×

Косплей для «Колумбины»

Массовое убийство в Керчи всколыхнуло страну. Главный обвиняемый – студент 4-го курса Владислав Росляков – после взрыва свёл счеты с жизнью. Причины его поступка остаются тайной: то ли ненависть ко всему миру, то ли желание войти в историю, повторив подвиг своих кумиров
+

О Владиславе Рослякове, студенте 4-го курса Керченского политехнического колледжа, убившем 21 человека и ранившем более 50, известно немногое. В колледж он поступил в 2015 году, учился по специальности «Монтаж электрооборудования гражданских и промышленных зданий». По словам одногруппников, Владислав был необщительным, да и учиться ему удовольствия не доставляло. Из социальных сетей он удалился, оставив только аккаунт во «ВКонтакте», который не обновлялся с 2014 года.

По данным следствия, на прошлой неделе он совершенно официально купил охотничье ружьё-помповик и 150 патронов с крупной картечью.

Утром в среду 17 октября 2018 года Росляков явился в колледж ближе к полудню.

– Он с нами поздоровался. Я ещё удивился, почему он на пару не пошёл

Один из его однокурсников вспоминал:

– Минут за 20 до этого мы с ним поздоровались. Он сидел в холле на диванчике. У него было два рюкзака: один серо-коричневого цвета, другой чёрный. Он с нами поздоровался. Я ещё удивился, почему он на пару не пошёл. Ну и всё, мы дальше побежали…

Владислав Росляков на камерах видеонаблюдения колледжа Медиапроект s-t-o-l.com

Владислав Росляков на камерах видеонаблюдения колледжа

После этого Росляков поднялся на второй этаж и стал расстреливать всех, кто попадался ему на глаза.

– Я выхожу и слышу взрыв, кто-то начинает вылетать просто из дверей. Видно, что люди падают, – вспоминала студентка Далия. – И я слышу, как начинают стрелять… И там было либо два, либо три взрыва.

– Просто стёкла везде повылетали, начали стрелять, – рассказала студентка Маргарита. – Я бежала и видела, как пацаны просто падали, и кровь летит повсюду.

Когда закончились патроны, Росляков взорвал самодельную бомбу. Затем выстрелил себе в голову из ружья.

19 человек погибли, ещё около 50 были ранены.

Мотивы поступка Рослякова ещё не известны.

Но, как видно из видеозаписи с камер наблюдения, по коридорам колледжа он шёл в чёрных джинсах и белой майке с надписью «NATURAL SELECTION», то есть это точная копия футболки американского школьника Эрика Харриса – одного из двух убийц, устроивших 20 апреля 1999 года бойню в школе «Колумбайн» округа Джефферсон (штат Колорадо, США).

Тогда два старшеклассника – Эрик Харрис и Дилан Клиболд – напали на учебное заведение с огнестрельным оружием и взрывчаткой. 13 школьников были убиты, ещё 37 ранены. Сами нападавшие застрелились. Позже – в 2002 году – знаменитый режиссёр-документалист Майкл Мур выпустил свой фильм «Боулинг для Колумбины», который в нашем прокате тогда не пошёл: на фоне политических расследований Мура, обвинившего Буша в организации терактов 11 сентября 2001 года, проблема насилия в школах казалась достаточно далёкой для нашей страны.

Потом вдруг выяснилось, что подражатели Харриса и Клиболда есть и в нашей стране

Потом вдруг выяснилось, что подражатели Харриса и Клиболда есть и в нашей стране. Достаточно вспомнить хоть юриста Дмитрия Виноградова, расстрелявшего в 2013 году шесть человек в офисе аптечной сети «Ригла», хоть ученика ивантеевской школы № 1 Михаила Пивнева, который в социальных сетях именовал себя «Харрисом» (этот 15-летний школьник с ножом напал на учительницу Людмилу Калмыкову, которая выжила только чудом).

