×

«Помню лишь солдат, голод, плач и кровь…»

24 апреля 1915 года в столице Османской империи Стамбуле прошли аресты представителей армянской интеллигенции, с которых и началось массовое уничтожение армян. Почти полтора миллиона человек – треть всего армянского народа – были убиты, замучены или погибли при депортациях
+

В Османской империи армяне, не являясь мусульманами, совершенно официально относились к людям второго сорта – «зимми». Им запрещалось носить оружие, они облагались более высокими налогами и были лишены права свидетельствовать в суде. Сложные межнациональные и межконфессиональные отношения в Османской империи значительно обострились к концу XIX века, когда сопротивление армян попыткам курдских вождей обложить их данью обернулось массовыми расправами над жителями армянских сёл. Жертвами погромов, по разным оценкам, стали от 50 до 300 тысяч армян.

Периодические локальные вспышки расправ над армянами происходили и после свержения в 1907 году султана Турции Абдул-Хамида II и прихода к власти младотурков. Со вступлением Османской империи в Первую мировую войну в стране всё громче стали звучать лозунги о необходимости «единения» всех представителей турецкой нации для войны с «неверными». После разгрома, учинённого русскими войсками турецкой армии в январе 1915 года под Сарыкамышем, один из лидеров младотурков Энвер-паша заявил в Стамбуле, что поражение стало результатом армянской измены и что настало время депортировать армян из восточных областей, которым грозит русская оккупация.

24 апреля 1915 года реализация плана началась со Стамбула, где были арестованы около 800 представителей армянской интеллигенции, которые были убиты в течение нескольких дней.

Молодые девушки из числа армянок передавались в качестве наложниц мусульманам или просто подвергались массовому сексуальному насилию

30 мая 1915 года меджлис Османской империи утвердил Закон о депортации. Тактика депортации заключалась в первоначальном отделении от общего числа армян в том или ином населённом пункте взрослых мужчин, которые вывозились из города в пустынные места и уничтожались во избежание оказания сопротивления. Молодые девушки из числа армянок передавались в качестве наложниц мусульманам или просто подвергались массовому сексуальному насилию. Стариков, женщин и детей гнали колоннами под конвоем жандармов. Колонны армян, зачастую лишённых еды и питья, гнались в пустынные районы страны. Практически сразу депортации превратились в массовые убийства армян в местах их проживания.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Депортация армян по Багдадской железной дороге в 1915 году. Фото: genocide-museum

Общее число жертв геноцида армян по сей день окончательно не установлено. Наиболее часто звучат данные о том, что в период с 1915-го по 1918 годы в Османской империи были уничтожены от 1 до 1,5 миллиона армян.

«Стол» публикует свидетельства выживших.

* * *

История Андраника Мушегяна

Отец дедушки Смбат Марухян – был кузнецом, и ему помогали его три сына. В первый раз они вынужденно мигрировали в 1915 году. Однако через некоторое время ситуация успокоилась, и они вернулись. Во второй раз турки напали неожиданно и убили мать. Дедушку били прикладом винтовки по лицу, голове и спине. Его отец успел спрятать двоих сыновей и дочерей, и ночью выжившие убежали. Дядя моего дедушки Торгом Марухян ночью пошёл искать среди убитых своих близких и нашёл моего деда, который чудом выжил. С большим трудом удалось привести мальчика к отцу.

Всю жизнь дедушка с горестью вспоминал, что не смог похоронить свою мать. Мои бабушка и дедушка не говорили о резне, поскольку не хотели, чтобы их потомки выросли слабыми.

История Сирануш Акопян

Мне было 7 лет. Потеряв родителей и родных, мы с братом (брату тогда было 12 лет) бродили, не зная, что делать дальше. Вдруг рядом с нами остановилась телега, загруженная мешками. На них сидели двое. Один из них слез с телеги и пошёл к нам. Промелькнула надежда, что он хочет спасти нас – сироток. Но… Произошло невероятное. Человек запряг нас вместе с ослами в телегу и приказал поднять их на холм. Мы задыхались, стонали, но не осмеливались произнести хоть слово или перечить. Бездушный человек мог пустить в ход плеть, которая была у него в руках. Мы с братом падали, ранили ноги и руки, но сразу вставали и продолжали тащить телегу.

Мы уже спускались с противоположной стороны холма, когда другой человек, сидевший в телеге, слез и, освободив нас от упряжки, стащил турка с телеги и стал избивать его. Затем, обратившись к нам на армянском языке, указал дорогу, по которой мы могли бы присоединиться к группе беженцев. Взявшись за руки, мы с братом бежали без оглядки. И, слава Богу, догнали группу беженцев.

