×

От Лукашенко до Стива Джобса

21 апреля от коронавирусной инфекции умер настоятель Елоховского Богоявленского собора в Москве Александр Агейкин, который месяц назад призывал прихожан не бояться вируса и продолжать участвовать в храмовой жизни
+

В Северной Осетии между тем арестован оппозиционер Вадим Чельдиев, который через соцсети призывал «не верить в коронавирус» и «свергнуть всю власть республики». Ему даже удалось организовать во Владикавказе митинг 20 апреля, куда пришли две тысячи человек. Но главным ковид-диссидентом остаётся президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, который так и не ввёл в связи с эпидемией никаких ограничений в стране, называя происходящее истерией и психозом.

Ковид-диссиденты появились не на пустом месте. Почти все распространённые заболевания имеют своих отрицателей в обществе.

ВИЧ и теория заговора

Наверное, самые известные отрицатели очевидного – так называемые ВИЧ- и СПИД-диссиденты. Для одних эти заболевания – миф и заговор фармацевтических компаний с целью увеличения прибыли. Другие не верят в существование болезней, так как не представлено электронной фотографии вируса в чистом виде. Третьи склоняются к версии, что лечение не поможет, а, наоборот, погубит.

Эти и другие теории собраны в сообществе «ВИЧ/СПИД-диссиденты и их дети» в социальной сети «ВКонтакте». Администраторы сообщества тщательно собирают истории погибших диссидентов, чьё отрицание диагноза ВИЧ закончилось смертью для них и их детей, а также истории бывших диссидентов, которые поменяли свои взгляды. Многие страницы этих людей уже удалены или давно не обновлялись, но авторы группы дотошно размещают скрины переписок и постов для всех людей, кто ещё сомневается в том, что терапия помогает жить ВИЧ-инфицированным полноценной жизнью.

Он был ВИЧ-положительным, но при этом утверждал, что СПИД имеет психосоциальное происхождение и не является инфекцией

Первый известный СПИД-диссидент – психиатр Каспер Шмидт. Он был ВИЧ-положительным, но при этом утверждал, что СПИД имеет психосоциальное происхождение и не является инфекцией. Шмидт умер от СПИДа в 1994 году. Его пример за 26 лет так и не доказал другим диссидентам ложность их представлений.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Первые фотографии ВИЧ были показаны в статьях Монтанье и Галло, в 1983 году.

– Мне жалко диссидентов, – рассказывает ВИЧ-активистка Мария Годлевская. – Таким людям страшно, они потеряны. Ощущение общности, которое «дарят» группы в сети, в реальности оказывается мнимым. Зачастую диссиденты озлоблены и одиноки. Я и сама сталкивалась с такими за 21 год жизни с ВИЧ.

По мнению Годлевской, в ряды диссидентов чаще всего вступают те ВИЧ-инфицированные, которым не была оказана нормальная консультация при постановке диагноза.

– Причиной может стать и дискриминация со стороны медицинских работников, – считает активистка. ­– Люди просто не могут поверить в то, что это «страшное» событие произошло именно с ними. А страшным оно становится как раз из-за отношения медицинских работников, которые с брезгливостью, настороженностью или осуждением относятся к людям с ВИЧ-инфекцией.

Всем, сомневающимся в реальности ВИЧ и терапии, Годлевская советует обращаться в профильные медицинские учреждения и НКО.

– Главная беда диссидентов в том, что, отрицая ВИЧ, они погибают, – говорит она.

Аутизм, диабет и прочие «болезни от прививок»

Ещё одной угрозой для здорового общества являются прививочные диссиденты, в то время как от многих болезней, например от кори, вакцинация – единственный способ защиты. Но некоторые родители уверены, что прививка от кори может стать причиной аутизма, и потому не делают её своим детям.

Автором этой идеи стал британский врач Эндрю Уэйкфилд. Ещё в конце XX века он рассказал о 12 детях, у которых якобы развился аутизм после этой прививки. Несмотря на то что его афера (он хотел разработать свою вакцину) давно раскрыта, миф прочно засел в головах у антипрививочников.

Другой любимый аргумент: вакцина – это не что иное, как биологическое оружие.

