×

«Он просто ненавидел этих комитетчиков …»

Вечером 19 декабря – накануне Дня чекиста – в Москве произошло нападение на здание ФСБ на Лубянке
+

Кадры с места трагедии показывают следующую картину: люди, прогуливающиеся за подарками, простые водители, спешащие по своим делам… Внезапно эту идиллию прерывают звуки стрельбы. Прохожие в страхе разбегаются, водители бросают свои автомобили прямо на дороге. Другие же прохожие удивлённо смотрят на бегущих в панике людей, не обращая никакого внимания на выстрелы: многие подумали, что здесь идут строительные работы или запускают фейерверки.

– Услышали стрельбу и крики, сразу же закрыли двери, сейчас находимся внутри. Кричали что-то вроде: «Война, война!». И, когда закрывали двери, видели, что люди бежали как раз с той стороны, – рассказал один из очевидцев, которого только чудом не задели шальные пули стрелка.

Позже выяснилось, что в перестрелке погиб один сотрудник ФСБ и были ранены пять человек. Также сотрудниками полиции был убит нападавший. В рюкзаке террориста силовики нашли гранату.

Стрелявшим оказался 40-летний житель Подольска Евгений Фатихович Манюров, разорившийся предприниматель, который долгое время работал в охранных предприятиях, в том числе и в ЧОП «Вымпел-резерв», связанном с организацией ветеранов спецподразделений ФСБ, но уволился несколько месяцев назад. Сегодня с работой в этом ЧОПе следствие и связывает основной мотив поступка Манюрова: возможно, у стрелка был конфликт с кем-то из членов ассоциации «Вымпел-резерв», который в результате и вылился в стрельбу и привёл к гибели сотрудника ФСБ.

Никаких параллелей не было. Чисто стрельба, чисто хобби

Что же касается нынешнего места работы Манюрова, то тут сведения расходятся. Официально он нигде не работал, но близкие уверяют, что несколько месяцев назад он устроился работать охранником в посольство Саудовской Аравии.

Корреспондент телеграм-канала «База» сумела даже поговорить с мамой Евгения до того, как женщина была задержана сотрудниками спецслужб. Вот её рассказ:

– Женя не служил в армии. Он занимался раньше боксом, рукопашным боем, но это было очень давно, в детстве. Стрельбой увлекался, занимался года три-четыре, очень любил это дело. Никаких параллелей не было. Чисто стрельба, чисто хобби.

Особо близких друзей у него не было. Ни с кем не общался, никто к нему не приходил. Женя не женат, и женщины у него нет. Таблетки «Детралекс» он пил, сосудистые. У него был варикоз. Как-то раз давление у него скакнуло, и кардиолог прописала таблетки.

У него был коллега, Паша. Это он мне сейчас сказал, что Женя давно уволился. Он обычно утром уходил, говорил: «Мне на сопровождение». У меня душа как-то затрепетала вечером: что-то случилось, что он домой не приехал. И я нашла номер Паши. Женя хорошо знал английский, поэтому Паша сказал, что могут и предложить куда-то на приём какой-нибудь съездить, на сопровождение кого-то, вне штата.

Я замечала, что у него какое-то возбуждение было последнее время. Не курил и не пил вообще. Даже чай и кофе не пил. Пил только чай с лимоном, заваренный шиповник и клюкву от почек. У него не было свободного времени – у него работа и хобби…

Он просто ненавидел этих кагэбэшников. Почему? Он никогда мне этого не объяснял.

Также выяснилось, что Евгений Манюров всерьёз увлекался стрельбой и даже участвовал в соревнованиях по стрельбе, на которых занимал призовые места. В ходе обыска правоохранители изъяли дома у Манюрова несколько помповых ружей и карабин «Сайга».

Это своего рода акт мести всей ФСБ в канун профессионального праздника чекистов

Словом, стрелок, судя по всему, оказался представителем нового воинствующего социально-гендерного течения, которое сегодня всё более агрессивно предъявляет претензии окружающему миру.  Речь об инцелах (от английских слов INvoluntary CELibates, то есть «невольно воздерживающиеся»). Проще говоря, инцелов. Это взрослые инфантильные мужчины, одинокие и обиженные на весь мир, предпочитающие жить в онлайн-среде. Это и понятно: в реальном мире инцелы нигде не трудоустроены, у них нет личной жизни, они часто живут с родителями, которые их и содержат, часто страдают неврозами и депрессией. В онлайне, разумеется, всё наоборот: это суровые альфа-самцы и всезнающие  «выживальщики», которые боготворят холодное и стрелковое оружие и увлекаются всевозможными радикальными идеологиями – от нацизма и маоизма до исламизма и неоязычества.

Очевидно, теракт был спланированным – это своего рода акт мести всей ФСБ в канун профессионального праздника чекистов. Также следствие отрабатывает мотивы личной мести кому-либо из сотрудников ФСБ или теракт, совершённый после обработки исламистского вербовщика.

