×

Ошейник для Москвы  

«Под уголовным домашним арестом у человека больше прав, чем у человека под «Социальным мониторингом», – говорит Денис Шендерович, муниципальный депутат района Кунцево
+

Болеть коронавирусом в Москве не просто опасно, но ещё и очень дорого. Штрафы за нарушение режима самоизоляции автоматически приходят и парализованным, и лежащим в реанимации на кислородном аппарате, и тем, кто не установил себе приложение «Социальный мониторинг». Причём за одно и то же правонарушение могут насчитать сразу несколько штрафов подряд. Люди, которым самим нужна помощь и реабилитация, вынуждены бегать по судам и доказывать то, что они добропорядочные граждане. Естественно, люди стали объединяться в соцсетях и искать возможности защищаться. Вот выдержки из соцсетей.

«Я тяжело перенесла ковид с длительным пребыванием в реанимации, – пишет одна из абонентов (по этическим соображениям мы не называем имён и не хотим их выдумывать). – Выписали 8 июля только потому, что корпус возобновлял работу в неинфекционном режиме. Выходить из дома не могла, всё время на кислородном аппарате. Огромное удивление вызвало письмо о штрафе, отправленное мне в конце мая и принесённое сестрёнкой с почты соответственно в июле… Штраф за 12 мая – день, когда „скораяˮ увезла меня в больницу. СМ (приложение «Социальный мониторинг» – прим. ред.). Мне стремительно плохело с каждым днём, 390 было ежедневно с утра и не сбивалось парацетамолом, и я плохо понимала: чего-то скачайте, установите. Решила, что спам. С 15 мая по 15 июня планшет был вне доступа, т. к. я находилась в реанимации».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Приложение «Социальный мониторинг»

«Пробито дно, – другая цитата. – Мне ответ пришёл из ДИТа (Департамент информационных технологии г. Москвы – прим. ред.). Спустя 61 день (должны в 30 укладываться) после моего обращения по поводу предоставления гаджета с программой СМ и запрета на использование персональных данных моего недееспособного сына-подопечного. Тому, кто разгадает потаённый смысл этого ответа на обращения, + 100 500 к карме. P.S.: Про „мы очень устали за вами следить и штрафовать, нас мало, но мы устранимˮ я расшифровала».

«Вот сижу и думаю. Сегодня на судебном слушании по моим жалобам, которые отклонили, судья показала несколько огромных моих фото по пояс, да такие красивые, как постеры. Любопытно, где они их взяли? Меня это так потрясло, что даже после суточного дежурства заснуть не могу…»

Обращаясь к врачу г. Москвы, человек не подозревает, чем это ему обернётся

Эти истории можно публиковать бесконечно. Обращаясь к врачу г. Москвы, человек не подозревает, чем это ему обернётся.  Врач вручает пациенту постановление на изоляцию или добровольное согласие на домашнее лечение. Подписывая согласие лечиться дома, человек автоматически подписывает обязанность установить мобильное приложение «Социальный мониторинг» – программу отслеживания перемещений человека, действующую на территории Москвы с начала апреля. Туда необходимо выкладывать свои фотоотчеты, не заботясь о времени суток и самочувствии. За неустановку приложения или выход из дома – штраф 4 тыс. рублей. Выход из дома фиксируют камеры на подъезде. Причём штраф выписывается автоматически, а для оспаривания потребуются время, силы и крепкие нервы. В сети море историй про  фальсификации фото, подтасовки времени выхода из дома, наложение нескольких штрафов за одно правонарушение. Суммы штрафов на одного человека доходят до 75 тысяч рублей.

Конечно, пострадавшие от приложения начали бороться за свои права, хотя мы же понимаем, что в суд идут далеко не все. В обществе начало нарастать недовольство, районные суды завалили исками, и под давлением граждан система начала понемногу устранять порождённые ею беспорядки. По словам московского омбудсмена Татьяны Потяевой, большинство штрафов, выписанных через приложение «Социальный мониторинг», уже отменены. Глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Валерий Фадеев заявлял о том, что из-за сбоев «Социальный мониторинг» не справился с возложенной на него задачей. СПЧ призвал Мосгордуму отменить все штрафы, выписанные москвичам за нарушение режима изоляции (ст. 3.18.1 КоАП г. Москвы).

Один из активистов общественного движения муниципальный депутат района Кунцево Денис Шендерович обратился в Мосгорсуд с иском к Мосгордуме. Потребовал отменить нормы столичного КоАП, которые позволяют в автоматическом режиме штрафовать за езду без пропуска или целый перечень нарушений через приложение «Социальный мониторинг».  На вопросы «Стола» депутат ответил, уже имея на руках ответы суда.

