×

«О спорт, ты – мир»?

Завершившаяся в Токио Олимпиада оказалась как никогда богата на неспортивные новости: пандемия, участие нетрадиционных спортсменов, политические, допинговые скандалы. Осталось ли в Олимпийских играх место идеям Пьера де Кубертена и каким может быть христианское отношение к большому спорту, размышляли священники и миряне
+

«В здоровом теле здоровый дух», известна нам поговорка, якобы говорящая, что здоровье тела само по себе ведёт к здоровью духа. Однако её забытый оригинал – «Надо молить, чтобы дух здоров был в теле здоровом» говорит об обратном: наличие здорового тела не просто не гарантирует наличие здорового духа, а скорее явление редкое. Насколько сегодня спорт и мир физической культуры в целом сориетирован на это духовное и душевное здоровье, насколько он нацелен на те самые «созидание, справедливость, благородство, радость, мир и плодотворность», о которых писал барон де Кубертен, возродивший в XIX веке Олимпийские игры в их современном виде?

«Время большого спорта в том смысле, который в него вкладывал Пьер де Кубертен, закончилось, говорит священник Павел Бибин. Когда это движение началось в конце XIX века, оно действительно могло выстраивать связи, которых не хватало, давало какое-то собирающее начало. XX век показал, что это явление, с одной стороны, становится более массовым, потому что возникло телевидение, интернет и соревнования можно смотреть практически из любой точки мира. С другой стороны, спорт становится средством для решения более серьёзных вопросов, касающихся политики, власти, экономики, транснациональных корпораций и всякого рода глобальных процессов. Не случайно идёт такая отчаянная борьба за право проведения Олимпийских игр, как Зимних, так и Летних, потому что вливаются большие средства в экономики. Некоторые страны за счёт этого очень сильно поправляли своё экономическое положение после проведения Олимпийских игр (ЮАР, например). Под это мероприятие строится инфраструктура, создаются чуть ли не целые города, различные комплексы, в том числе жилые, которые потом используются».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Барон Пьер де Кубертен. Фото: Bain News Service / Library of Congress

«Но самое печальное, что собственно те задачи, которые ставил де Кубертен, находятся далеко не на первом плане, они остались как некоторые лозунги, но содержание в этом уже совсем другое. Мира в спорте, о котором он говорил, становится всё меньше и меньше. Скорее это уже какая-то вражда, противостояние между странами. Мне кажется, что это не очень хорошо», подчеркнул священник.

«Спорт в наше время дитя простого бизнеса, он ещё и внутренне пуст так, как пишет об этом Марина Цветаева. Он крадёт силы, время и другие замечательные качества человека, крадёт их у себя, крадёт у каждого спортсмена и у каждого зрителя. Мне было интересно прочесть, что Марина Цветаева ставит зрителя ниже спортсмена, потому что он именно и есть потребитель действия, ни на что не направленного, ничем не наполненного», комментирует священник Георгий Кочетков.

«“Хлеба и зрелищ”, кричали рабы и вольноотпущенники. Спорт, конечно, имеет прямое отношение если не к хлебу, то к зрелищу. Люди не думают о познании воли Божьей, они не думают о её исполнении, не думают о преодолении настоящих жизненных препятствий. Не случайно современный спорт бывает связан ещё и с какой-то жестокостью фанатов и зрителей  и специфической гордыней самих спортсменов. Связь спорта с древними Олимпийскими играми, конечно, существует, но в древних Олимпийских играх было больше достоинства, хотя они были в чистом виде плодом языческого отношения к телу, языческого отношения к жизни», отмечает отец Георгий.

«Олимпиада всё более становится далёкой от идеи, которую вкладывал Пьер де Кубертен, добавляет бывший профессиональный спортсмен и катехизатор Евгений Федосов. В современном явлении Олимпиады и большого спорта особенно уже не находишь моментов, которые связаны с миром. Всё меньше согласия, дружелюбия. Всё это действительно становится и политизировано, и разрушительно. Разрушительно для конкретной личности, конкретных людей».

«Обратная сторона спортивной медали подчас выглядит более внушительной, чем положительная сторона. Когда цель быть первым и сделать всё возможное для этого любой ценой становится для человека самой главной в жизни… мы как христиане понимаем, что это не может быть смыслом жизни человека. Быть первым в том или ином виде спорта никак не соотносится со смыслом жизни, человек не достигает своего призвания. Хотя думает, что достигает всего, и полагает на это все свои самые лучшие силы и умственные, и физические, но при этом не раскрывает замысел Божий в полноте о самом себе», подчёркивает Федосов.

Кроме того, по его словам, это «сопровождается многим разрушением для самого человека, который себя вырабатывает, тратя все свои ресурсы на достижение цели, быстро расходует всё, а что остаётся ему самому и Богу это вопрос».

Есть ли грань между созиданием и разрушением в спорте?