Дилан Клиболд (справа) и Эрик Харрис (слева) устроившие бойню в школе «Колумбайн» Медиапроект s-t-o-l.com

Дилан Клиболд (справа) и Эрик Харрис (слева) устроившие бойню в школе «Колумбайн»

Теперь же получается, что Росляков, который на момент трагедии в школе «Колумбайн» ещё даже не родился на свет, просто решил устроить детальный косплей этой трагедии. Но только с большим числом жертв, чтобы утереть нос Харрису и Клиболду, которые в США давно уже стали своего рода антигероями подросткового мира. Дескать, парни сумели показать неблагодарному жёстокому миру взрослых, пусть им и пришлось отдать свою жизнь за…

Ни один тайный поклонник Харриса и Клиболда не в состоянии объяснить, за что они конкретно начали убивать и убили самих себя.

Не знают этого и близкие Харриса и Клиболда, которые вот уже два десятка лет живут в Америке под чужими фамилиями, скрываясь от призраков собственных детей.

В октябре 2009 года мать одного из убийц, Сьюзен Клиболд, решилась прервать свой обет молчания и написала специально для журнала The Oprah Magazine письмо-исповедь под заголовком «Я никогда не узнаю почему».

«Ещё до теракта я обратила внимание на то, что сын стал очень тихим и задумчивым, – вспоминала Сьюзан. – И когда я спросила его, что с ним, он ответил, что просто очень устаёт. Чуть позже я завела с ним разговор про его отъезд в колледж, так как я полагала, что Дилан выглядит явно неготовым к расставанию с семьёй, и поэтому я сказала ему, что если это так, то он может просто пойти в местный колледж, на что Дилан ответил мне: «Я точно хочу уехать».

Утром 20 апреля Сьюзен Клиболд обратила внимание на то, что Дилан проснулся на 20 минут раньше обычного и тут же выбежал из дома.

– Пока! – это были последние его слова, после чего Дилан сел в машину и уехал в школу.

О теракте Сьюзен узнала после полудня, когда ей на работу позвонил муж Томас. Самому Томасу в свою очередь позвонил один из друзей Клиболда, из сбивчивых объяснений которого Томас в основном понял то, что в школе двое молодых людей в длинных чёрных плащах открыли стрельбу, и что Дилан и Эрик в то утро не присутствовали на первых уроках. К тому моменту, как он позвонил жене, Томас обыскал весь дом, надеясь найти плащ Дилана, но так и не нашёл его.

О смерти своего младшего сына Томас и Сьюзен узнали только вечером 20 апреля, а на следующий день они узнали и о количестве его жертв. К тому моменту семья Клиболд была задержана полицией, которая велела им покинуть дом, так как было подозрение, что в доме могли остаться самодельные бомбы.

– Он изменил всё, во что я верила: в себя, в Бога, в семью, в любовь

«Всю оставшуюся часть моей жизни я буду часто охвачена ужасом и казнить себя из-за того, что сделал Дилан, – писала Сьюзен. – Он изменил всё, во что я верила: в себя, в Бога, в семью, в любовь. … Я не могла понять участие Дилана в теракте до тех пор, пока не связала это с тем, что Дилан в завершение совершил суицид».

Не смогли просветить насчёт мотивов массового убийства и тайные дневники Эрика Харриса, найденные полицией после бойни. Харрис довольно детально описал ход подготовки к расправе над одноклассниками, но практически ничего не писал о том, почему они решили это сделать.

Харрис и Клиболд познакомились друг с другом в 1995 году, когда они перешли из начальной школы в старшую «Колумбайн». Вскоре они подружились из-за увлечения компьютерами: Харрис и Клиболд связали свои персональные компьютеры в одну сеть, чтобы играть друг с другом в культовую игру-«стрелялку» Doom. Причём Харрис зарекомендовал себя настолько успешным программистом, что лично создал несколько уровней к игре, которые позже стали известны в игровой среде как «уровни Harris».

Ученики школы "Колумбайн" на следующий день после трагедии. Фото: Зед Нельсон Медиапроект s-t-o-l.com

Ученики школы «Колумбайн» на следующий день после трагедии. Фото: Зед Нельсон

Первые официально зарегистрированные проблемы с законом у Эрика Харриса и Дилана Клиболда возникли в январе 1998 года, когда их арестовали за кражу имущества из грузовичка магазина компьютерной техники, стоявшего на окраине Литтлтона в Колорадо (судя по всему, водитель грузовичка приехал в дальний мотель для встречи с проституткой, чем и решили воспользоваться приятели). Компьютерная техника была необходима Харрису для наращивания возможностей своей сети.