Денис, расскажите, что такое программа «Социальный мониторинг».

– Это обычная программа для слежки за людьми. Её формальная цель – ограничение перемещения ковидных больных. Но правовую часть этой программы я до сих пор понять не могу, даже исходя из тех представленных документов, которые были нами запрошены в судах по искам к мэру Собянину и по статьям 16.6 КоАП Москвы и 3.18.1 КоАП Москвы. Именно на основании этих двух статей применяются наказания по «Социальному мониторингу». На каком основании используют программу «Социальный мониторинг»?! Есть один-единственный закон  о так называемом эксперименте на территории Москвы, но он касается объединённой базы сбора данных людей.

Как работает программа?

– Механизмы, которые использует Департамент информационных технологий, мне доподлинно не известны. Но ясно следующее. Они используют мобильные телефоны: приложение «Социальный мониторинг» в обязательном порядке устанавливают граждане, получившие предписание. И в определённом промежутке времени они обязаны присылать свои селфи. Ночью – значит, ночью; в 4 утра – значит, в 4 утра. Ещё у них есть камеры, которые Департамент информационных технологий незаконно установил на подъездах многоквартирных домов г. Москвы в обход решения собственников. На текущий момент эта организованная слежка за людьми формально незаконна.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Natalya Lys / shutterstock

– Разве можно человека обязать установить программу? 

– Обязать нельзя. Но если врач сказал, что у  вас насморк и вы, возможно, ковидный больной, то, ссылаясь на указы мэра, он требует установить  программу «Социальный мониторинг» и получить цифровые пропуска. Но дело в том, что постановление Правительства Москвы – даже не региональный акт, его статус не таков, чтобы противоречить федеральным и конституционным нормам. А они противоречат.  В своих ответах на иски против статей 3.18.1 и 16.6 КоАП суды ссылаются на Федеральный закон «О чрезвычайных ситуациях», но ведь и в этом законе чётко написано, что можно применять ограничительные меры только тогда, когда они не ограничивают конституционные права граждан. А суд нам говорит: «Вы неправильно трактуете федеральные нормы закона». А как правильно трактовать – не говорит.

– Кривые законы и кривые нормативные акты ведут к коллапсированию системы

Мы имеем дело с юридической казуистикой, у которой нет законных оснований. И все участники этой системы применяют антиконституционные указы только потому, что хотят так делать. И это всё от безграмотности, от нежелания сделать хорошую нормативно-правовую базу, оттого, что законодатели не хотят вникать, разбираться. В результате кривые законы и кривые нормативные акты ведут к коллапсированию системы, которую мы видим с этими пропусками и социальным мониторингом. Куча скандалов: около 60 тыс. исков по обжалованию незаконных штрафов по ст. 3.18.1 КоАП Москвы направлено в районные суды. Вот он результат неумного принятия столичных законов.

Какие права граждан нарушены «Социальным мониторингом»?

– На свободу передвижения и на частную жизнь – два основных конституционных права.

– А право на личную информацию?

– Оно относится к праву на частную жизнь. Что «Социальный мониторинг» делает? Безосновательно ограничивает право человека на  передвижение: сиди здесь и никуда не ходи. Фактически указы Собянина и «Социальный мониторинг» гораздо жёстче, чем уголовный домашний арест. Под домашним арестом у человека больше прав, чем у человека под «Социальным мониторингом». «Социальный мониторинг» – это унизительная процедура! Человек под уголовным домашним арестом не обязан присылать какие-то фотки свои раз в час или два часа. А «Социальный мониторинг» требует от вас постоянного контроля. Вот сидите вы, прошу прощения, в туалете – должны прислать фото из туалета. Спите – из постели. Нарушено ваше право на личную информацию. При оформлении цифровых пропусков вы обязаны разглашать сведения, на какой машине, каким транспортом, куда, зачем вы поедете и что будете делать. Но с какой стати?! Никто не имеет права нарушать право на личную жизнь! Но указы Собянина и действия Департамента информационных технологий по социальному мониторингу и контролю нарушают это конституционное право.

А Минюст проверял эти указы на соответствие федеральному законодательству? Есть такая обязательная норма.

– Конечно. Самого заключения я не видел, но пресс-служба Минюста опубликовала в СМИ информацию, что проверили, всё соответствует.

– Я знаю, что Вы не праздно размышляете на тему, а подавали иски в суд.   

