×

Когда коронавирус не выдерживает конкуренции

Редактор «Стола» выяснил, как изменилась жизнь бездомных людей в условиях эпидемии 
+

Бездомные собираются в Екатеринбурге у Северного автовокзала рядом с пельменной пять раз в неделю. В понедельник, среду, пятницу в семь вечера их угощают горячим ужином сотрудники «Автобуса милосердия» из социального отдела епархии, во вторник и четверг на два часа позже, в девять – просто добрые горожане.

– Их человек десять, кто постоянно кормит бездомных по вторникам и четвергам, – рассказывает руководитель «Автобуса милосердия» Константин Бунин. – Всё это небогатые люди: много ли надо денег, чтоб приготовить и привезти 20–30 литров гречки с тушёнкой, чаю и купить хлеба.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Константин Бунин, руководитель «Автобуса милосердия». Фото: miloserdie.ru

Есть ещё открытая Православной церковью благотворительная столовая для бездомных и малоимущих на перекрестке Бебеля-Пехотинцев, бесперебойно кормившая голодных с 1997 года. Но из-за режима изоляции столовая «на Пехоте», как её называют завсегдатаи, закрылась в последние дни марта, а здесь готовилась пища и для «Автобуса».

– Раньше каждый день можно было где-то поесть хотя бы один раз и чаем погреться, – стоящий в очереди Михаил немного ёжится от ветра, сдувающего едва заметное тепло вечернего апрельского солнца. – Ребята, которые сюда приезжали нас кормить на своих машинах, сказали, что завтра в девять – последний раз и уходят в отпуск. Видимо, из-за вируса. Остаётся только этот «Автобус».

Все, кто ходил в благотворительную столовую, теперь стягиваются к Северному автовокзалу. Сегодня пришли человек пятьдесят-шестьдесят из нескольких тысяч екатеринбургских бездомных. Всех или почти всех пришедших к ужину в экипаже автобуса знают по именам, историям жизни, насущным потребностям.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Люди возле «Автобуса милосердия». Фото: Олег Глаголев

– Что-то изменилось с коронавирусом в жизни бездомных?

– На них столько бактерий и вирусов, что они не позволяют коронавирусу прижиться, конкуренция большая, – непонятно, шутит или всерьёз говорит руководитель «Автобуса». – Пока о заболевших среди них не знаем, но сами, конечно, работаем строго в перчатках и масках, со всеми мерами предосторожности.

– Говорят, что пандемия и экономический кризис сильно ослабили возможности благотворителей? 

– Не знаю, – говорит Бунин. – Когда столовая «на Пехоте» закрылась, мы перепугались сильно, думали, кормить-то нечем будет, но Господь всё устраивал. Ни дня не было, чтобы у нас не было продуктов.

– ? 

– Люди прочитали о нашей группе в соцсетях, и сразу отклики пошли: давайте я приготовлю, давайте я куплю. И так с первого дня пошло: добровольцы помогли, потом нам позвонили из кафе, сказали – без проблем, будем передавать готовые упакованные порции, профессионально приготовленные. Как дальше пойдёт – посмотрим.

Среди опекаемых «Автобуса» не только бездомные, но и старики-пенсионеры, инвалиды, просто проголодавшаяся городская шантрапа – пара матерящихся раздвигающих толпу довольно молодых мужиков. Подхожу и спрашиваю у них:

– Вы чего ругаетесь на людей?

– Думаете, они бомжи? – говорит мужик, представившийся Лёхой. – Да это на халяву пожрать выползли бабки разные.

– А сами?

– Мы просто тут встретиться договорились, чаю захотелось, а через этих тут не пробьёшься. Так-то мы к «Пятёрочке» и «Дикси» ходим за просрочкой. Там жратва так жратва, не эта каша.

Нахальному бомжу Лёхе, как и его приятелю Андрею, около сорока. Лёха приехал из Казахстана, работал на стройке, на «железке». Где работал – там жил. Теперь бомжует, как и его товарищ. Отхватив каши и чаю, оба уходят. Остальные не торопятся, кто-то просит у женщин из автобуса привезти какие-то нужные вещи – обносились. Тут же после трапезы раздают веточки вербы, которые, я знаю, специально готовили прихожане храма Успения Богородицы в Верх-Исетском районе.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Помимо еды, пришедшим, раздают веточки вербы в честь праздника. Фото: Олег Глаголев

– Люди разные, много с высшим образованием, есть учителя, инженеры, поэты есть – стихи пишут, врачи, даже профессор, – говорит Андрей Крушинский – водитель, управляющий автобусом последние 12 лет. – Сегодня увидите, ещё придёт бывший врач-патологоанатом. Был у нас Ульянов Владимир Ильич, мужчина лет за 70. Много историй, когда человек бросает всё: семью, раскрученный бизнес, квартиру или даже дом оставляет детям и жене и уходит навсегда на улицу.

