×

«Пациентов с подозрением на COVID гоняли из кабинета в кабинет»

Медперсонал обычных поликлиник и больниц оказался наиболее уязвим в период пандемии: «ковидных» надбавок им не полагается, специальных средств защиты тоже. Медсестра одной из московских поликлиник, попросившая не называть её имени, рассказала об условиях своей работы
+

Нашу поликлинику официально не поставили на прием COVID-больных, и никаких начислений, которые Путин обещал, нам не предвещается. Его указы с надбавками распространяются только на переквалифицированные медучреждения. В других же врачи, медсестры – весь медперсонал продолжает работать с большим риском для жизни, но без надбавок. У нас есть что-то вроде премий, но это далеко не 50 тысяч, это гораздо меньше. Например, 9 тысяч рублей плюсом к зарплате, кому-то меньше, кому-то вообще ничего. У поликлиник и больниц,  не поставленных  на приём  COVID, всё сугубо индивидуально, тут только на какие-то человеческие отношения надеяться можно, как начальство распорядится. Я – медсестра, работаю в процедурном кабинете, беру анализы и забираю мазки.  У нас оклад зависит от ставки, а не от количества пациентов,  поэтому у нас примерно как было, так и осталось. А вот у врачей, скорее всего, уменьшилась зарплата. Врачам платят не за выход на работу, а за количество пациентов, которых сейчас практически нет. Но кто-то всё равно приходит, и он может быть заражённым. Никто не застрахован. Риск выше – денег меньше.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иллюстрация: Abhi Jacob

Долгое время пациенты с подозрением на COVID ходили у нас по всей поликлинике из кабинета в кабинет, делая анализы и при этом, возможно, заражая медперсонал и каких-то других пациентов. Те, у кого есть жалобы и симптомы, естественно, могут быть потенциальными заражёнными, зачем же его из приёмной на седьмой этаж гнать? Ведь должен быть маршрут, при котором уменьшается вероятность заражения других людей. Только сейчас, спустя почти месяц, наша поликлиника пришла к этому: переоборудовала кабинеты так, чтобы человек, имеющий симптомы, схожие с COVID, находился только на одном этаже, а не ходил по отделениям. Теперь руководство всё продумало, но если бы это сделали с самого начала, то, может быть, сейчас было бы гораздо легче. Я точно не знаю, сколько у нас народа пострадало, но слышала, что в одном отделении заболело больше 50 процентов. Мне кажется, у нас все с этим столкнулись. Никто не нашёл верного решения, как быстро и качественно организовать труд, тем более мы с пандемией первый раз встретились за очень долгое время. Сейчас начинает всё разруливаться. Единственная проблема – что не сразу.

Несколько волнует недостаток информации, ведь узнаём много из новостей, а не от непосредственно  своих  начальников. Но и их можно понять: собрания, наверное, не проводятся, а может, времени не хватает или боятся заразиться. Возможно, главврачи не всегда согласны с указами сверху, не всё гладко.

Белых противохолерных костюмов, как в переквалифицированных под COVID учреждениях, у нас нет. У нас просто очки, перчатки, маска, одноразовые халаты. Хотя и такой полный набор только в процедурном кабинете, про другие отделения я не знаю. Недостаток всего этого чувствовался в первые две недели: во всех поликлиниках маски заказываются на год вперед, поэтому только спустя время нам смогли обеспечить нужное количество. Специальных костюмов, как в «Скорой», нам не выписывают, хотя с ними было бы лучше, – это точно. Но сейчас нам даже уже выдали многоразовые маски с фильтрами, они вроде лучше спасают.

Перчатки нужно снимать тоже определённым образом: потянуть за палец, вывернуть наизнанку и замочить в специальном дезинфицирующем растворе

Средства защиты тоже есть. Другое дело, что многие медицинские работники, особенно младший и средний персонал, не соблюдают этих мер безопасности. Кто-то, может, недостаточно качественно  и часто кварцует помещение, кто-то,  может, перчатки редко меняет. Например, банальное правило – следить за чистотой рук: кран открывать локтем, мыло нужно жидкое, потому что на кусковом могут оставаться микробы, руки мылить секунд 30. Перчатки нужно снимать тоже определённым образом: потянуть за палец, вывернуть наизнанку и замочить в специальном дезинфицирующем растворе, чтобы убить все микробы перед утилизацией. И раньше многое не соблюдалось. Но тогда это прокатывало, а сейчас, так как вирус очень активный и много пострадавших, цена такого наплевательского отношения очень высока.

Также сейчас все медработники проходят тестирование по лечению и профилактике COVID. Но это интернет-тест. Может, ты всё это правда знаешь, а может, наугад поставил, – всё неточно. В общем, медперсонал всему обучен, но как это соблюдается – непонятно. Некоторые могут и руки не мыть, когда из туалета выходят.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иллюстрация: Abhi Jacob

Наши сотрудники делятся на несколько групп: фаталисты, паникёры и остальные. Фаталисты считают, что, если кому суждено, те утонут. Естественно, все защищаются по мере возможности.  Паникеры – те, кто хотят сдавать  мазок каждый день, а в этом ведь смысла нет. А есть третья группа – это те, кто работает, как им предписано: одеваются, включают  кварц, правильно моют руки, стараются не тереть ни нос, ни глаза. Ведь кожа нас защищает, а вирус попадает именно через слизистую: глаза, нос, рот. С рук его можно смыть. У нас маски и очки, мы себя защищаем как можем.

Бороться с вирусом помогают глобулины, их концентрацию нужно поддерживать в крови. Конечно, всё у всех по-разному. Но чтобы держать организм в тонусе, достаточно хотя бы высыпаться – это уже даёт силы. Также важно гулять на свежем воздухе – естественно, не в общественных местах. То, что вирус летает в воздухе, – это миф: он тяжелее кислорода и оседает на землю. Так что гулять, например, по лесу или по парку вдали от посторонних людей полезно и безопасно.