×

Мир после COVID-19: будет ли он прежним?

Специалисты РАНХиГС и группы «ЦИРКОН» провели исследование последствий пандемии и пришли к разным выводам. Продолжится ли отток населения из мегаполисов в малые города?
+

«В деревню, к тётке, в глушь, в Саратов»

Вызовет ли пандемия долгосрочный отток населения из крупных городских центров в малые города? Обсуждению этого вопроса был посвящён прошедший недавно круглый стол, организованный Общественной палатой РФ, Экспертным советом по малым территориям и Центром социального проектирования «Платформа».

Свои исследования по этому вопросу представили Андрей Максимов из Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС), Игорь Задорин, руководитель исследовательской группы «ЦИРКОН», и несколько других экспертов.

Интересно вот что: схожие исследования дали РАНХиГС и «ЦИРКОНу» разные результаты. Итак, из-за пандемии мир изменился. И никто не ответит, вернётся ли привычная жизнь в прежнее русло. Аналитики и исследователи сейчас могут лишь делать предположения, отталкиваясь от своего личного опыта и своих же ощущений. Дело в том, что времени ещё прошло недостаточно, чтобы делать какие-то выводы. Но уже сейчас можно сказать, что произошло изменение в стратегии выбора места жительства.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Savraskin / flickr

Весной люди из мегаполисов начали массово перебираться в малые города и сёла. По мнению Андрея Максимова, это тренд, который сохранится надолго. Только в апреле–мае Москву покинуло 15 % жителей. Правда, большинство из них перебрались не куда-то «в глушь», а в небольшие населённые пункты Подмосковья. Но есть и те, кто уехал в провинцию. Максимов отмечает, что пандемия вызвала у людей изменение стандартов, произошёл отказ от культа урбанизации. Внезапно проснулась давно уснувшая потребность в жизни за городом.

Исследования РАНХиГС позволяют утверждать, что тенденция переезда из мегаполиса является долгосрочной

Исследования РАНХиГС позволяют утверждать, что тенденция переезда из мегаполиса является долгосрочной.

 Медиапроект s-t-o-l.com– Во-первых, в последние несколько месяцев у россиян значительно повысилась ценность загородной жизни. 60 % уже имеют второе – дачное жильё, а 21 % из неимеющих хотели бы его приобрести. Во-вторых, 15 % москвичей в апреле-мае этого года выехали за пределы столицы. 79 % из них поселились в малых, средних городах и сельской местности, в основном в Подмосковье, – рассказал Максимов. – На 213 % вырос запрос на долгосрочную аренду коттеджей, на 96 % – на долгосрочную аренду дач. На новые земельные участки по ИЖС в апреле спрос вырос на 10–12 % по сравнению с предшествующим месяцем. Мы видим, как много людей осталось жить пока на лето за пределами больших городов. Мы утверждаем, что это будет долгосрочной тенденцией.

Такие выводы сделаны на основе многочисленных исследований и опросов. Выяснилось, что дистанционная работа выгодна и самому работнику, и работодателю. Особенно много плюсов для вторых, ведь можно сэкономить на аренде помещений, оплате коммунальных услуг и, конечно, заработной плате. Удалённая работа позволяет работодателю убрать дорогостоящих сотрудников из офиса, заменив их на специалистов из регионов, готовых работать за более скромное вознаграждение.

– Мимо такого искушения многие крупные предприятия не пройдут, – уверен Максимов.

В плюсе и работники. Для них переезд из густонаселённого города в экологически чистую местность будет восприниматься как свобода.

– Мы, конечно же, не говорим о том, что все, кто перейдёт на дистант, уедут из больших городов. Этого не будет, – говорит эксперт. – Но экстерриториальность, которую даёт дистанционная работа, приводит к появлению группы людей (и, на наш взгляд, достаточно большой), которые не выберут большой город, а выберут город малый или сельское поселение.

По мнению Максимова, подобная тенденция приведёт к появлению «дистанционной урбанизации», когда люди живут в одном городе, но работают по «удалёнке» в другом – крупном. Нюанс лишь в том, что у новоиспечённых жителей условной сельской местности должно быть жильё. Причём как покупка (или строительство) готового, так и возможность аренды. К тому же необходимо изменение политики государства, чтобы жители мегаполисов осознали: меняется поведенческий стереотип. Дистанционная работа даёт свободу, не привязывает человека к месту. Страх из-за внезапно возникшей пандемии быстро не пройдёт. И сейчас многие люди воспринимают крупный город как источник заразы. При этом риск заражения в малом городе или селе в несколько раз ниже. Поэтому процесс переселения, по мнению Максимова, будет продолжаться и дальше.

Готова ли принимающая сторона?

