×

Кусочек Татарстана в тайге

История иркутских татар в фотопроекте Сергея Потеряева
+

 Медиапроект s-t-o-l.comТекст и фото: Сергей Потеряев.

Жизнь обитателей нескольких татарских деревень в Иркутской области необычна по нескольким причинам. Во-первых, они находятся на расстоянии 4 000 километров от Татарстана. И сохранить национальные обычаи на протяжении десятилетий вдали от своих корней было непростой задачей. Во-вторых, татарская культура на этой территории передаётся не из поколения в поколение, а через одно. Потому что так называемое «среднее поколение» уезжает трудиться в более крупные города и посёлки, здесь работы для них нет. Таким образом, трансляция культурных ценностей происходит от дедов и бабушек внукам.

История освоения земель Иркутской области татарами началась во время переселения 1910–1911 годов. Оно стало следствием новой земельной реформы, которая развернула широкую программу освоения земледелия в Сибири. В те годы в Иркутскую губернию прибыло 15 татарских семей. Жизнь на новых землях поначалу была очень тяжёлой. Остались только те, кто смог выдержать все испытания.

Постепенно в бассейне реки Уды начали образовываться татарские деревни – аулы, в центре которых всегда стояли мечети. В них совершались обряды и молельные ритуалы, мулла учил детей грамоте. Татары всегда стремились сохранить свои традиции, язык и веру, поэтому браки совершались только со своими и с благословения родителей.

К началу коллективизации в аулах уже были довольно состоятельные семьи, которые имели большое количество домашнего скота, земель, мельниц. Но основное население всё же оставалось бедным и безграмотным. В 1931 году начали создаваться колхозы. К тому времени на территории Иркутской области проживало уже 125 татарских семей, в колхоз вступили все. Во время Второй мировой почти все мужчины ушли воевать, оставшиеся поселенцы работали, голодали и слали письма на фронт. После войны рядом с деревней начали строить Чунский ДОК, на стройку которого потянулась вся молодёжь. Трудности наступили с приходом перестройки. Шла реорганизация совхоза, постоянно менялись руководители. Они приходили и уходили, а ресурсы хозяйства таяли. От некогда богатого отделения не осталось ничего. Сейчас по заросшим полям бродит лишь одичавшая кучка лошадей, а развалившиеся фермы вызывают грусть и боль.

Поэтому именно сегодня для населения Иркутской области наиболее важно сохранить то, что объединяет их татарскую идентичность. Местные жители всеми силами пытаются транслировать свои традиции и обычаи следующим поколениям: проводят народные праздники и обряды, обучают детей татарскому языку, ведут краеведческую работу по изучению истории и природы края, создают музеи.

Менира и Михаил Пановы с внучкой Настей

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

– Мы уже в летах, всё время прожили вместе. Теперь уже внучата, дети разъехались. Сейчас уже по-стариковски живём, золотую свадьбу отпраздновали. Я тоже была всё время со старшим поколением. Меня тоже забирали на лето бабушки, и я продолжаю так делать. Не знаю, как по-другому. Внучата прислушиваются, учу их работать на своём примере. Дедушка меня на покос брал, картошку с малых лет полола. И по ягоды ходили вместе – тайга же вокруг. Слушают, открыв рты, а мой авторитет бабушки поднимается.

Хадыева Рашида с Салиной, Татьяной и Артёмом Юсуповыми

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

– Совместный быт и совместная жизнь, традиции – всё это делает нас семьёй. Всегда мужчина главный в семье, но в своей семье я была главная, – говорит бабушка. – У кого в паре характер сильней, тот и становится главой семьи. У моего папы была жена и 4 ребёнка, потом её не стало, и он сошёлся с моей мамой, у которой было тоже двое, а потом и мы появились. Представляете, какие большие семьи были? Когда подросли ребята, начали время от времени драться между деревнями, кулишские против тарейских. Обычная молодая удаль. Потом жизнь пошла своим чередом. Коран сама научилась читать, когда работала в библиотеке. Сложно было, целый год потратила на это. Сейчас в Кулише никто не знает его, я последняя.