Но Харрис с Клиболдом были арестованы.

На суде юноши признали себя виновными, и их отправили не в тюрьму, а на специальные курсы, призванные предотвращать преступления среди молодёжи. Также Харрис начал посещать психолога в группе наркозависимых подростков, что поставило крест на его школьной репутации, хотя и до этого они с Клиболдом в «Колумбайне» не могли похвастать особой популярностью среди девчонок.

Желая поднять своё реноме, Харрис и Клиболд даже вступили в школьную группу Trenchcoat Mafia (тренчкот – длинный кожаный плащ, который носили нацистские офицеры), но и там их не особо привечали.

Именно после инцидента с грузовиком Харрис и завёл свой тайный дневник, в котором он стал планировать, как он «отомстит им всем».

Самая первая запись: «Разве Америка не должна быть страной свободной? Как получилось, если я свободен, я не могу лишить какую-то чёртову глупость? Если кто-то, желая потрахаться, оставляет свой грёбаный фургон на равнине в середине ночи fri-fucking-day?! Чёрт, это естественный выбор. Трахальщиков следует расстрелять…»

Ещё одна запись: «Я восхищаюсь идеей естественного отбора… Я хотел бы поместить их всех в супер-Doom и следить за тем, как слабые умирают и сильные живут».

Через несколько дней: «Ты много лет держишь нас за дерьмо. Ты трахаешься за всё дерьмо! Мы не дерьмо, потому что мы умрём!»

И вот одна из самых последних записей Харриса, оставленная в день вечеринки одноклассников: «Я ненавижу вас, людей, которые оставляют меня из-за множества забавных вещей. И нет, не говорите мне: «Ну, это ваша вина!» Потому что это не так!  У вас был мой номер телефон, и я спросил, но нет. Нет, нет, нет, только не позволяй странному Эрику прийти…»

Все остальные записи в дневнике Харриса были посвящены способу осуществления теракта

Интересно, что его приятель Клиболд на эту вечеринку попал: его пригласила одна из девушек, членов Trenchcoat Mafia.

Все остальные записи в дневнике Харриса были посвящены способу осуществления теракта. Харрис и Клиболд запланировали взорвать бомбу в школьной столовой во время большой перемены на ланч, то есть в 11 часов 15 минут утра, когда в столовой будет наибольшее количество детей. Выбрали и дату теракта – в день рождения Гитлера, что могло обеспечить большую прессу.

Далее – после взрывов бомб – они планировали расстрелять выживших учеников и учителей и спокойно пройти к выходу, где бы они могли дождаться полицию и кареты «скорой помощи». Как только к школе съехалось бы достаточное количество людей, Харрис и Клиболд активировали бы бомбы, заложенные снаружи школы, в том числе и в машинах подростков. Затем они пошли бы среди раненых людей, методично расстреливая полицейских и пожарных (об этом они даже сняли свой секретный фильм).

Но что было бы потом, они так и не смогли придумать…

План Харриса и Клиболда не сработал: кустарно изготовленные бомбы не взорвались – ни в столовой, ни на улице. Поэтому убийцам пришлось импровизировать на ходу и в конце концов пристрелить друг друга в коридоре возле библиотеки.

В библиотеке убил себя и Владислав Росляков, выстрелив себе в голову из дробовика.

Много лет спустя после бойни в «Колумбайн» у американского рокера Мерилина Мэнсона, посвятившего Харрису и Клиболду песню, спросили, что бы он сказал, если бы смог встретиться с подростками.

– Ничего, – пожал плечами рокер. – Я бы слушал их самих. Единственное значение имеют только их слова, только то, что они могли бы сами мне сказать…

Но вряд ли Харрис с Клиболдом смогли бы что-либо ему объяснить помимо того, что они уже сказали.