 Медиапроект s-t-o-l.comА вот Игорь Задорин, представляющий «ЦИРКОН», не столь оптимистичен в своих выводах. По его мнению, отток населения в апреле–мае произошёл главным образом из Москвы и Санкт-Петербурга. Из провинциальных городов-миллионников отъезд был куда меньшего масштаба. И вообще Задорин считает, что необходимо разделять ситуацию с пандемией в Москве и в регионах. Паника и страх, которые поселились в столице весной, абсолютно не характерны для провинции. Как показали опросы, лишь 25 % жителей регионов лично имели опыт общения с человеком, заражённым коронавирусом. У всех остальных такого опыта не было, был лишь информационный опыт. По данным ВЦИОМ, на удалённую работу было переведено всего лишь 10 % населения. Как оказалось, экономика государства просто была не готова к массовому дистанту.

То, что происходило в провинции, было не пандемией, а инфодемией (такой термин использовала ВОЗ). Да, туда весной перебралась часть населения из Москвы и Санкт-Петербурга. Но Задорин считает, что в тренд это не перерастёт.

Чтобы начался полноценный отток населения из мегаполисов, по его мнению, должны быть выполнены три условия. Во-первых, люди должны этого действительно захотеть. Во-вторых, у них должны быть возможности и ресурсы. В-третьих, многое ещё зависит от принимающей стороны, от её, скажем так, «гостеприимства».

Провинция должна сравняться с Москвой и Петербургом по привлекательности и престижности. Но… в обозримом будущем этого точно не произойдёт

Остановимся чуть подробнее на этих пунктах. Итак, по поводу желания. Люди должны изменить свою поведенческую стратегию, выдвинув на передний план другие потребности. Они должны понять, что для них мегаполис не является именно тем местом, где хочется жить. Плюс вопрос репутации. Переезд из Москвы в провинцию воспринимается как поражение, как неудача. Особенно это болезненно для тех, кто когда-то приехал в столицу из региона в поисках лучшей доли. Получается, что провинция должна сравняться с Москвой и Петербургом по привлекательности и престижности. Но… в обозримом будущем этого точно не произойдёт.

К тому же Москва и её города-спутники дают более высокооплачиваемую работу, что способствует приобретению жилья. Смысл дешёвой квартиры в условном Ярославле, если там нет работы?

Теперь о возможностях. Этот пункт является болезненным. Дело в том, что финансовый вопрос сейчас очень актуален. И подавляющее большинство людей просто не могут удовлетворить свои запросы своими же доходами. Да, многие хотели бы иметь загородный дом, пригодный для проживания не только в летние месяцы, но и на постоянной основе. Но они не могут себе этого позволить. Квартира в многоэтажном доме для них является единственным вариантом.

Что же касается гостеприимства. Здесь тоже всё не так гладко. Провинция на данный момент просто не в состоянии принимать большое количество новых жителей. На всех банально не хватит рабочих мест. Получается, что человек, который решился на переезд из крупного города в малый или село, должен ещё привезти туда не только свои вещи, но и свою работу. По статистике, практически никто из тех, кто поселился в провинции, не занялся сельским хозяйством. Это сложно, это невыгодно. У большинства осталась работа в большом городе. Но ведь не все могут перейти на «удалёнку» в силу специфики профессии или же плохой работы интернета. И это является проблемой.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: shutterstock

Другая проблема – восприятие этой «удалёнки». Когда грянула пандемия, больше всех переходу на неё радовались студенты. Но прошло совсем немного времени, и они изменили своё мнение. Оказалось, что сложно обойтись без привычного живого общения с другими людьми. Такая же ситуация произошла и с работающими людьми. Их дом – то место, где они набирались сил и отдыхали – изменил статус. Квартира стала и рабочим местом, и детским садом, и школой. Появился дискомфорт, плавно перетекающий в депрессию. Неожиданно обычный выход на улицу превратился в источник радости.

Из года в год увеличивается количество людей, мечтающих о собственном доме, при этом в стране увеличивается количество новых многоэтажных домов

Эксперт комитета гражданских инициатив фонда «Диалог» Дмитрий Соснин отмечает, что в России наблюдается странная тенденция. Из года в год увеличивается количество людей, мечтающих о собственном доме, при этом в стране увеличивается количество новых многоэтажных домов. Люди хотят более просторные квартиры, но лидер на рынке – студии. Возможности совершенно не совпадают с желаниями. А пандемия как раз продемонстрировала все минусы студий и малогабаритных квартир. Если раньше люди, которые много времени проводили на работе, не чувствовали стеснения, то всё резко изменилось. Несколько человек в одной комнате плюс дети. Накал страстей обеспечен.

***

Подводя итог, можно сказать, что тема, которую подняли специалисты РАНХиГС и группы «ЦИРКОН», очень интересная. Несмотря на разные точки зрения, и Максимов, и Задорин уверены, что необходимо менять позиционирование провинции, сельской местности. Она должна привлекать не только экологией, но и комфортом. Пока в регионах не появится нормальная инфраструктура, медицина, интернет и прочие блага, отток будет носить хаотичный характер. И никто не даст гарантии, что, когда эпопея с коронавирусом закончится, люди не вернутся обратно в мегаполисы. Должна измениться политика государства. Без этого не обойтись.