Социальная сеть предупреждает, что сообщества могут содержать недостоверную информацию

Группа «Мамы и папы против прививок» во «ВКонтакте» насчитывает почти 9 000 участников. В её описании говорится, что это «группа родителей, мам, пап и их детей, которые не хотят и не будут делать прививки своим детям. Ссылки на нужные статьи, информацию, законы об отказе от прививок». За другими аналогичными группами «Я против прививания детей» и «Правда о прививках. Безопасных вакцин нет» следят ещё больше людей: 21 000 и 101 000 соответственно. Однако социальная сеть предупреждает, что сообщества могут содержать недостоверную информацию.

В обсуждениях групп есть такие вопросы (пунктуация сохранена):

Как объективно рассказать ребёнку в 10 лет о вреде вакцинации??? Он стерилен!!! Но социум друзья, школа иного мнения! Прошу, подскажите ссылки на научные исследования!!! Он верит мне, но, требует доказательств (группа «Я против прививания детей»).

Диабет – связь с вакцинацией (группа «Я против прививания детей»).

Пользователь Юлия Ляцкая 29 декабря 2014 года оставила в этом обсуждении такой комментарий: «Ничем не болели до 7 лет. Сделала ребёнку прививку от кори-краснухи-паротита. Через месяц попали в больницу с диабетом 1-го типа. В роду ни у кого диабета не было и сладкого почти не ели. В больнице познакомились с ТРЕМЯ детьми, заболевшими после этой прививки. А врачи пытались меня убедить в том, что это простое совпадение».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay

Комментариев с подобными историями – десятки. А в обсуждении «Последствия прививок» – тысячи.

Нагнетая ситуацию не только в российской социальной сети «ВКонтакте», но и на международных платформах (Twitter, Facebook), прививочные диссиденты обратили на себя внимание ВОЗ, которая в 2019 году объявила отказ от прививок одной из глобальных угроз здоровью человечества. На сайте этой организации можно прочитать и официальный комментарий: «Вакцины необходимы, поскольку хороший уровень гигиены, санитарии, безопасное водоснабжение и безопасные продукты питания недостаточны для прекращения инфекционных заболеваний. Без поддержания на оптимальном уровне показателей иммунизации или коллективного иммунитета болезни, предупреждаемые с помощью вакцин, вернутся вновь».

Мёд и сода против рака

Существование такого заболевания, как рак, никто не отрицает, но лечение от него признается не всеми. Многие отказываются верить, что их настигла такая беда, поэтому и не предпринимают никаких мер.

Отрицание – это второй этап в процессе принятия своего диагноза, наступающий после шока. Эту закономерность вывела психолог Элизабет Кюблер-Росс в книге «О смерти и умирании». Специалисты говорят: если не проработать все страхи с психологом с самого начала, то стадия отрицания может затянуться и привести к критическим последствиям.

Наталия Горожанина, психолог-супервизор службы помощи онкопациентам и их близким «Ясное утро», четыре года проработала на «горячей линии». За это время она столкнулась с различными пациентами, в том числе и с теми, кто во время разговора бросал трубку и до конца не верил словам специалиста.

– К сожалению, некоторые пациенты придерживаются «страусиной» тактики: считают, что, если они не будут думать о болезни, то она сама рассосётся, они пытаются подальше «зарыться» от проблемы, – рассказывает Горожанина.

Многие диссиденты ищут альтернативные способы, обращаются к знахарям и другим «специалистам»

Главное средство в такой борьбе – рассказы о положительных примерах, когда лечение помогло сохранить жизнь. Причём лечение в профильном учреждении. Многие диссиденты ищут альтернативные способы, обращаются к знахарям и другим «специалистам». (Самая известная жертва нетрадиционного лечения рака – основатель компании Apple Стив Джобс.) В интернете размещено множество объявлений, предлагающих лечение заговорами, мёдом, содой и другими народными средствами.

– С точки зрения психологии, у человека должно быть право выбора, – объясняет Горожанина. – Насильно заставлять лечиться только классическими методами, нападать и переубеждать – это не варианты. Нам важно понять, почему человек отрицательно настроен. Скорее всего, у него сложилась негативная установка по отношению к медицине, возможно, в связи с неблагоприятным опытом лечения: «Все врачи плохие» или «Медицина бесполезна». Эти обобщающее установки являются деструктивными, но мы не спорим с пациентом, а аккуратно и постепенно подвергаем установку сомнению.

Горожанина отмечает, что даже если при первом разговоре люди остаются при своём мнении, трансформация взглядов может произойти позже.

Включить уведомления    Да Нет