×

Пожар в Кемерово: что теперь делать

Как помочь близким погибших и что должно измениться в моей жизни, чтобы такого больше никогда не случилось? Подобными вопросами в страшные дни кемеровской трагедии, наверное, задавались многие из нас
+

Как помочь человеку в горе? Советы психологов

Тимур Даутов, психолог:

Выслушайте человека. Сильные эмоции сложно переживать в одиночестве. Когда есть с кем поделиться – это бесценно. Оставшись один на один с собой, человек может захотеть отгородиться от переживаний, и они будут потом преследовать его долгие годы комком в горле. Фразы «Не переживай, всё пройдет» недопустимы. Они не только не помогают, но и обесценивают утрату. Лучше просто помолчать и послушать. Постарайтесь понять чувство, которым с вами поделились, и тогда сердце само подскажет вам нужные слова.

Дайте понять, что вы рядом. Часто кажется, что человеку, попавшему в сложную эмоциональную ситуацию нужно побыть одному. С одной стороны, так и есть: в его душе и без вас слишком много всего происходит. Но и поддержка ему необходима. Поэтому постарайтесь быть ненавязчивым, однако сделайте так, чтобы столкнувшийся с серьёзной утратой человек знал, что с вами всегда можно поговорить или обратиться за любой другой помощью. Даже если он груб с вами, не принимайте на свой счёт, просто будьте неподалёку.

Помогите организовать прощание с ушедшим, не отгораживайте от этих печальных хлопот. Прощальные хлопоты позволяют человеку полнее осознать факт потери. Традиционные ритуалы несут в себе и эту важную часть – принятие фактов. Человек начинает учиться жить в новой реальности, постепенно привыкая к тому, что его жизнь продолжается, несмотря на то, что любимого человека больше нет рядом.

Не позволяйте злоупотреблять лекарственными средствами. «Глушить» переживания нет смысла: они вернутся, после того как таблетка перестанет действовать. Если пострадавший в состоянии полноценно питаться и спать, то лучше проживать горе в здравом уме и сознании. Горевание – это психический процесс, который помогает заново построить жизнь. Если его глушить, то жизнь так и останется серой и беспросветной.

Нужно ли обращаться к специалистам – психологам и психотерапевтам? В первый год-полтора сильные эмоциональные проявления, связанные с потерей, считаются нормой. Это время, которое требуется, чтобы пережить горе и начать жить заново. Если горе не утихает уже слишком долго или проявления угрожают физическому здоровью, то стоит позаботиться о близком человеке и обратиться к психологу.

Анастасия Венедиктова, психолог:

– В таких ситуациях с людьми надо говорить. Важно быть рядом, когда человек плачет, не обесценивать его чувств. Тут не помогут только слова утешения, должно работать всё: интонация, телесность, визуальное восприятие. Надо смотреть, как и на что человек реагирует, чтобы не завести его ещё дальше в его горе. Надо как бы побыть на его стороне, но не прыгать в его омут. Надо крепко сидеть на берегу, чтобы этот страдающий человек мог заметить: берег есть. Таким образом через присутствие можно «контейнировать» горе, как бы локализовать его. Что-то пропускать через себя, а что-то останавливать. Можно укрыть человека, дать ему воды, создать условия, чтобы он чувствовал себя в безопасности. Это работает не рационально, это то, что ближе к нашим инстинктам. А всё остальное просто не дойдёт до человека.

Траурный митинг на площади Труда в Екатеринбурге, посвященный погибшим при пожаре в торговом центре "Зимняя вишня" в Кемерово. Медиапроект s-t-o-l.com

Траурный митинг на площади Труда в Екатеринбурге, посвященный погибшим при пожаре в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерово. Фото: Павел Лисицын. РИА Новости

Как не утратить веру и обрести надежду?

Священник Георгий Кочетков, ректор Свято-Филаретовского православно-христианского института:

– Тем, чьи родные и близкие оказались там, в торговом центре, погибли или пострадали в этой кемеровской трагедии, необходимо примириться и простить им все недоразумения и грехи. Это примирение, выпрямление отношений очень важно. Но надо подумать теперь и о своей жизни. Увидеть, что она может быть слишком скоротечной, и сделать из этого выводы.