«Конечно, я различаю социальную функцию спорта, спорт как таковой и физическую культуру, которую я также отличаю от физкультуры. Физически человек должен быть так же культурен, как и душевно, и духовно, он не должен быть совсем лишённым формы. Он не должен думать, что абсолютно безразлично, как он внешне выглядит, причесан он или не причесан, есть у него осанка и выправка или нет. Но всё это должно быть естественно, всё это должно быть оправдано жизнью. А спорт не естественен и жизнью не оправдан», подчёркивает священник Георгий Кочетков.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Священник Георгий Кочетков. Фото: psmb.ru

«Что касается грани между укреплением своего здоровья и тем, когда спорт уже становится некоторой страстью и зависимостью, здесь грань, на самом деле, у каждого человека своя», продолжает отец Павел Бибин.

По его словам, «важно, чтобы были правильно расставлены приоритеты, когда в человеке всё на своём месте, когда он достигает какой-то внутренней гармонии душевных, духовных и физических возможностей». «Если на первое место выходит физиология, его физические способности, это всегда в ущерб либо душевному, либо духовному состоянию. В этом смысле меняются приоритеты, что очень печально. Я знаю людей, которые имели зависимость от больших физических нагрузок. Если они не занимались регулярно, то чувствовали себя и физически, и душевно, и эмоционально очень плохо», отмечает священник.

«Вертикаль жизни для человека верующего, как и для любого человека, добавляет он, находится в первую очередь в области духа, а потом души и тела. А тут как будто всё переворачивается и на первое место ставится тело, потом, может быть, какие-то душевные качества, а о духе вообще уже никто может не вспомнить. Это очень важно, так как спорт, к сожалению, может менять иерархию ценностей в человеке».

«Человеку необходимо поддерживать своё тело в тонусе, заботиться о здоровье, здесь не обойдёшься без какой-то элементарной физической нагрузки. Я тоже стараюсь заниматься какой-то физкультурой: зарядки, прогулки, игры. Вопрос: где провести грань между этим разрушающим действием и созидающим? Я думаю, что грань здесь проходит тогда, когда человек теряет свою личную свободу и становится винтиком в каком-то большом механизме. Человека затягивает. Он уже живёт ради достижения, как ему кажется, его личной цели, а на самом деле это погоня в контексте массового сознания. Это достижение такого образа, как бы идеального, который свойственен не конкретному человеку, а навязан ему, и с которым человек соглашается», считает Евгений Федосов.

Бойцовские клубы при храмах новая христианская реальность?

«Идея привлечь таким образом молодёжь, привлечь ребят (в храмы прим. «Стола») это известный ход сыграть на естественных стремлениях, на физиологии, желании выплеснуть свою энергию. Но это всё-таки демотивация, на мой взгляд, точнее, ложная мотивация. Я не могу сказать, конечно, что среди тех, кто начинал с этих клубов, никто не стал по-настоящему верующим человеком. Может, кто-то и стал. У меня нет такой статистики. Но всё-таки можно предположить, что мотивация не та. Не этим важно привлекать к Богу и в Церковь», считает Евгений Федосов.

«Ребятам важна физическая нагрузка, но это может быть подобно тому, как мы устраиваем юношеские лагеря, где мы, конечно же, во главу угла ставим вопросы воцерковления и христианского общения, но у нас есть место и играм, и какому-то даже соревновательному моменту. Но это всё не связано с победой кого-то одного, возвышения одного и поставления его на пьедестал, это всё-таки нечто другое», подчёркивает катехизатор.

«Я думаю, что бойцовские клубы (при храмах) это соединение несоединимого. Как соединить веру и мордобитие? Не знаю. Физические нагрузки, даже если и связаны с реальной борьбой какой-то, нужно понимать, должны быть на своём месте и не перекрывать для человека его личностных отношений с Богом и с ближним», полагает Федосов.

«Для меня внутренне это вещь абсолютно невозможная. Боксерский в кавычках “православный” клуб, конечно, никакого отношения к христианству иметь не может. Нужно сначала обрести христианство, а потом человек поймёт, нужен ему бойцовский клуб или нет. Чаще всего человек, который приходит ко Христу, понимает, что бокс ему уже не нужен, убеждён священник Павел Бибин. А так люди до Христа могут просто не дойти. Они могут каких-то внешних атрибутов нахвататься, но это не то, что нужно. Беда в том, что христианству там место может вообще не быть. Такое смешение, синкретизм, к сожалению, не даёт людям в серьёзных испытаниях достаточно сил, чтобы преодолеть трудности, или у них на первое место начинает выпирать то, что должно быть на втором месте», подчёркивает он.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Священник Павел Бибин. Фото: psmb.ru

«Когда начинают приводить примеры из Древней Руси, когда наши богатыри сражались, они не учились ни в каких бойцовских клубах, это был их образ жизни. Если человек уходил в монастырь, а потом ему нужно было идти воевать за Родину, он специально к этому не готовился. А сейчас людей к этому готовят и могут говорить, что “это нормально, тебе это в жизни может пригодиться”. Всякого рода выступления людей, которые всерьёз были связаны с церковью, на поле брани, это всегда воспринималось как явление исключительное», отмечает священник.

По его словам, «сейчас требуется обновление и просвещение духа в первую очередь, и тогда всё остальное встанет на свои места, надо всё-таки говорить о Первоисточнике и на это тратить силы, время, средства, а не учить людей ударам по образу Божию». 

Включить уведомления    Да Нет