×

Ленинградский рок «Русской партии»

В 1950 году Сталин приказал зачистить «ленинградскую группу» – тайную фракцию «русских сепаратистов» из представителей высшей партийной номенклатуры

+

Ровно 70 лет назад страна узнала, что враг проник в самое сердце партии и государства, когда в газете «Правда» появилось крохотное сообщение о трибунале над  «членами антипартийной вражеской группы секретаря ЦК Алексея Кузнецова». Было опубликовано и шесть фамилий расстрелянных «врагов народа»: сам секретарь ЦК ВКП(б) Алексей Кузнецов; глава Госплана СССР и член Политбюро ЦК ВКП(б) Николай Вознесенский, который ещё во время войны был первым замом Иосифа Сталина в советском правительстве и членом Государственного комитета обороны (ГКО); первый секретарь Ленинградского обкома и горкома Пётр Попков, второй секретарь Ленинградского горкома ВКП(б) Яков Капустин; председатель Ленгорисполкома Пётр Лазутин и председатель Совета министров РСФСР Михаил Родионов.

Но это было только начало репрессий. Следом под каток МГБ попало несколько сотен человек, причём не только те, которые занимали высокие посты, но и руководители районного уровня.

Параллельно центральная власть стремилась расправиться с учёными и представителями творческой интеллигенции Ленинграда.

Страна пребывала в полной растерянности: всё-таки кампаний по выявлению врагов подобного масштаба в СССР не было с конца 30-х годов. Никто толком не понимал, за что машина репрессий раздавила партийную элиту Ленинграда.

Даже Никита Хрущёв впоследствии вспоминал, что он точно не знал, в чём конкретно обвинялись «члены антипартийной группы» и что именно они совершили, вызвав на свои головы такой гнев Сталина.

Впрочем, и сегодня мотивы «Ленинградского дела» до конца не ясны: до сих пор нет бесспорных доказательств правдивости тех или иных версий, поскольку многие документы по делу были уничтожены ещё в 50-е годы.

Версия № 1: московские интриги

Официально группу расстрелянных руководителей в сообщениях ТАСС именовали членами «антипартийной вражеской группы секретаря ЦК Алексея Кузнецова». Но на самом деле «кузнецовская группа» не была ни антипартийной, ни кузнецовской. Создателем «ленинградской команды» был любимец Сталина член Политбюро ЦК ВКП(б) Андрей Александрович Жданов. Стоит напомнить, что сам  Жданов – бывший нижегородский первый секретарь – попал на политический олимп, войдя в «команду Кагановича». Но очень скоро его заметил и приблизил к себе сам Сталин, который после убийства Кирова в 1934 году предложил Жданову занять пост руководителя партийной ячейки в Ленинграде – городе-колыбели трёх революций.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Светлана Аллилуева и Юрий Жданов. Фото: back-in-ussr.com

Более того, Жданов стал не только возможным преемником, но и родственником Сталина: сын Жданова Юрий женился на дочери Сталина Светлане Аллилуевой. А первым заместителем Жданова по линии пропаганды был скромный лектор Ленинградского обкома Константин Кузаков – внебрачный сын Сталина.

Разумеется, Жданов тут же начал продвигать своих людей на руководящие посты в Москву. Так, в 1937 году он порекомендовал назначить зампредом Госплана СССР главного ленинградского плановика Николая Вознесенского. Своей карьерой Жданову был обязан и Алексей Косыгин – председатель Ленгорисполкома, ставший председателем Совета министров СССР.

«Звёздный час» команды Жданова настал после Отечественной войны, когда Сталин отстранил Берию от руководства НКВД с тем, чтобы тот сосредоточился на работе над атомной бомбой. Должность вроде бы ответственная, но устранение Берии от непосредственного руководства силовиками тут же аукнулось его главному политическому союзнику –  Маленкову. Летом 1945-го началось расследование дела о производстве некачественных самолётов, а авиапром в Политбюро курировал как раз Маленков.

В 1946 году Жданов окончательно переехал в Москву и сразу же приступил к выдавливанию «бериевцев» из ЦК и органов безопасности: только по официальным данным, за два года в Москву на руководящие посты перебралось более 800 ленинградцев.

Но 31 августа 1948 года неожиданно умер сам Андрей Жданов.

И тогда Берия с Маленковым решили действовать незамедлительно.

В своих мемуарах бывший управляющий делами Совмина СССР Михаил Смиртюков писал: «Большую власть Берия с Маленковым получили не сразу. Вскоре после войны их оттеснили от Сталина руководители нового поколения – „ленинградцыˮ – Вознесенский и другие… Но вскоре они отыгрались. Заместитель председателя Госснаба Михаил Помазнев написал письмо в Совет министров о том, что председатель Госплана Вознесенский закладывает в годовые планы заниженные показатели. Для проверки письма была создана комиссия во главе с Маленковым и Берией…»

Кроме того, Сталину был слит компромат о том, как члены «ленинградской группы» озолотились во время денежной реформы 1947 года, которую готовил Вознесенский. Дескать, руководящие работники Ленинградской области, пользуясь служебным положением, успели вложить деньги на подставных лиц в сберкассы и закупить в огромном количестве товары и продовольствие.

И разгневанный Сталин санкционировал разгром «ленинградской группы».

Версия № 2: «Русская партия»

Но, как уверены многие историки, за разгромом «ленинградской группы» стоит нечто большее, чем тривиальная борьба за власть. Дело в том, что ленинградцы пытались создать свою коммунистическую партию РСФСР в составе ВКП(б).

