×

Ничего личного – просто система

Без малого год назад депутаты Госдумы разработали масштабную реформу местного самоуправления. За три весенних месяца закон был принят в трех чтениях без особых обсуждений и правок. Крымско-украинские события начисто обесценили тогда в общественном мнении «домашнюю» повестку дня
+

Смысл проведенной под шумок реформы заключается не просто в отмене прямых выборов мэра в крупных городах, но в полном обезличивании местной власти и размывании ответственности за то, что происходит в городе, между десятками и сотнями муниципальных чиновников.

Знающие люди говорят, что отмена выборов мэра предпринята не для того, чтобы перекрыть дорогу оппозиции. Просто система не работает, и ее пытаются как-то починить.

Чтобы выяснить, что не так с системой, корреспондент «Стола» побывал в городской думе Екатеринбурга и побеседовал с «несистемным», всенародно избранным мэром Евгением Ройзманом. На выборы 2013 года он шел как оппозиционер, противопоставлявший себя системе.

310285_600 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Гарбузняк

Кабинет и приемная мэра находятся на 4 этаже в здании городской администрации Екатеринбурга. Здесь же заседает городская дума, которую мэр по совместительству возглавляет. «Несистемный» характер мэра ощущается с первых шагов по коридору 4 этажа: стены думы густо увешаны картинами, в одном только коридоре между дверями помещалось не менее двух десятков полотен. Ни охраны, ни металлоискателей, даже паспорт показать никто меня не попросил.

Ройзман встретил меня в футболке и джинсах и поспешил сообщить, что только что вернулся из школы, где читал старшеклассникам лекцию о вреде наркотиков. Образ «народного мэра» ему явно льстил, он им дорожил и старался его поддерживать. В кабинете картины были не только на стенах, но и стояли на полу: они недавно вернулись с выставки. Свое полуторатысячное собрание картин в жанре наивного искусства Ройзман собирается подарить городу и открыть под него отдельный музей, как это когда-то сделал Павел Третьяков.

Фото: Алина Гарбузняк Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Гарбузняк

Вопрос о его достижениях на посту мэра Ройзмана смутил.
– Все работает, есть свет и тепло, транспорт ходит, улицы убираются, – перечислил он.
– Но все это, я думаю, было и раньше. Почему же горожане захотели сменить мэра и проголосовали за вас?
Народный мэр признался, что он «пал жертвой пропаганды» со стороны губернаторских СМИ.
– Я всерьез думал, что у них руки по локоть в крови, что в администрации прячут трупы, бюджет разворован, а город – помойка, – рассказывал он. – Но, придя сюда, я понял, что это не так: трупов нет, город убирается (я регулярно объезжаю улицы) и деньги разворовать не так-то просто, как это кажется со стороны.

С собой новый мэр привел только двух помощников, вся остальная команда – чиновники и депутаты – старожилы мэрии. Никаких ужасов в их поведении Ройзман не обнаружил.
– Я понял, что на самом деле это хорошие ребята, которые знают свое дело и умеют работать, – продолжал он. – Вот только люди им мешают.

310879_600 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Гарбузняк

«Они» – это городская администрация, которую возглавляет никем не избираемый чиновник, его иногда называют «сити-менеджер». Основные полномочия и рычаги управления находятся именно там. Избираемый мэр – фигура, по сути, декоративная. «Он мог бы появляться в администрации раз в неделю, подписывать документы и уезжать», – пояснил мне позже помощник Ройзмана Степан.

Работу новый мэр придумал себе сам: он открыл двери мэрии для горожан, устроив приемные дни, и лично вникал в проблемы каждого просителя. К нему шли все: кто не получил гарантированных законом лекарств, кто был обманут чиновниками, кто не был согласен с решением суда, кто лишился своего жилья и оказался на улице.

Системного решения у большинства из этих проблем нет, во всяком случае новый мэр его не видит. Достать инвалидную коляску для ребенка или найти жилье для бездомного Ройзману проще через знакомых, неформальные связи и благотворителей. На хороших ребят из мэрии, которые умеют работать, он в таких случаях почему-то не полагается и просителей туда не отсылает.

В коридоре четвертого этажа я повстречала одну из просительниц. Пожилая женщина представилась Натальей Анатольевной и рассказала мне, что ее дело недавно удачно завершилось: водитель автомобиля, по вине которого она с десятью переломами оказалась в больнице, наконец привлечен к ответственности. Помог Ройзман. Он помог и ее подруге, которая 15 лет не поднималась с постели и при этом не могла получить инвалидность.

Фото: Алина Гарбузняк Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Гарбузняк

Спускаясь вниз, я решила заглянуть на третий этаж, где работали хорошие ребята из городской администрации. На входе в длинный коридор сумка зазвенела в рамке металлоискателя. Охранник преградил мне путь и заявил, что без предварительной записи к сити-менеджеру нельзя.

– Я не оппозиционер и не пытаюсь идти против системы, – говорит Ройзман, – сейчас это и невозможно. Самое большое, что я мог, это включиться в эту систему и изнутри делать то, что в моих силах, по миллиметру в день.

Пост «народного мэра» в скором времени будет в Екатеринбурге упразднен, этот вопрос уже рассматривается на уровне области. Согласно федеральному закону, все полномочия мэра распределят между хорошими ребятами из городской администрации. Система заработает эффективнее, уверены знающие люди.

Вперёд
73,2