочим, поддерживал больницы, аптеки, школы). Рабочих Мальцов, по доброй традиции многих дореволюционных предпринимателей, обеспечивал жильём, которое при определённых условиях могло перейти в их собственность. Наконец, Торгово-промышленное товарищество Мальцова, основанное в 1875 году, по уставу обязывалось отделять процент от выручки в специально созданный капитал благотворительных сумм, на средства которого содержались и создавались новые социальные учреждения.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Акционерное общество Мальцова.

Разумеется, святым Мальцов не был, некоторые современники очень убедительно описывали его взбалмошный характер и замашки самодура, создавшего чуть ли не государство в государстве. Его эксцентричность выражалась в том, что на территории округа действовала, например, своя мера длины – «мальцовская сажень», ходили суррогаты денег – «мальцовские боны»…  Сергей Иванович любил быть в центре внимания и с удовольствием поучал других. Но тут, как говорится, было бы чему учить! Разглядывая эту фигуру с нашей – 150-летней – перспективой, иначе видишь даже её недостатки.  Скажем, этот человек имел не только свои деньги и меры длины, но и свою железную дорогу. Понятно, что по состоянию на начало 1880-х годов большинство железных дорог в Российской империи были частными, но дорога, спроектированная Мальцовым, стала чуть ли не единственной, построенной без правительственной субсидии. Её протяжённость равнялась 310 км: тут были и свои смотрители станций, и кондукторы, и машинисты, и телеграфисты. В общем, очередная мини-империя, благодаря которой Мальцов трудоустроил 13–20 тысяч человек из менее чем 100-тысячного местного населения.

Не чужд был промышленник и духовной благотворительности. Ещё в начале XIX века отец Сергея Ивановича построил удивительный, по оценкам современников,  Преображенский храм в Дятькове – местечке, откуда осуществлялось управление промышленно-торговым товариществом. Там же был обустроен фамильный склеп: покоиться Мальцовы тоже планировали в родной земле. Сын продолжал благоукрашать постройки: в отделке почти всех церквей, возведённых Мальцовыми, использовался хрусталь. Иван Акимович и Сергей Иванович сами заказывали иконы для храма, руководили деятельностью художников, участвовали во внутренних переустройствах храмовых зданий и, по-видимому, обладали большим вкусом и религиозным тактом, поскольку церкви нравились не только рабочим, но и искусствоведам, и священникам. В своём завещании Мальцов выделил 500–1000 рублей деньгами более чем 20 церквям.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Преображенский храм в Дятькове. Фото начала XX века

К сожалению, увидеть хоть какие-то остатки империи Мальцова сегодня будет сложно. Тот же храм в Дятькове не дожил до наших дней: его разрушили большевики в 1929 году. Вместе с храмом ликвидировали и часовню-памятник Сергею Ивановичу Мальцову, и кажется, что даже память об этом человеке была стерта. Задумайтесь на секунду сами: слышали ли вы эту фамилию до того, как прочли текст? А если не слышали, то почему? Историю каких людей мы учим в школах и университетах?..

Впрочем, от храма Мальцовых сохранились отдельные элементы внутреннего убранства: подсвечник, лампадка, фрагмент хрустального иконостаса. Кто очень захочет, отыщет их в музеях. Что-то погибло в нас, а что-то осталось. В виде кусочка хрупкого хрусталя.