×

На что прозрачно намекнул президент

Пресс-конференция президента не вытеснила собой другие важные новости, но сегодня хотелось бы остановиться именно на ней
+

По крайней мере два ответа президента на пресс-конференции можно назвать интересными и по-своему знаковыми. Первый – это ответ на вопрос о дочерях. Думаю, излишне объяснять, почему это вопрос государственной важности. Он важен уже потому, что в 2016 году в жертву ему была принесена замечательная редакция РБК, осмелившаяся провести на этот счёт два расследования.

На этот раз вопрос о дочерях задала журналистка «Русской службы Би-Би-Си» Фарида Рустамова. Она упомянула Екатерину Тихонову (главу фонда «Инопрактика» при МГУ) и Марию Воронцову (которая, по данным СМИ, является совладелицей АО «Номеко»). «Это секрет Полишинеля. Когда вы уже признаете, что это ваши дети, и когда они станут публичными и открытыми для общества – как дети других мировых лидеров?» – спросила она, подчеркнув также, что они занимаются бизнесом.

Чем примечателен ответ Путина? Не ответив – ожидаемо – на вопрос о родстве, он начал доказывать, что никаким бизнесом эти «две женщины» не занимаются. При этом президент продемонстрировал знание таких подробностей об упомянутых компаниях, которые красноречивее любых прямых заявлений говорили: я не чужой им человек и знаю о них гораздо больше вас.

Зачем нужна эта игра? В жизни большого по статусу человека, к тому же бывшего разведчика, всегда есть место ритуалам. А в случае с Путиным, возможно, и суевериям. Некоторые слова обладают магической силой. Чтобы не потерять собственную, их произносить нельзя. Иначе вдруг чары развеются и все увидят смешного Крошку Цахеса? От этого страха правда веет Гофманом. Алексей Навальный, Екатерина Тихонова, Мария Воронцова – очень странный ряд непроизносимых имён.

Другой знаковый ответ – про изменение Конституции. Здесь имела место ситуация с точностью до наоборот. Путин вдруг произнёс то, о чём говорили все, а он считал саму постановку вопроса слишком мелочной для ответов по существу и тем более оправданий. Он вдруг решил ответить на упрёки «некоторых политологов», что как-то некрасиво вернулся он в президентское кресло на 3-й и 4-й срок, воспользовавшись лазейкой в тексте Конституции: «не более двух сроков подряд». Если раньше Путин с благоговейным трепетом апеллировал к закону, который он не нарушил, то сейчас вдруг посягнул на его незыблемость и предложил слово «подряд» из этого пункта Конституции убрать.

Чтобы больше никого не смущало.

Теперь же мы точно знаем, что сценария с новым (или старым) преемником и возвращением после него на президентский пост не будет

Понятно, что после меня хоть потоп. Но зачем же так явно? А чтобы не скучали. Действительно, никакой конкретики о своих планах на будущее Путин до этого не допускал, даже намёка. Теперь же мы точно знаем, что сценария с новым (или старым) преемником и возвращением после него на президентский пост не будет. Отработанный вариант отправляем в печь, как и пригодившийся когда-то пункт конституции. Её, кстати, после этого тоже можно писать с маленькой буквы.

Итак, какие варианты теперь у нас остаются? «Некоторые политологи» ещё предполагали возможность создания некой надпрезидентской структуры (условного Госсовета), которую можно возглавлять бессрочно, сосредоточив там рычаги управления. Президент в этом случае станет технической фигурой и за слово «подряд» в конституции точно держаться не будет.

Есть ещё вариант со сменой формы правления с президентской на парламентскую республику. Тоже гораздо удобнее, чем вариант с преемником: можно не ждать срок, а сразу продолжить управлять страной в новом качестве – премьер-министром. Правда, для Путина и это качество уже не новое.