Долгое время мы сидели, не обменявшись даже словом. Прошли годы, но эта ужасная сцена всё ещё у меня перед глазами. По сей день мы не знаем, был ли этот человек турком или армянином. Одно только ясно: если ты родился человеком, то национальность не имеет значения.

История Эрикназ Акопян  

Эту историю бабушка рассказала своим детям – Коле и Гоар Акопянам, а они – мне. Захватив Александрополь, 15 мая 1918 года турки по железной дороге двинулись в сторону Еревана. Убивая и неся разрушения, они добрались до Агина. Жители деревни не заподозрили ничего плохого, поскольку были в хороших отношениях с населением турецкой деревни, которая находилась на другом берегу реки Ахурян. Но и эти турки принимали участие в грабеже и уничтожении. Всех жителей деревни, не успевших убежать, собрали в месте, известном как Ванки Дзор (Монастырское ущелье), и перебили.

Мои бабушка Эрикназ и дедушка Арташ со своим двухлетним ребёнком успели убежать из деревни. Они видели ужасы резни: гору мужских трупов, сложенных друг на друга, сожжённые амбары Дзитанкова, полные полуобгоревших тел.

Дорога была трудной, не было еды. Новорождённый Геворк и годовалый Варшам не выдержали тягот пути. По дороге умер Геворк и был похоронен в груде камней, где родители заметили другие трупы детей, которых не смогли похоронить родные, прикрытые листьями деревьев. В Эчмиадзине Варшам умер от голода. Осенью 1918 года, вернувшись в родную деревню, бабушка и дедушка нашли её разрушенной и разграбленной с незахороненными трупами повсюду…

 Медиапроект s-t-o-l.com

Останки убитых армян в Алеппо. Фото: Центр изучения Холокоста и геноцида: Университета Миннесоты

Геворк – младший брат моего деда – в 1914 году отправился добровольцем на фронт и без вести пропал. В дальнейшем выяснилось, что он был ранен, но выжил, затем уехал в Европу, а после – в Америку. Он стал отцом двух сыновей – Микаела и Майкла.

История Тагвора Керобяна

Отец моего деда Тагвор, которому было 12 лет, стал очевидцем одного из страшных преступлений. Отцу Тагвора было 43 года, у него было две дочери и два сына. Самым младшим был Тагвор. Кровожадные турки переходили из дома в дом, убивая и истязая. Настала очередь моих родных. Когда варвары-турки приблизились к дому, отец кое-как успел спрятать маленького Тагвора в малозаметную нишу.

Затем началось кровопролитие. Послышались душераздирающие крики родных. Удовлетворенные кровавой бойней, турецкие варвары вышли из дома. Маленький Тагвор, свернувшись калачиком от страха, не осмеливался выйти из своего убежища. Уже стемнело, когда мальчик вышел из ниши и подошёл к своим родным, но все были мертвы. Тагвор, обессилев, лег рядом с ними и уснул. На следующее утро он покинул отчий дом, храня в мыслях завет отца: «Никому не говори, что ты армянин, и зови себя Али».

Мальчик начал искать сестру, которой не было среди убитых членов семьи, но так и не нашёл. Позже выяснилось, что её забрали турки.

Резня произошла не только в их доме. Везде были трупы. Тагвор долго шёл, затем встретил другого мальчика и подружился с ним. Он был сиротой немного старше Тагвора. Дни напролёт они голодали, шли ночью, а днём прятались от варваров-турок. Затем они дошли до сирийской деревни в Дейр-эз-Зоре и спрятались там. Мальчиков заметил староста деревни и, подойдя к ним, спросил, кто они такие. Поскольку мальчики не владели арабским языком, они рассказали на турецком, что произошло с ними. Староста взял их к себе на работу. Проработав у него 5 лет, мальчики решили поехать в Алеппо и получили там прописку. В память о своём брате Тагвор взял себе фамилию Керобян, хотя наша фамилия была Воскерчян.

История Элмон Жамкочян

Моя умирающая бабушка Элмон взяла меня за руку и сказала:

– Доченька, моя мечта осталась неисполненной. Если тебе повезёт, прошу тебя осуществить её… Всегда мечтала перерезать глотку турецкому солдату и его кровью пометить у себя на лбу 5 крестов.

