×

«Обеспечить тайну голосования в интернете практически нереально»

Электронное голосование в России вводят для того, чтобы в случае «неправильного» голоса принять какие-то меры, уверен член наблюдательной комиссии по электронному голосованию при Общественной палате Москвы Александр Исавнин
+

Жителям семи российских регионов – Курской, Мурманской, Нижегородской, Ростовской и Ярославской областей, Москвы и Севастополя – на выборах в сентябре 2021 года будет доступно электронное голосование. У экспертов во всём мире к такому способу выражения воли избирателей есть масса вопросов. Российская система электронного голосования вызывает ещё больше сомнений.

«Мы всеми руками за честное и прозрачное электронное голосование в том числе, а в целом выступаем за прямую демократию, где каждый может сам ознакомиться с вопросом и проголосовать. Но мы не поддерживаем конкретно текущее электронное голосование, так как оно дискредитирует саму идею», – отмечает Антон Ершов, председатель «Пиратской партии России», которая выступает за свободный и бесплатный доступ к информации, книгам, фильмам и онлайн-образованию. К такому выводу Ершов пришёл по итогам анализа российской системы электронного голосования, проведённого экспертом от «Пиратской партии» Александром Исавниным, который также входит в наблюдательную комиссию по электронному голосованию при Общественной палате Москвы. В интервью «Столу» Исавнин рассказал, что не так с онлайн-голосованием в России.

–  Как устроена система дистанционного электронного голосования в России? 

–  Очень плохо, что мне приходится рассказывать. По-хорошему, это должны были делать разработчики. Если опустить математические и криптографические детали, то нужно знать, что система электронного голосования обладает множеством недостатков. Например, невозможность контроля за составлением списка избирателей, работа над бюллетенями неизвестного и очень широкого круга лиц. Про нашу систему нет публикаций, у неё нет публичного тестирования. Но самое главное – нет тайны голосования. 

–  Это можно исправить? 

–  А как думаете, если вы что-то делаете на Facebook, у Цукерберга нет доступа к этому, а у Дурова в Telegram? Так почему тогда Собянин или Панфилова не могут узнать, как вы дистанционно проголосовали? На обычном участке существуют меры, обеспечивающие тайну голосования: прозрачные урны, кабинки, с бюллетенями работает только специальная комиссия. Это сложно сделать в жизни, а в интернете тем более. Даже я бы сказал, что это практически нереально. Конечно, можно прописать правильные алгоритмы, но в нашей системе уже допущена организационная ошибка при постановке задания, автоматически нарушающая тайну голосования.

Электронным голосованием пытаются заменить то, что уже давным-давно регламентировано и в течение многих лет оправдано

Это то же самое, что с церковью. Есть же сакральные обряды. И выборы – это именно об этом, это сакральная процедура, в процессе которой рождается легитимность власти. Представьте, если вместо службы в церкви что-то будет происходить в Telegram или на сервере mos.ru. Вас будут убеждать, что это то же самое. И электронным голосованием пытаются заменить то, что уже давным-давно регламентировано и в течение многих лет оправдано.

Конечно, в церкви тоже есть таинства, есть вещи, которые должны делать соответствующие люди, ровно как избирательная комиссия. Но без таких таинств не будет в целом открытости, которой, к сожалению, как раз в нашей системе голосования нет. 

–  Тогда что делать? Не голосовать? 

–  Поймите, для чего придумали электронное голосование? Чтобы взять всех на крючок. Даже в новостях были сюжеты, что бюджетников заставляют регистрироваться на электронное голосование, приводить родственников. Это нужно, чтобы в случае «неправильного» голоса принять какие-то меры. Поэтому думайте сами. 

–  Ситуация может измениться? 

–  Теоретически, если разработчики и организаторы электронного голосования сделают всё прозрачным, начнут обсуждать с людьми, покажут, как разрабатывалась эта система, опубликуют исходный код, тогда ситуация изменится. Но случится ли это в России, если, скорее всего, стоит обратная задача? Не думаю. 

–  Что происходит в других странах? Распространено ли электронное голосование? 

–  Есть единственный позитивный пример – Эстония. Но это очень маленькая страна, поэтому у них всё открыто. У них есть общественный консенсус, у них другая электронная культура. Их система оценивалась независимыми экспертами, исправлялась несколько раз. У них сразу был открытый процесс разработки и использования в отличие от того, что происходит у нас. Эстония была повернута на этом, а в других странах понимают, что прозрачные онлайн-выборы – почти утопия. В Германии Конституционный суд запретил электронное голосование, потому что непонятно, что происходит в сети для широкой общественности. А в Швейцарии тоже экспериментировали, но появилось понимание, что не получается.

Включить уведомления    Да Нет