* * *

Интересно, что теракт у здания Лубянки произошёл на фоне другой террористической войны, объявленной России такими же «инцелами». С конца ноября по Москве и другим крупным городам России прокатилась волна лже-минирований. В частности, за последние две недели в Москве угрозы о минировании получили более 3,3 тыс. объектов. В основном «минируют» школы и детские сады.

Кто-то плачет и хочет к маме, кто-то расстроен отменой глины-анимации-столярки-танцев

Родители в панике. Вот лишь несколько сообщений из социальных сетей:

«В моей школе № 1253 сегодня была 5-я эвакуация за 9 дней. Сегодня уже учителя сказали, что с пониманием отнесутся к ситуации, если родители не будут отпускать детей в школу до прояснения ситуации, до понимания, что происходит».

«Нашу школу № 1133 в Крылатском эвакуировали за неделю 4 раза, и вокруг много школ тоже. Сменку не разрешают переобувать. Хватают куртки. Малыши последние дни сидят в классе в верхней одежде. В прошлый раз кинологи ехали более 5 часов из-за загрузки».

«Пятая эвакуация нашей маленькой школы. Середина рабочего дня. Учителя вызывают родителей с работы. Дети на ушах, многие напуганы. Кто-то плачет и хочет к маме, кто-то расстроен отменой глины-анимации-столярки-танцев. Вся началка в полном составе вламывается посреди тихого часа в детский сад…»

«В нашем детском саду детей подняли с тихого часа по тревоге и вывели, не успев покормить обедом. Сидим в здании такого-то учреждения на скамеечках, срочно забирайте по домам». И это днём! В рабочий день! И – внимание – через день две недели подряд вот так!»

Есть и первые жертвы лжетерроризма: воспитательница детского сада в Биробиджане умерла во время эвакуации детей после сигнала о минировании здания. Женщина успела одеть малышей и перевести их в безопасное место, после чего её состояние резко ухудшилось – и врачи не успели её спасти.

Выяснилось, что эту террористическую войну развязали пока ещё неизвестные киберпреступники, вымогающие у ФСБ и бизнесмена Константина Малофеева некую «компенсацию» за крах русскоязычной криптобиржи Wex. Дело в том, что биржа Wex создавалась в 2017 году как преемница BTC-e, крупнейшей русскоязычной криптобиржи, существовавшей с 2011 года. Но в 2017 году домен btc-e.com и основной бенефициар биржи россиянин Александр Винник были арестованы ФБР: власти США считали, что через BTC-e было отмыто не менее четырёх миллиардов долларов.

Биржу Wex, обещавшую клиентам вернуть часть средств BTC-e, запустил партнёр Винника Александр Билюченко совместно с одним из крупных клиентов BTC-e Дмитрием Васильевым, который стал официальным собственником новой биржи. Но летом 2018 года средства на кошельках были заморожены, а затем оказалось, что с кошельков пропали криптовалюты на сумму более 450 миллионов долларов. Российские клиенты начали массово подавать жалобы в полицию, после чего было возбуждено уголовное дело о мошенничестве. Причем сам Билюченко утверждает, что пропавшие 450 миллионов долларов он перевёл на электронные кошельки, подконтрольные неким высокопоставленным сотрудникам ФСБ.

Так или иначе, но вскоре после начала проблем с выводом средств биржа была продана некоему Дмитрию Хавченко, которого называли приближённым «православного олигарха» Константина Малофеева.

Нынешние «телефонные террористы» уже не используют телефон

И теперь, как пожаловался сам Малофеев в полицию, вымогатели потребовали у него вернуть украденные деньги с биржи WEX – всего-то 120 биткоинов, что на сегодняшний день эквивалентно 50 миллионам рублей. В случае невыполнения требований авторы послания пригрозили наказать уже весь мир – в частности, пообещав начать настоящий телефонный террор, заваливая правоохранительные органы тысячами сообщений о ложном минировании различных школ и детских садов по всей стране.

Правда, нынешние «телефонные террористы» уже не используют телефон. Сегодня сигнал о минировании, как правило, приходит по электронной почте. Причём часто послание адресовано не одному конкретному образовательному учреждению, а целому списку. Неизвестные перечисляют номера школ и детских садов, в которых якобы заложена бомба. После такого сигнала сотрудники обязаны провести экстренную эвакуацию учеников и воспитанников.

Ещё одно событие, прошедшее фоном, – намеченное на днях учение по суверенизации интернета – и получится почти законченный образ страны, живущей в мобилизационных условиях. Конечно, в Сети пошли привычные разговоры о возможных перестановках в спецслужбах в связи с пропущенным ударом от террориста. Однако это означало бы нарушение фундаментального принципа Кремля: никаких кадровых решений под давлением обстоятельств. Напротив, под внешним давлением российская система власти только демонстративно смыкает ряды и закручивает гайки, к чему силовики и так давно готовы.