Почему у бабушки были такие жестокие мечты? Летом 1915 года (по рассказам бабушки) примерно 500 армян (стариков, детей, женщин) куда-то гнали по полю. Через некоторое время один из турецких аскеров заметил среди каравана высокую девушку, подошёл к ней и стянул с головы косынку. Под ней скрывался парень. Караван остановили, и всем приказали сесть. В поле было одно дерево, которое стало проклятьем для Тиграна (переодетого парня).

Тиграна повесили на дереве вниз головой, после чего его мать и всех нас побоями усадили вокруг дерева. Шесть турецких аскеров на наших глазах изнасиловали 14-летнюю сестру Тиграна. Если кто-то не мог видеть это и отворачивался, то турки, схватив его за волосы, заставляли смотреть на это страшное зрелище.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Армянка, стоящая на коленях рядом с мертвым ребенком в поле, 1915 год. Фото: Библиотека конгресса США

Полумёртвую девочку бросили к нам и продолжили мучить Тиграна. Два аскера начали сдирать кожу с Тиграна от лодыжек и вверх. Его крики до сих пор звенят у меня в ушах. Тигран кричал нечеловеческим голосом. После того, как содрали кожу с его ног, он не выдержал и умер. Ему было всего 17 лет… Я считала его своим пятым умершим ребёнком, я так чувствовала. Моих четырёх детей похоронили в поле, выкопав могилки руками, а Тигран так и остался висеть на дереве. Его не позволили хоронить…

История Сатеник Акопян

Воспоминания моей бабушки настолько впечатлили меня, что иногда мне кажется, будто я видел её маму – красавицу Сатеник. В тот день, когда красивая женщина подошла к своему мужу, она была не похожа на себя.

– Сатеник, ты должна выдержать, я никому тебя не отдам…

И муж раскалённой кочергой изранил лицо Сатеник.

– Красивая армянка, намеренно изранили её, – прошипел турок и потащил за волосы Сатеник.

Затем на её глазах началась жестокая резня. Годовалого ребёнка подбросили в воздух и насадили на саблю. Молодого сына Сатеник зарезали, а старого отца заставили выпить кровь сына… Ужас и боль, которые длились несколько часов, превратили Сатеник в раненого зверя: она набросилась на турка, откусив ему палец. Это заставило турка забыть про Сатеник, а когда боль приутихла, он нашёл её рыдающей на трупах родных…

Затем кровавый убийца избивал беззащитную женщину до тех пор, пока не убедился, что она не дышит. Бабушка Сатеник и сама не знала, сколько времени была без сознания, только помнила, что, когда пришла в себя, тела её родных уже окоченели. Чудом выжившая бабушка Сатеник после побоев турка стала калекой и потеряла слух, но смогла добраться до Восточной Армении и создать семью. И каждый раз, вспоминая о геноциде, говорила: «Будьте вы прокляты».

 История Пайцар Григорян

Новости о массовых убийствах доходили до деревни, и жители уже готовились покинуть свои дома. Но всё началось внезапно. Однажды ночью все турецкие пастухи и работники из их дома пропали куда-то. Маму, которую все называли «Ханум», охватил ужас. Когда раздался стук в дверь, они услышали голос своего турецкого слуги:

– Ханум, не бойтесь, идите со мной, я вас спрячу.

Они пошли с турком и спрятались на кладбище. Я не буду писать о трудностях пути миграции, о том, как моя бабушка вздрагивала каждый раз, вспоминая те дни: лишь немногим удалось выжить. Вместе с сестрами, Ануш (Дде), Заре (Зарик) и мамой, 14-летняя девочка пережила неописуемые трудности на пути изгнания. Её старшая сестра была очень красивой, и один из американских миссионеров влюбился в неё, предложив выйти за него замуж. Не имея других альтернатив, мать бабушки согласилась.

Американец хотел увезти всех с собой, но моя бабушка и её мать не согласились, так что он увёз только свою жену и Зарик. Моя бабушка позже узнала, что Зарик заболела по дороге и её оставили в больнице в Краснодаре. Она отыскала Зарик и переписывалась с ней до начала Великой Отечественной войны, после которой получила два письма – и больше ничего…

Моя бабушка потеряла мать: женщина, которая всегда угощала всех в своём доме, умерла от голода…

 Медиапроект s-t-o-l.com

Истощенные армянские дети в период геноцида. Фото: genocide-museum.am

Бабушка Пайцар вышла замуж за человека с похожей судьбой в деревне Блануг в Муше и родила пятерых детей, в том числе мою маму.