В принципе, эта идея не являлась новой. Вопрос о создании «Русской партии» поднимался ещё в 1925 году на XIV Съезде партии. Тогда же предлагалось всем республикам СССР вступить в ООН в качестве независимых государств, вернуть в РСФСР органы управления и министерства, которые были упразднены после появления Советского Союза. Эта реформа даже началась в 1944 году. Но через три года её остановили.

И вот ленинградцы взялись за неё, захотев ещё и перенести столицу обратно – из Москвы в Ленинград.

Доказательством существования «Русской партии» является история с подготовкой в Ленинграде Всероссийской ярмарки, которую руководители города и РСФСР просили курировать Вознесенского. В принципе, это была идея Маленкова и бюро Совмина – провести серию межобластных и республиканских ярмарок по реализации лежащих на складах неликвидов. Ленинградская же ярмарка была названа Всероссийской, и на неё пригласили представителей других республик. Налицо было страшнейшее преступление – нарушение указаний центра.

Всё это представили как проявление сепаратизма.

Впрочем, русский сепаратизм ставили в вину и самому Жданову. Сталину доложили, что любимым писателем генерала Власова был Михаил Зощенко, цитаты из которого часто публиковались в листовках и газетах РОА (впрочем, рассказы Михаила Зощенко цитировал и сам Геббельс) – тот самый Зощенко, что решением бюро Ленинградского горкома партии был утверждён членом редколлегии журнала «Звезда». Жданов попытался спустить дело на тормозах, но Сталин был непреклонен. И Жданов сам возглавил разгром редакций ленинградских литературных журналов, пресекая там всякие проявления и «безродного космополитизма», и «великорусского шовинизма». Так появилось известное постановление ЦК «О журналах „Звездаˮ и „Ленинградˮ».

Дэвид Браденбергер в своём труде «Национал-большевизм. Сталинская массовая культура и формирование русского национального самосознания (1931–1956)» писал: «Сталин И.В. реагировал на предложение создать РКП(б) резко отрицательно. Очевидно, он боялся, что российская компартия, в отличие от партий других союзных республик, будет представлять угрозу центральному партийному руководству. Через несколько дней Политбюро приняло резолюцию, которая смещала ленинградских коммунистов с их постов и обязывала ленинградскую парторганизацию навести порядок в своих рядах».

Игры престолов по-советски

Сразу после злополучной выставки Политбюро освободило от работы большинство ждановских выдвиженцев. Тем не менее в течение нескольких месяцев отставники оставались на свободе: Берия словно играл со своими жертвами, заставляя делать их опрометчивые шаги.

Аресты начались в июле 1949 года. Первой арестовали секретаря Куйбышевского райкома партии в Ленинграде Марию Вознесенскую – сестру Николая Вознесенского. Через два дня пришли за секретарём Ленинградского обкома Яковом Капустиным.

Протоколы допросов Сталин рассылал членам Политбюро, заставляя «ленинградцев» (например, того же Косыгина) писать покаянные письма, в которых они отрекались от старых товарищей (и не просто от партийных товарищей, а от фронтовых друзей, тех, с кем они вместе обороняли город в блокаду).

После расправы над «лидерами заговора» начались процессы над функционерами следующего уровня.

Специально для «Ленинградского дела» возродили статью о смертной казни

Специально для «Ленинградского дела» возродили статью о смертной казни (в 1947 году смертная казнь в Советском Союзе была отменена). Но в начале 1950 года смертную казнь вернули для «изменников Родины, шпионов и подрывников-диверсантов». И представители «группы Жданова» как раз подходили под первых пункт.

Так, в конце октября по обвинению в измене Родине, участии в контрреволюционной организации и антисоветской агитации казнили старшего брата Вознесенского, известного советского экономиста и министра просвещения РСФСР Александра Вознесенского. По данным министра внутренних дел СССР Сергея Круглова, всего по «Ленинградскому делу» было осуждено 214 человек: 69 основных обвиняемых и 145 их близких и дальних родственников. Два человека умерли в тюрьме, смертные приговоры получили 26. Разгром был учинён в Ленинградском университете, Ленинградском филиале Музея Ленина, Ленинградском музее революции и Музее обороны Ленинграда.

Наиболее жестоко обошлись с жёнами Вознесенского и Кузнецова.

Сразу же после мужа была арестована Зинаида Дмитриевна Кузнецова. Её немедленно отправили во Владимирскую тюрьму и посадили в одиночную камеру. Освободили лишь в 1954 году.

Её дочь Галина Алексеевна потом рассказывала, что, когда мать вернулась из тюрьмы, её было не узнать. Она была измождена, сильно похудела и поседела. Так ослабла, что едва передвигалась. Но морально не была побеждена, верила, что когда-нибудь всё прояснится и всех невинно пострадавших оправдают.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Алексей Кузнецов после ареста

После Сталина

После смерти Сталина «Ленинградское дело» затормозилось. В апреле 1954 года началась реабилитация людей, пострадавших во время «Ленинградского дела». В постановлении президиума ЦК КПСС о «Ленинградском деле» говорилось: «Абакумов и его сообщники искусственно представляли эти действия как действия организованной антисоветской изменнической группы и избиениями и угрозами добились вымышленных показаний арестованных о создании якобы ими заговора…».

В том же 1954 году Абакумов и рядовые исполнители «Ленинградского дела» были расстреляны, но документы по всем этим процессам засекречены до сих пор.