×

Операция «Шторм-333»

40 лет назад Советский Союз ввёл «ограниченный контингент» войск в Афганистан. Вторжение началось с уничтожения правящей верхушки страны
+

Вечером 27 декабря 1979 года генеральный секретарь ЦК народно-демократической партии Афганистана Хафизулла Амин пребывал в хорошем настроении: недавно он переехал в отремонтированный дворец, расположенный на холме в конце проспекта Дар-уль-Аман, где раньше располагался штаб кабульского гарнизона.

Днём Амин устроил роскошный обед для своих ближайших соратников, формальным поводом которого стало возвращение из Москвы секретаря ЦК НДПА Гулама Пандшери. Пандшери привёз хорошие новости: товарищ Брежнев в очередной раз подтвердил готовность СССР оказывать помощь Афганистану, в том числе и военную. Правда, советские товарищи никак не хотели взять в толк, что их дело помогать, а не указывать афганскому народу, какую политику проводить. Ну ничего, сейчас справимся с оппозицией, потом поставим на место и этих «шурави»…

Обед уже катился к закату, когда всем гостям, включая и самого Амина, вдруг стало плохо

Обед уже катился к закату, когда всем гостям, включая и самого Амина, вдруг стало плохо.  Спустя несколько минут гости одни за другим стали терять сознание: президента и его гостей отравили в ходе спецоперации КГБ, завербовавшего  личного повара Амина и его официантов.

Перепуганные охранники, не доверяющие афганским докторам, вызвали из советского посольства группу советских врачей, которые, будучи не осведомленными о спецоперации КГБ, оказали помощь Амину и сделали всем гостям промывание желудка.

Едва Амин пришёл в себя, как несколько сильных взрывов сотрясли здание дворца. С потолков посыпалась штукатурка, послышался звон разбитого стекла, раздались испуганные крики прислуги и охранников. И почти сразу вслед за этим ночную тишину прорезал беспрерывный грохот автоматных и пулемётных очередей, со всех сторон к дворцу потянулись сверкающие нити трассирующих пуль.

Осколки гранаты настигли Амина у стойки роскошного бара, где он с гордостью показывал гостям дорогой французский коньяк. Через несколько минут к бездыханному телу подошёл высокого роста человек в военной форме без знаков различия, перевернул Амина на спину, чтобы сравнить его лицо с крохотной фотографией.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Генеральный секретарь ЦК народно-демократической партии Афганистана Хафизулла Амин

– Главный – конец, – коротко передал человек в рацию. – Имеем потери. Что делать?

– Отходить!

* * *

Окончательное решение о вводе войск в Афганистан приняли 12 декабря 1979 года. После этого Амин был обречён, хотя он сам о своей участи не догадывался.

Вероятно, Амин ещё предполагал возможность получить от СССР дополнительные преференции и сохранить власть. Но Брежнев не доверял Амину. Поэтому уничтожение Амина являлось только частью более масштабного плана: советские войска должны были взять под контроль весь Кабул.

В операции «Шторм-333» по захвату дворца Амина участвовали три подразделения. Во-первых, «мусульманский» батальон, который был составлен из спецназовцев ГРУ – уроженцев Средней Азии, переодетых в афганскую форму. Во-вторых, группа антитеррора «Группа А» (вернее, тогда её кодовое название было «Гром»). Третья группа – это отряд особого назначения КГБ «Зенит» и его клоны («Зенит-2», «Каскад», «Каскад-2», «Каскад-3» и др.), составленные из офицеров, подготовленных на Курсах усовершенствования офицерского состава. Из этих бойцов и была впоследствии образована группа «Вымпел».

Дороги, ведущие к зданию, кроме одной, были заминированы

Тем временем Амин, похоже, чувствовал, что тучи сгущаются. Диктатор перенёс резиденцию из здания в центре Кабула на окраину, во дворец Тадж-Бек. Это капитальное здание в случае необходимости было непросто разрушить даже артиллерийским огнём. В общей сложности безопасность Амина обеспечивали более двух тысяч человек. Дороги, ведущие к зданию, кроме одной, были заминированы, в оборонительный периметр включались орудия, пулемёты и даже несколько танков, вкопанных в землю и превращённых в доты.

