×

Нейтралитет как преступление

На прошедшей неделе в пятницу Рунет всколыхнула неожиданная новость: Роскомнадзор запретил журналистам писать об организациях, включенных в список экстремистских, в нейтральном ключе
+

«Упоминание включённых в перечень организаций допустимо в материалах СМИ в негативном ключе, с использованием характеристик “радикальные”, “экстремистские”, “националистические”», – говорилось на сайте ведомства.  В список запрещенных на территории России входит сегодня 41 организация, но авторы поправок акцентировали особое внимание на 5 украинских: «Правом секторе», «Украинской национальной ассамблее – Украинской народной самообороне» (УНА – УНСО), «Украинской повстанческой армии» (УПА), «Тризубе им. Степана Бандеры» и «Братстве». Они попали под запрет в ноябре 2014 года.

Предписание использовать негативные характеристики не было простой рекомендацией. Журналистов уведомляли, что за неисполнение этой нормы редакции грозит предупреждение и штраф.

Раньше наказание предусматривалось лишь за «одобрение» и «оправдание» деятельности этих организаций. Несмотря на размытость формулировок, закон об экстремизме хотя бы формально не нарушал принципа «разрешено все, что не запрещено» и оставлял нам свободу выбора. Предписание «как нужно» качественно меняло суть дела.

В пятницу вечером в социальных сетях произошел небольшой взрыв. Он был совсем небольшой, но его хватило для того, чтобы уже в субботу утром Роскомнадзор удалил со своего сайта скандальное предписание. Осталось только требование информировать читателя о том, что организация ликвидирована или что ее деятельность запрещена. Но это требование выдвигалось и раньше.

Спорное предписание просуществовало меньше суток. Была ли это просто шутка в «нехороший день» – пятницу 13-е? Или мелькнул момент истины? Той истины, что нейтралитета больше нет. Он просто невозможен. От нас требуют – законно или незаконно – четкой позиции. Позиции, за которую мы готовы нести ответ перед законом и перед Богом.

Примирительная позиция – и те хорошие, и эти неплохие – больше не работает. Закончилось также время, когда можно было отсидеться на позиции незнания: «Я живу в своем мире, общественная, политическая, экономическая жизнь меня не касается». Теперь касается и коснулась уже практически всех, не спрашивая у нас, готовы мы к этому или нет. Это и цены в магазинах, и перебранки с друзьями, «насколько Крым наш?», и вызовы на допрос по «шпионским делам», и требования от начальства писать откровенную ложь.

В мире полуправд и полутонов нас вынуждают занимать заранее приготовленные для нас позиции – «укропов» и «ватников», «национал-предателей» и «патриотов». Нас экипируют готовыми оценками и аргументами, каждый из которых покоится на своей полуправде. Нейтралитета здесь действительно быть не может.