– Да, мы подавали иски на все указы Собянина, касающиеся ограничения свободы передвижения и цифровых пропусков, оспаривали статьи столичного КоАПа номер 3.18.1  и 16.6. 3.18.1 – статья, по которой привлекают  к ответственности за нарушение режима самоизоляции. Если вы вовремя не оформили пропуск или не сделали вовремя фото для «Социального мониторинга», то вам прилетит 4–5 тыс. рублей штрафа. А 16.6 – это порядок применения этой статьи в автоматическом режиме. На основании 16.6 КоАП Москвы они почему-то выписывают штрафы в автоматическом режиме с применением систем автоматической фиксации, мониторинга и т.д.

Мобильные приложения, камеры фиксации на подъездах и дорогах – всё попадает под автоматическую фиксацию. Но проблема ещё в том, что 3.18.1 входит в раздел общественной безопасности и общественного порядка. А в автоматическом режиме без составления протокола можно составлять постановления только в области благоустройства и безопасности дорожного движения. Мы подавали иск на то, что нельзя эти две статьи КоАПа применять в совокупности. Но наш иск вопреки здравому смыслу разделили на два. В одном из них рассмотрели вопросы, которые мы не задавали. А над вторым очень долго думали и в итоге закрыли вообще без рассмотрения по существу, объяснив это тем, что наши права в них не были затронуты. Полученное решение Мосгорсуда на 20 страницах уже публично разбиралось. В нём, как говорится, судья ответ лепила из того, что было, и противоречила сама себе.

– Вы сейчас о каком решении?

– По иску, связанному с указами Собянина Мосгорсуд собрал все исковые заявления по указам Собянина на эту тему, объединил их в одно дело, рассмотрел одной судьей Севастьяновой и отказал всем скопом, одним решением.

– А саму программу  «Социальный мониторинг» вы не оспаривали?

– Нет, конечно. Как и где можно оспорить сферического коня в вакууме? В Playmarket? Мы оспариваем нормативно-правые акты, которые в том числе  с помощью этого приложения нарушают права граждан. И делаем это не потому, что мы сутяжники такие, а потому, что не хотим жить по неумным законам. Когда Департамент информационных технологий Москвы говорит, что стремится сделать жизнь москвичей удобнее, правильнее, умнее, а в итоге всё работает криво, это приводит к дестабилизации в обществе, перегрузке районных судов, органов исполнительной власти. Порядка 60 тысяч жалоб только по одной статье 3.18.1 – это колоссальная перегрузка. Что сейчас делают суды? Массово отменяют эти постановления. А почему не захотели рассматривать наш иск по статье 16.6? Пришлось бы отменять штрафные санкции всем тотально и возвращать оплаченное. Они не хотят терять большие денежные средства. А я хочу нормальных законов, которые будут правильно регулировать общество.

– Как вы предлагаете решать проблему несознательных больных?

– Слушайте, несознательных граждан, которые болеют Covid-19, – единицы. С ними можно работать в ручном режиме: привлечь участкового, врачей, проводить беседы. Нельзя из-за нескольких человек вешать цифровые ошейники на пятнадцатимиллионный город! Я считаю, что для России было бы разумно введение рекомендательных мер и мягких ограничений. Слежка со штрафами – явный перебор.

Как вы думаете, будет ли московский опыт «Социального мониторинга» транслироваться в регионы? 

– Я думаю, да. Инсайдерской информации у меня нет, но я предполагаю, что да, будут пытаться экстраполировать опыт. И я очень надеюсь, что нашими общими усилиями удастся всё-таки убедить здравых людей, которые занимаются регуляцией законодательных взаимоотношений в регионах, учесть негативный столичный опыт и не применять программы по автоматической фиксации и слежке за людьми на незаконных основаниях. Да и в принципе не надо следить за людьми. Как регулировать вопросы по эпидемиям, уже давно написано в федеральных законах номер 53 и 68, например. А сейчас местные чиновники просто пытаются придумать, как накинуть ошейники на людей и получить максимальное количество денег.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: shutterstock

Что делать?

–  Нужно заменить людей, которые принимают плохие законы, на правильных людей. Ждать выборов, судиться и пытаться достучаться до законодателей. Других инструментов у нас нет.

Редакция медиапроекта «Стол» приглашает к  открытой дискуссии по обозначенным темам руководителей ДИТ и выражает готовность публиковать все точки зрения на проблему введения автоматических средств контроля над соблюдением  карантина.

Включить уведомления    Да Нет