×

Москвичи бьют рекорд по количеству браков

Теперь у нас есть официальный повод для радости: количество брачующихся в кризисный, неспокойный 2014-й побило 30-летний рекорд и перевалило за сто тысяч. По регионам, судя по сводкам местных новостей, со статистикой тоже все замечательно
+

С чего вдруг мы побежали жениться? Есть скучное объяснение: увеличилось количество молодых людей подходящего возраста – за счет брежневского беби-бума 82–87 годов. Вот они и дают сейчас на-гора по сто тысяч браков.

С другой стороны, рекорд подоспел как раз к кризису – не раньше и не позже. И тут уже уместны, видимо, ссылки на психологию. Исследователи из Аризонского университета недавно выяснили, что еще в XIII веке племена североамериканских индейцев в трудные времена – засуха, неурожай – старались жить теснее друг к другу. Сплачивались в большие семьи, пережидали беду. Россияне в этом смысле немногим отличаются. Исследования НИУ ВШЭ 2013 года показало, что экономические кризисы только сплачивают отечественную семью: дети возвращаются пожить с родителями, разводы откладываются, одинокие побыстрее находят себе пару. Вдвоем все выгоднее. А когда нужно – в целях борьбы с ростом цен – возделывать свой приусадебный участок (сажать картошку, скажем), брак вообще необходим. Один разве на огороде работник?

Но о качестве отношений в семьях, собранных общей бедой, у социологов разные мнения. Многие говорят о примитивизации связей, о возвращении к тем самым практикам индейцев. Если в кризис нет времени посмотреть друг на друга, а считать приходится каждый рубль – за собой и другим, приятного мало. Завкафедрой социологии и демографии семьи соцфака МГУ Анатолий Антонов уверен, что у наших чиновников слишком примитивный взгляд на институт семьи: «Будто думают: запретим аборты, ограничим ресурсы, выключим свет – и народ от нечего делать вспомнит о семье и сексуальности». Вспомнить-то, конечно, вспомнит, но мысль будет скудна и коротка. Вероятно, это не совсем то возрождение семьи и семейных ценностей, которое было многократно обещано. Вместо новых горизонтов – возврат к примитиву.