Заместитель начальника 1-го Главного управления КГБ СССР – начальник Управления нелегальной разведки 1-го Главного управления КГБ СССР Юрий Дроздов, который и спланировал штурм дворца Амина в Кабуле, много лет спустя вспоминал:

– Накануне штурма мы устроили торжественный ужин с офицерами бригады охраны дворца Амина: выпили за их здоровье, за нашу дружбу. Слово за слово, и постепенно они в общих чертах обрисовали нам, как организована служба на территории дворца. Хорошие среди них были мужики… Ничего не поделаешь, на войне все средства хороши! Война – искусство обмана.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Дворец со стороны правого крыла после штурма в 1979 году. Фото: Андрей Абрамов

План штурма был таким: к дворцу Амина должна приехать грузовая машина, которая «заглохнет» как раз над люком центрального узла связи, обеспечивавшего связь дворца с внешним миром. Пока часовой-афганец приближается к ним, в люк на веревке опустят мину с часовым механизмом.  Так и было.

Далее машина чудесным образом завелась и проехала к контрольно-пропускному пункту, где советские диверсанты обезвредили охранников. Через 5 минут прогремел взрыв, оставивший дворец без связи.

Взрыв был и сигналом начала штурма, и в этот момент десантники на четырёх БТР двинулись к воротам дворца.

Правда, уже с самого начала штурм пошёл не по плану. Услышав взрыв, охранники подняли тревогу. Один из солдат, дежуривших возле танков, увидев колонну бронетехники, открыл огонь и уничтожил головную машину. Тем не менее группа захвата уничтожила экипажи танков и под прикрытием ураганного огня зенитных пулемётов «Шилка» ворвалась во дворец, где началась методичная «зачистка» – этаж за этажом.

– Ад стоял кромешный, – вспоминал один из участников штурма Яков Семёнов. – Наша «Шилка» бьёт по дворцу, снаряды отскакивают от стен, словно резиновые.

Наконец «Шилка» подавила афганский пулемёт, и мы бросились к входу в здание. Из 52 человек, начавших штурм, на второй поднялись только шестеро. Бросок гранаты прямо по коридору, автоматная очередь, перебежка и снова: граната, очередь, перебежка. Из одной комнаты неожиданно раздался женский крик: «Амин! Амин!». Всё стало ясно.

Некоторые родственники Амина также погибли в бою. Среди прочих погиб и 11-летний сын Амина.

– Когда идёт бой, тебя встречают автоматным и пулемётным огнём, кругом всё горит и взрывается, и углядеть, где там дети, невозможно, – заметил Рустам Турсункулов, командир одной из штурмовых групп Мусбата.

Впрочем, спецназ пощадил всех, кого можно было пощадить. Всего в тот вечер попало в плен до 1 700 человек.

С советской стороны во время штурма дворца и боёв с охраной погибли пятеро в Мусульманском батальоне, пятеро в спецназе КГБ. Среди убитых оказался полковник Бояринов. Также по трагической случайности погиб военврач, лечивший Амина. Точное число потерь охранников дворца неизвестно, но, вероятно, превышает двести человек погибшими. Вся операция продлилась 43 минуты.

Убитого диктатора завернули в ковёр и зарыли в палисаднике возле дворца.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Дворец после штурма, 1979 год. Фото: Андрей Абрамов

* * *

Штурм дворца Амина был только частью операции «Шторм-333». Пока одни спецназовцы брали дворец, другие заняли более двух десятков ключевых объектов в афганской столице: телецентр, здания правительства, генерального штаба, МВД и службы госбезопасности.

31 декабря 1979 года председатель КГБ Юрий Андропов доложил генеральному секретарю ЦК КПСС Леониду Брежневу о взятии Кабула.