Сжимается сердце от жалости и ужаса, когда читаешь такого рода новости и обсуждения, когда видишь, что люди очень плохо понимают происходящее: они склонны впадать в истерику, склонны к каким-то недобрым реакциям, к каким-то воинственным выражениям. Когда всё это видишь, то понимаешь, насколько мы ещё не свободны от страшного наследия XX века, мы всё ещё находимся вне нормального перспективного пространства жизни и далеки от того, что нам нужно, – от возрождения русского народа, нашей страны, насколько мы далеки от Бога и от самих себя в своём лучшем человеческом качестве, на которое мы, безусловно, способны.

Хотелось бы сказать тем, кого эта беда не коснулась напрямую, тем, кто наблюдал за всем со стороны. То, что произошло в Кемерово, – это вершина айсберга. Нечто подобное может случиться где угодно, когда угодно, в любом месте в любое время. При таком качестве жизни, при таких требованиях к себе и вообще к основным человеческим, духовным параметрам жизни, при том, что мы сейчас имеем – жить нельзя. Это не человеческая жизнь. Это сейчас особенно поражает: даже при желании добра у людей это почти не получается. Даже когда они хотят что-то сделать для того, чтобы жизнь стала более возвышенной, гармоничной, красивой, доброй,  всё равно постоянно проскальзывает какая-то фальшь и пустота, растерянность.

Поэтому именно в эти тяжёлые дни мы должны понять, увидеть, почувствовать с особой остротой, что вся наша страна находится в беде. Наверное, пора услышать голос своей совести, голос больной, измученной нашей страны, голос веры, надежды и любви. Надо отринуть сомнения и войти в опыт национального покаяния всех народов России, не дожидаясь политических решений, от которых на самом деле всё зависит куда меньше, чем от нас самих.

Анна Асеева, педиатр из детской поликлиники № 57 Санкт-Петербурга:
– Лично мне эта трагедия показывает весь ужас мелкого греха, который мы для себя считаем нормой. Украсть, обойти контроль или втихую найти в контролирующих структурах слабое звено – подкупить и нажиться. Медики тянут из больниц всё подряд – начиная с перчаток и заканчивая всем тем, что «не засекут», – вытягивают у людей деньги, назначая лишние платные анализы… В других сферах тянут с работы что-то другое: кабели, проводку, бумагу для принтера. Для кого-то пожарная сигнализация – тоже прикарманенные деньги. Мелкое воровство, мелкий грех, но последствия могут быть ужасающими. Если каждый из нас будет качественно и до конца выполнять свою работу, не будет таких катастроф. А нашему народу лишь бы найти повод осудить власть. Это печально. Потому что какую власть ни дай – если сами люди деградируют, заворовались, заврались, морально разложились, ничего хорошего в стране не будет. Надо самим становиться лучше, честнее, добросовестнее.

Нужно ли собирать деньги для пострадавших?

Владимир Берхин, президент благотворительного фонда «Предание»:

– Я не понимаю на настоящий момент, зачем нужен сбор средств для пострадавших в Кемерово. Семьям будет выплачено по миллиону рублей из федерального и регионального бюджетов. Не считая оплаты всего, что связано с похоронами. Плюс, по сообщениям прессы, владелец ТРЦ обещал три миллиона на семью погибшего. Всё, что касается медицинской помощи, пострадавшие явно получат в первую очередь и лучшее из возможного, под личным присмотром министра здравоохранения. Куда тут можно применить благотворительные деньги, на какую срочную нужду – непонятно. Открытые сейчас сборы фактически предназначены на «неизвестно что». И примерно туда же, вероятно, и будут потрачены. Мне жаль, что Meduza и другие СМИ подключились к этому. Милосердие – это очень важно и хорошо. Но отдавать деньги в никуда не стоит. Разумеется, если будет озвучена явная нужда, конкретная, понятная и исчислимая, я буду участвовать лично всем, чем смогу.