Кроме приготовления и доставки ужина волонтёры помогают в восстановлении документов, пенсий, зимой привозят на «Газели» кубометрами тёплые вещи. Олегу шестьдесят восемь, он только выписался из больницы.

– Кардиология очень плохая у меня, гипертония, стенокардия, ишемическая болезнь, врач сказал: «Ничего хорошего тебе не обещаю».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Олег пришел к «Автобуса милосердия» за едой и обувью. Фото: Олег Глаголев

На улице Олег с начала 90-х. Развёлся, а родственники жены сказали, что мужик должен себя жильём обеспечить сам. У него не получилось. Жил у друзей, в разных приютах и дальше по нисходящей. Сегодня к автобусу пришел поужинать и за обещанными ботинками.

– Переменить за них жизнь мы не можем, но можем их поддерживать, – делится опытом Крушинский. – Вытащить нищего бродягу из ямы, в которую он попал или сам забрался, практически невозможно. У кого-то из них находятся родственники, которые приезжают, забирают их к себе домой. Они какое-то время живут там, а потом возвращаются обратно на улицу. И таких случаев очень много.

– Последние лет семь на Пасху мы устраивали им праздник, накрывали столы: куличи, яйца, пельмени, – вспоминает Бунин. – В прошлом году даже заказали аппарат для приготовления мягкого мороженого. Концерт устраивали: мы им пели, а они нам под гитару. В новой ситуации это вряд ли получится. На Светлой седмице приедем поздравлять на автобусе, привезём куличи и яички, помолимся, а концерт отложим до лучших времён.

Две тонны антисептика в подарок

Директор благотворительной организации «Ночлежка» Григорий Свердлин говорит, что государство на призыв о помощи пока не отозвалось – но люди отзываются.

«С каждым днём, неделей и месяцем, пока продолжается экономический кризис, число бездомных будет увеличиваться. Но это неизбежно. Последний раз мы это видели в 2014 году. Ну а этот раз кризис будет, видимо, более серьёзный, а это значит, что ещё больше людей окажется на улице.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Григорий Свердлин, директор благотворительной организации «Ночлежка». Фото: homeless.ru

Вторая особенность состоит в том, что сейчас закрылись многие точки общепита, где раньше люди могли получить какую-то еду бесплатно. Так, скажем, перед закрытием пекарни кто-то отдавал выпечку, потому что она всё равно зачерствеет к следующему дню. Сейчас пекарни закрыты. У людей возникли большие сложности с банальным поиском еды.

Если говорить о программах экстренной помощи, а сейчас это происходит по всему миру, когда в пустующих спортзалах, в пустующих общежитиях, в пустующих отелях создаются дополнительные места, для того чтобы бездомные люди могли самоизолироваться, то в России этого не происходит. Ещё три недели назад мы писали письма с призывом такую работу срочно начать, говорили, что мы готовы в такую работу включиться, но пока Минздрав, Министерство труда и соцзащиты, руководство Москвы и руководство Петербурга не отозвались.

Наш проект продолжает работать. У нас в Санкт-Петербурге действуют три реабилитационных приюта, в которых живут порядка 100 человек. Продолжает ездить ночной автобус, с которого мы по вечерам раздаём еду и оказываем медицинскую помощь. Работает прачечная. Правда мы несколько изменили формат работы. Сейчас люди приходят, оставляют свои вещи администратору и возвращаются через два-три часа уже за чистой одеждой, не ждут в помещении, как это было раньше.

