×

О мусоре на земле, в человеке и в церкви

Есть внешние и внутренние причины «мусорных» протестов
+

Из внешних причин первая: количество переходит в качество, экологическая катастрофа стремительно нарастает, людям всё меньше остаётся хоть сколько-то чистого места для жизни. Никуда не денешься и не убежишь: во многих городах неблагополучно, но в Москве и Подмосковье ситуация критическая. Происшествие с отравлением детей в Волоколамске – это показательный случай, который вызвал цепную реакцию протестов в других городах региона. Всем ясно, что это не временное поверхностное загрязнение. Мусорное бедствие тотально, потому что это наследие советской системы хозяйствования, установленной с воцарением коммунистов, которые совсем не чувствовали ни страну, ни людей, в ней живущих, потому что они не были в этом заинтересованы. Это  варварское, хищническое отношение к людям и земле с тех пор не изменилось. Очень трудно искоренить то, что культивировалось больше ста лет. В совокупности со всеми другими проблемами это становится слишком опасным.

Пить или не пить

Внутренние причины, конечно, в том, что, мусор, нечистота – в головах и сердцах людей, и прежде всего тех, от которых зависит принятие решения: где будет свалка, где её не будет, как она должна быть толково устроена. Я немножко в курсе происходящего, потому что в поселке Глебовский, недалеко от нашего Культурно-просветительского центра «Преображение», что под Истрой, тоже собираются сделать колоссальную свалку. Если в Волоколамске, где произошло массовое отравление детей, это 4 гектара, то у нас будет 13 – в пятистах метрах от места проживания людей! Пока там сваливают помёт Глебовской птицефабрики, а теперь собираются свозить  промышленные и бытовые отходы. Заражённые сточные воды отсюда попадают в протекающую рядом реку Маглушу и потом через реку Истра в Истринское водохранилище – питьевой резервуар Москвы. Кроме этого, на берегу Маглуши есть старая большая помойка, которую присыпали грунтом. Уже были выступления жителей, которые просто не знают, как защититься, понимая, что слишком опоздали с этим. Люди отвыкли от того, что свою землю надо любить, охранять от истребления. Они ведут себя как временщики, и это тоже началось сто лет назад, когда русский народ перестал быть хозяином в собственной стране и разучился её беречь.

В то же время русским людям не дают возможности жить на своей земле – как на своей земле, как будто они тут пришельцы

Это усугубляется тем, что везде и всюду в России увеличивается процент приезжих, которые ведут себя часто совершенно неуважительно по отношению к коренным жителям и к тому месту, куда они приехали. Это может вызвать взрывы национализма, который, как водится, провоцируют и свои, и чужие. В то же время русским людям не дают возможности жить на своей земле – как на своей земле, как будто они тут пришельцы. Например, под Истрой огромная территория, принадлежавшая когда-то Глебовскому комбинату, птицефабрике, старинным русским усадьбам, сейчас скуплена олигархом – горским евреем, – который не имеет отношения к этой земле. Здесь не живёт ни он, ни его дети, ему совершенно всё равно, что где-то происходит какая-то экологическая катастрофа. Пока повлиять на ситуацию никто не может. У нас нет реального местного самоуправления, люди отстранены от ответственности за свою жизнь на своей земле.

Церковь заражена советским

Не буду подробно говорить о глобальных проблемах, связанных с отношением к русскому народу в РСФСР и в нынешней РФ. Меньше всего большевистская власть отличалась любовью к России, русским традициям, а значит, и к тому порядку, который здесь нужно хранить.

Вопрос с мусором чрезвычайно серьёзный. Он обличает лишний раз наше руководство, которое слишком мало этим озабочено. Нельзя же думать, что достаточно принять строгое экологическое законодательство, и всё само собой пойдёт хорошо. Если в экономике и местном управлении не предусмотрено никаких механизмов для того, чтобы дать возможность быть хозяевами земли тем, кто сам здесь живёт и заинтересован в её сохранении и очищении, в улучшении жизни местного населения, то любые экологические законы будут бесцеремонно нарушаться и реакция людей на растущие безобразия может только ужесточаться. Это один из мощнейших факторов социальной нестабильности в нашей стране, и он легко может привести к спонтанным бунтам, которые мирным путём не остановить.

Церковь тоже ещё слишком заражена советским отношением к себе, и к другим, и к этой земле, и к народу

Конечно, не может не интересовать отношение церкви к происходящему. Я очень порадовался тому, что один коломенский священник не остался в стороне от этой проблемы, и даже архиепископ Феогност (Гузиков), наместник Троице-Сергиевой лавры, помогал в устроении акции против размещения мусорного полигона в Коломне и Сергиевом Посаде. Но надо понимать, что сегодня церковь очень мало может в этом участвовать. Она хоть и называется Русской, но в общем-то интересов коренного населения, особенно русского, никоим образом не выражает. Церковь тоже ещё слишком заражена советским отношением к себе, и к другим, и к этой земле, и к народу. Люди начинают это чувствовать, что видно и в соцсетях, и в СМИ, и в личных разговорах. Иногда это претензия, что церковь как будто не живёт на своей земле, не защищает интересы народа и общества. А иногда это сожаление, что церковь сама живёт прямо на помойке, сама этим советским смрадом дышит и в себе его несёт.

Позитивный выход один, каким бы он ни казался идеалистическим: начать с себя

Это очень и очень печальная картина, и меня сильно удивил тот факт, что нашёлся человек, тем более архиерей, который что-то такое сделал в ответ на реальные нужды народа и, может быть, даже не по указке сверху, а по собственной инициативе, как я могу предполагать, не зная деталей.

Решиться на чистоту

Ситуация не просто очень тревожная, но в ближайшем приближении – патовая. Позитивный выход один, каким бы он ни казался идеалистическим: начать с себя. Так всегда в христианстве. Надо сначала самим вести себя абсолютно аккуратно, достойно, чисто, честно во всех отношениях. Этого не хватает и многим церковным людям, включая священнослужителей. Для решения самых трудных проблем всегда нужны те, кто подают пример. У церкви сейчас есть такие возможности. И если христиане найдут в себе решимость, чтобы применить жёсткое нравственное требование к своей жизни, это уже что-то сдвинет в обществе. Люди бы увидели, как можно и нужно жить, и у них появилась бы возможность и вдохновение поменять отношение к тому, как они сами живут. Это первое, что нужно. А потом надо крепко давить на все общественные рычаги: просвещение населения, пропаганда экологических принципов устройства жизни, контроль за соблюдением закона, экономическое мотивирование. Это, конечно, не политическая работа, это общественная работа,  но политикам стоит срочно присмотреться к этим проблемам.

Материал подготовил Олег Глаголев