Минзаки и Таслима Зайнулины

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

– Нет такой семьи на Земле, чтобы не ссорились. 50 лет уже прожили вместе, детей трое. Все, когда захотят, разговаривают на татарском. Живут же среди русских, поэтому в жизни не особо язык нужен. Только для общения внутри семьи. Внуки приезжают на всё лето, уедут – места себе не можем найти. скучно. Да и созвониться – проблема, почти нет сотовой связи. Вокруг леса. Вышку в райцентре не так как-то поставили, и до нас сигнал еле доходит. Летом ходим по улице с вытянутыми руками, пытаемся поймать звонок или хотя бы смс. Зимой почему-то лучше связь становится, даже из дома можно позвонить. Берегут нас, наверное, не пускают на мороз. Телефон нам помогает сохранять связь и не заскучать тут совсем без детей.

Наталья и Шамиль Файзулины

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

– Мы всегда с ним вдвоём, я говорю одно, а он меня слушает и соглашается.  Нас так и называют – иголочка с ниточкой. Мы более 30 лет вместе и везде следуем друг за другом. Отец раньше приедет, просит купить винца, а Шамиль говорит: «Я без Натальи не пойду». Папа возмущается и спрашивает: «А в туалет тоже вместе ходите?». «Как придётся», – отвечаем хором и смеёмся.

Мой муж ещё будь здоров: ездит на велосипеде пару раз в день на покос и привозит сена по три мешка, ему 66 лет, и он еще ягодка у меня.

Максим, Рузалия и Гульямал Нурисламовы

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

– Семья – это ячейка общества, и она позволяет сохранить традиции. Мы с мужем делали никах (бракосочетание), тогда это казалось что-то забытое и древнее, но сейчас я благодарна свекрови, что тогда она помогла разобраться. В молодости это было чуждо, но чем старше, тем я больше возвращаюсь к традициям своего народа.

Край у нас суровый, медведь иногда приходит. Вот был случай: работали две женщины около озера, к ним вышел медведь. Схватил одну, мужики выбежали защищать, а он её потащил уже, кости переломал. Он так всегда делает: обхватит, сожмёт, а потом скальп снимает, но в этот раз не успел закончить своё дело. Но она всё равно не выжила, умерла на утро. На следующий день всей деревней искали его, загнали – убили. Тощий был – видно, жира на зиму мало набрал и проснулся раньше. Потом протащили через всю деревню – показать, что наказали.

Нургал и Махинур Фахрутдиновы

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

– Как понять, что такое семья? Я родился тут, в Кулише, жена – в соседней деревне Тарея. Бегал к ней постоянно, ухаживал. Потом женились, живём вместе, детей родили, но мусульманскую веру держим строго. Например, не пускаем женщин во время похорон на кладбище, чтём традиции. Дети же разъехались: старший сын далеко живёт от нас – в Нефтеюганске, средний – в Северобайкальском, а младший – в Чуне, недалеко от нас. Парни активные, мощнее нас, а мы уже к земле всё ближе. Раньше я был комбайнёром, шофёром, и сейчас все сыновья связаны с машинами: кто водитель, кто тракторист. Продолжается семейное дело.

Хатира и Динар Гареевы

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

– Раньше семьи были большие, 10 детей, голодные, холодные, когда мы маленькие были. Выросли, работали в колхозе, когда он был. Ничего нельзя было оттуда брать, только то, что заработаешь. Мы и не нарушали. Мама всё время там, мы предоставлены сами себе, как и все в то время. Сейчас дети всегда под присмотром. Не знаю, хорошо это или плохо.

Танзалия Сирицану и Шамзиян Асанова

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Сергей Потеряев

– Это счастье, что нас так много. Ради этого живём. Хотя и гладко всё в жизни не бывает. Ссоримся, конечно, но последнее слово за бабушкой. Она самая главная, выступает судьёй, если возникают какие-нибудь споры. Младшенькие часто просят рассказать о жизни в молодости, пытаются понять, так ли живут. Не знаю, помогает ли им это. Время же другое. Её внуки все говорят на татарском языке, правнуки уже не все. Не знаю пока, кто из праправнуков будет говорить.

Проект осуществлён при поддержке фонда «Новая Татария»

Включить уведомления    Да Нет