×

Карета превращается…

В день 8 марта каждой женщине важно знать, что этот праздник феминизма был не всегда. «Стол» напоминает, с чего все началось и почему это так важно
+

– Значит, Тимофеева, вы желаете озвездить свою двойню …
– Да мне бы имена им дать.
– Ну что ж, я предлагаю такие имена: Баррикада, Бебелина, Пестелина …
– Нет-нет-нет-нет-нет. Нет. Нет. Лучше назовём их просто: Клара и Роза. В честь Клары Цеткин и Розы Люксембург, товарищи!
(М. Булгаков. Собачье сердце)

340386_600 Медиапроект s-t-o-l.com

Клара Цеткин и Роза Люксембург

Разговор в цветочном магазине:
– Говорят: кризис, кризис… Мужик, вон, пришел и букет взял за двенадцать тысяч!
– Может быть, на последние. Вечером вручит цветы, накормит жену праздничными сардельками, а потом сожмет в зубах договор о валютной ипотеке и в петлю.
– Да нет. Вслед за ним пришел другой мужик. Он взял пять букетов по десять тысяч. А ты говоришь…И пусть в этом году мы не празднуем юбилей. Но… Все даты круглые, все женщины довольные. Сто шесть лет назад в Копенгагене на Международной социалистической женской конференции бабоньки решили договориться, что в этот день они будут митинговать, привлекая общественность.Все устаканилось не сразу. В 1965 году в СССР Международный женский день сделали не только праздничным, но и выходным днем. Если посмотреть на советские восьмимартовские марки, то до 1965 года женщины на них пашут, учат, вещают с кафедры и строят коммунизм, а после – утопают в маках, блистая и маня своей свежестью и красотой. Ми-ми-ми с бантиком.

Stamp_of_USSR_1370 Медиапроект s-t-o-l.com

1967_CPA_3464 Медиапроект s-t-o-l.com

И теперь моя мама и сестра ежегодно 7 марта надраивают квартиры и рубят салаты, а папа ищет мимозы посвежее, чтобы 8 марта вывалить на счастливых женщин все накопившееся и не сказанное в течение года. Жена себя так не ведет, потому что десять лет назад была узурпирована мной. К тому же я подозреваю у нее легкую форму праздникофобии.

Летят нетленки по почтовым ящикам, текут медовые реки тостов и речей:

Вы прелестны, словно розы,
Только разница одна:
Розы вянут от мороза,
Прелесть женщин – никогда!

Или же:

Твои любимые цветы
Согрею я своим дыханьем
В день Женского Очарованья.
Они прекрасны, как и ты!
И пусть исполнятся мечты,
И сбудутся Весны желанья,
И сердцу милые черты
Пленяют также обаяньем!

Как пережить 8 марта и не умереть? Очень просто. Нужна мотивация.

Женщины сами по себе – мощный мотиватор для подвига. Все лучшее, что было и будет сделано – это подвиг во имя прекрасной дамы. Рыцари это делали во имя Богородицы. Потом сэры и сеньоры стали бороть мельницы ради случайных белокожих чаровниц. Страсть и женщина всегда будут где-то рядом до скончания века. Такова наша падшая природа.

Мы воспеваем не только наших прекрасных женщин. Мы воспеваем в них саму красоту. Думаем о ней, прикасаемся к ней. Мы учимся у красоты. Это ли не прекрасно? И эта наука делает нас самих лучше, изобретательней, мужественней, галантней, умнее, хитрее, сильнее, стройнее и на 5–10 см выше.

 

Девятого марта мужчины протрезвеют, обратно вывалят свои животы и натянут любимые трико, а вчерашние прелестницы, вернувшись с работы и приняв аспирин, начнут ликвидацию последствий международной женской катастрофы. Карета превратится в тыкву.

Ну, или не превратится, это, как говорится, as you wish.
Впрочем, вот история от одного моего приятеля. В ней есть достаточно вдохновения, чтобы карета оставалась каретой.

В апреле 1970 года мой двенадцатилетний папа влез на вербу, чтобы сфотографировать сблизи на фотоаппарат «Смена» расцветшую сережку. Потом он проявил пленку, распечатал фотографии, а ту, что с цветком вербы, без малого год спустя подписал внизу синей шариковой ручкой красивым почерком: «С 8 марта!» А на оборотной стороне написал: «Дорогая мамочка! Поздравляю тебя с Праздником весны 8 марта! Твой сын Саша».

Поэтому мне не в лом каждый год в этот странный день выстаивать в очереди из угрюмых и замотанных мужиков, чтобы купить наименее потрепанный из уцелевших в цветочном магазине кусков растительности. Потом я, как правило, покупаю мед и чай и иду поздравлять одну-единственную женщину, для которой с некоторых пор этот праздник является священным.