Пару недель назад мы запустили акцию под названием «Ты не один». Участник акции должен сделать небольшой набор с продуктами и средствами гигиены, сложить это в пакет и повесить или положить на скамейку в тех местах, где встречаются бездомные. Опять же, листовку надо приложить. Наши ребята сформировали 120 таких наборов, но и к этой истории уже многие подключились.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Благотворительная организация «Ночлежка» провела акцию, раздавая бездомным и малоимущим людям продукты и медикаменты во время режима обязательной изоляции в Москве. Фото: homeless.ru

Несколько недель назад мы кинули клич в социальных сетях, что нам нужны антисептики. Буквально за несколько дней мне позвонили три бизнесмена, совершенно незнакомые мне до этого люди, и предложили помощь. Причём все обратились ко мне примерно с одним и тем же текстом. Они говорили, что у них там химическое производство, и они могут с нами бесплатно поделиться. Кто две тонны антисептика предлагал, кто 200 литров. А с другой стороны, они говорили, что их конкуренты, коллеги по бизнесу, задирают цены в пять-шесть раз, и не понимали, как на беде можно так бессовестно зарабатывать.

То, что происходит, напоминает мне ситуацию сильного снегопада, когда автолюбители вдруг начинают помогать друг другу, вытаскивая из сугроба, угощая горячим чаем, заливая бензин в пустой бак. Но если говорить о чиновниках, об устройстве государственных учреждений, то, к сожалению, эта система малоэффективна, и было бы странно, если бы она в период кризиса вдруг превратилась в эффективную и ориентированную на человека систему».

«Важно уже сейчас готовиться к худшему»

Директор фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский считает, что благотворители должны научиться зарабатывать деньги сами. Сегодня это вопрос выживания.

Большинство компаний, которые занимались благотворительностью в России, сегодня заниматься этим перестали. Произошло это одномоментно. Это крупнейшая потеря для некоммерческих организаций. Я лично знаю несколько фондов, где сокращение бюджета произошло на сотни миллионов рублей. Огромное количество некоммерческих организаций закрывает свои программы или сокращает их просто потому, что они не могут их содержать и проводить.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Митя Алешковский, директор фонда «Нужна помощь». Фото: Anna Shmitko

Происходит это потому, что для бизнеса в России не существует финансовых мотиваций для занятия благотворительностью и налогового вычета за участие в благотворительной деятельности, которые есть в большинстве развитых стран.

На удивление мы не видим падения пожертвований от частных лиц – по мартовским цифрам. Очень интересно посмотреть, что будет в апреле. Но, думаю, что всё равно в скором будущем нас ждёт серьёзнейшее падение. Потому что Торгово-промышленная палата, например, сообщила, что в ближайшее время 8,5 млн человек останутся без работы.

Всё, что я слышу, говорит о том, что нас ждёт апокалипсис. И в этом смысле, конечно, некоммерческие организации пострадают очень сильно. Но тут нужно понимать, что речь идёт не о самих организациях, не фонды, а их подопечные, то есть самые слабые незащищённые слои населения: одинокие, бедные, больные, нуждающиеся. И я думаю, что многие просто не переживут этот год.

Мы пока не видим никаких серьёзных шагов со стороны органов государственной власти по поддержке некоммерческого сектора. Самый главный и важный шаг, который необходимо сейчас принять, – налоговые вычеты. Это поддержит и сам бизнес, и самых слабых и незащищённых граждан нашей страны. И, что очень важно, снизит нагрузку на бюджет, потому что больше проблем будет решено с помощью некоммерческих организаций и, соответственно, меньше людей за помощью обратится в государственные структуры.

Очень важно уже сейчас готовиться к худшему. Что это значит для некоммерческих организаций? Сокращать расходы, копить деньги, откладывать, если это возможно, каждое своё действие планировать заранее. Ну и, конечно, пробовать всё новое, что можно.

Мы на «Таких делах» начали продавать маски многоразовые. Сейчас мы думаем про продажу средств защиты. Все деньги мы направляем на развитие и поддержку наших проектов. Это позволяет нам как-то выживать, сводить концы с концами.

 Медиапроект s-t-o-l.com

«Такие дела» начали выпуск многоразовых масок «Невыносимо». Фото: takiedela.ru

В благотворительности почему-то вообще не принято зарабатывать деньги, и это одна из серьёзнейших проблем. Нужно стараться диверсифицировать финансовые потоки, не зависеть от одного донора. Скажем, была компания, которая поддерживала работу организации, и она ушла, и всё – никто не знает, что делать, потому что всё время просто сидели на шее у одного жертвователя. Нельзя зависеть от одного источника средств, никогда.