×

Нет человека – есть проблемы

В Донецке прошли похороны первого президента Донецкой республики Александра Захарченко
+

Он погиб как настоящий былинный воин – во время поминальной тризны по умершему другу от предательского удара в спину. Думаю, он и предвидел о себе нечто такое, ведь люди, которые сами пишут историю, редко умирают в своих постелях в окружении правнуков. Но всё-таки он не свернул с пути и достойно принял свою участь.

Конечно, скажете вы, Захарченко не был похож на праведника и мученика. Одевался Захарченко не в хитон, а в военный камуфляж, а на боку носил кобуру с пистолетом Стечкина. Но именно Захарченко и был тем самым миротворцем на Донбассе, кто продавливал в республике Минские соглашения, несмотря на недовольство отдельных полевых командиров, считавших Минск предательством идеи создания Новороссии. Тем самым он останавливал конфликт от окончательного сползания в ад межплеменного противостояния, когда воюющие воюют уже не ради каких-то идей, но только ради мщения за пролитую кровь.

Также Александр Захарченко всеми силами добивался заключения с Киевом всё новых и новых перемирий – рождественских, пасхальных, школьных, прекрасно понимая, что залог победы лежит не в военной, но сугубо в экономической плоскости. И он знал, что каждый восстановленный на Донбассе завод бьёт по противнику сильнее сотен батарей «Градов».

Он даже не был военным человеком: по профессии он техник-электромеханик, работал в шахтах, затем занимался бизнесом, торговал книгами, потом переключился на животноводство – возглавлял филиал комплекса, являвшегося одним из крупнейших производителей куриного мяса на Украине. И в окружении полевых командиров он остро чувствовал свою «гражданскость» и, думаю, немало комплексовал по этому поводу, а потому, не кланяясь пулям и осколкам, всегда лез с автоматом на передовую, словно только от его личного участия и зависел успех боя.

И Захарченко понимал, что вырваться их цепких лап этих демонов не помогут ни автоматы, ни ракеты

Но в то же время Захарченко из кожи вон лез, чтобы запустить брошенные шахты и заводы на Донбассе, понимая, что главные враги скрываются не у рубежей ДНР, но внутри самопровозглашённой республики, и имя им – безработица, безденежье, безнадёга. Те же самые демоны, что рвут на части и саму нынешнюю Украину.

И Захарченко понимал, что вырваться их цепких лап этих демонов не помогут ни автоматы, ни ракеты. Но только поступательное движение вперёд и развитие экономики. И пуск крупнейшего в Европе завода по производству минеральных удобрений «Стирол» в прифронтовой Горловке – это как раз и есть личная заслуга Александра Захарченко. Ещё можно вспомнить открытие Юзовского металлургического завода, созданного на базе Донецкого электрометаллургического завода (ДЭМЗ), возрождение из руин Харцызского сталепроволочно-канатного завода «Силур», развитие концерна NORD, который выкупили инвесторы из Новошахтинска. Помимо металлургии в Донецке активно развивается и пищевая промышленность, и уже даже в киевских магазинах можно найти продукты с надписью «Сделано в ДНР».

Александр Захарченко. Фото: АлександрЧаленко Медиапроект s-t-o-l.com

Александр Захарченко. Фото: Александр Чаленко

Вот именно за это его и убили – как раз во время объявленного школьного перемирия, что очень символично.

Сегодня Киев на все лады трубит о том, что он якобы идёт в Европу. Я вам скажу, что такое Европа. Европа – это когда Чехия и Словакия мирно расходятся из некогда единого государства, сохраняя все взаимовыгодные связи и дружбу.

Европа – это когда в маленькой Финляндии, где живёт ничтожное количество шведов, шведский язык является вторым государственным языком

Европа – это союз федеративных государств, где государственные границы условны, а вот уважение к правам меньшинств стоит во главе государственной политики. Попытка же построения унитарного государства, подавляющего железной тушей власти все этнические и языковые меньшинства, – дикость несусветная.

Европа – это когда в маленькой Финляндии, где живёт ничтожное количество шведов, шведский язык является вторым государственным языком, и никому в голову не приходит убивать людей за «не тот» язык.

Европа – это когда с сепаратистами в Испании и Британии предпочитают договариваться и лишь только в случае крайней нужды проводят полицейские операции, а не посылают против мирных городов боевые штурмовики с бомбами и ракетами.

Это когда сожжение заживо десятков человек считается национальной трагедией, а не подвигом.

Это когда принцип «нет человека – нет проблемы» считается не принципом, а спланированным убийством человека.

То, что творит Украина, – это варварство. Это повторение всех ошибок России в 90-е годы, но только в самым гипертрофированном виде. Я бы сказал даже, в карикатурном, но карикатура всегда комична и смешна, а вот в закомплексованных претензиях Украины на роль новой империи – «вместо Москвы» – нет ничего смешного.

Если помните, многим генералам во время Первой чеченской войны тогда тоже казалось, что с устранением генерала Джохара Дудаева весь сложнейший узел кавказских противоречий и проблем развяжется сам собой. Что ж, Дудаева убили, а на его место пришли другие отморозки-ваххабиты, по сравнению с которым бывший генерал казался образцом здравомыслия. И замирять Чечню пришлось совсем другими методами, в том числе и такими, о которых сегодня предпочитают молчать и государственники, и либералы, как и о лояльности Кавказа вообще.

Россия заплатила страшную цену, чтобы понять, что принцип «нет человека – нет проблемы» приводит и к потере людей, и к появлению новых и новых проблем.

Украина пока ещё находится в самом начале этого пути.