Моя бедная бабушка умерла с тоской по родине. Она говорила: «Когда откроются дороги, я поеду и встану перед дверью отчего дома».

История Саркиса Геворкяна

Когда началась резня, дядя Саркиса – Арутюн – приехал в деревню Айрапет из Ерзнка и помог детям спастись. Они пешком дошли до рек Тигр и Евфрат, где на мосту Кхргез на них напали курды.

Дяде удалось спасти лишь 15-летнего Саркиса, заплатив курду золотом. С этого дня Саркис потерял своих родных. Курды забрали его к себе домой, однако хозяин дома не позволил Саркису войти, сказав, что, если собака пустит его в дом, то он станет их сыном, если нет – то на Саркиса спустят пса. Собака, обнюхав Саркиса, не напала, и мальчика пустили в дом. Он стал пастухом у курдов. После двух лет проживания у курдов Саркис решил убежать, однако, бежав, он вскоре попался в руки турков: его поймали и сдали в милицию, где один турецкий солдат выразил желание забрать его и убить.

Отведя мальчика в глухое место, турок сказал Саркису, что он – Хасан и работал пастухом в их доме. Затем Хасан отвёл Саркиса в дом знакомого езида и спрятал там. Саркису дали кусок хлеба и нож, а затем помогли дойти до станции и сесть на поезд до Ленинакана.

История Маргарит Мнацаканян

Эту историю мне рассказала моя бабушка. В 1915 году арестовали всех мужчин и стали выселять женщин и детей. Узнав об этом, многие армянские семьи мигрировали. Часть из них на пути миграции убили турки, а остальные либо умирали от голода, либо чудом спасались. Среди них была и Маргарит – бабушка моей бабушки. У неё было 7 детей: Аршак, Тигран, Липарит, Зинаида, Агуник, Анушик и 5-месячный мальчик. Во время миграции, увидев, как армян бросают в ущелье и убивают, бабушка приняла жестокое решение оставить своего малыша рядом с трупами убитых. Маргарит считала, что правильно поступила, поскольку малыш был грудничком и мог заплакать ночью, а турки, услышав плач, могли убить её остальных детей и всю семью.

В дальнейшем Зинаиду отвезли в сиротский дом Гюмри, а затем в Америку.

Бабушка Маргарит одна растила своих пятерых детей. Её жизнь была трудной, она пережила много мучений. Во время Второй мировой войны Аршака и Тиграна призвали в армию, и она их больше никогда не видела. Бабушка Маргарит умерла в возрасте 90 лет. В последние годы жизни она ослепла. Ей являлись видения. Бабушка говорила, что Бог наказывает её за того брошенного малыша.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Армяне-беженцы у тела мёртвой лошади в Дейр-эз-Зорском концентрационном лагере Фото: Центр изучения Холокоста и геноцида Университета Миннесоты

История Акопа Акопяна

Эта история дошла до меня от матери моего деда, хотя она произошла с семьёй деда моего дедушки. Его мать рассказывала: «Вечером мы узнали, что на следующее утро жителей деревни подвергнут насильственному выселению. Вся деревня была заполнена турецкими отрядами. Вторжение врага означало, что на следующий день в деревне никого не останется, поскольку всех насильственно депортируют. Поэтому мы собрали все вещи в доме, закопали их в две огромные ямы и, взяв с собой лишь самое необходимое, бежали из деревни. Тогда мне было 8 лет, младшая сестра была грудным младенцем, а старшим братьям было 10 и 14 лет. С нами были отец и мать. Поскольку отец хорошо ориентировался на местности, мы сразу пошли по направлению к Восточной Армении.

Шли только ночью, а днём прятались в ущельях, ямах или заброшенных деревнях. Сложно вспомнить, сколько сожжённых и разрушенных деревень мы миновали. Повсюду были разрушенные или полуразрушенные церкви, полные полусожжённых и распухших трупов. Но самым сложным было то, что встреча с турками днём могла бы стать для нас роковой. Поэтому при малейшем шуме мы замолкали и замирали.

Наш побег мог бы закончиться трагически, если бы не было отца. Под видом жителя деревни – турка – на турецком языке он разведывал дорогу и вёл нас по самому безопасному пути. В последние дни, когда у нас закончились все припасы, мы наконец добрались до Восточной Армении. Мы спаслись от этой ужасной резни без человеческих потерь».

Все истории взяты с сайта armeniangenocide100.org, на котором потомки выживших оставляют рассказы своих прабабушек и прадедов.

Включить уведомления    Да Нет