×
Алина Десятниченко попросила потомков казаков с юга показать найденные или хранившиеся в их семье «реликвии» и рассказать их историю
+

 Медиапроект s-t-o-l.com

В толковых словарях слово «расказачивание» определяют как лишение казачества самостоятельных военных и политических прав в ходе Гражданской войны и в первые десятилетия после неё. Согласно действующему закону «О реабилитации репрессированных народов», в отношении казачества проводилась «на государственном уровне политика клеветы и геноцида, сопровождавшаяся насильственным переселением, установлением режима террора и насилия в местах спецпоселения». В цифрах, если брать только документально подтверждённые материалы Особой следственной комиссии по расследованию злодеяний большевиков, во второй половине 1918  – 1919 годах на территории Донского, Кубанского и Ставрополького войск красными было расстреляно более пяти тысяч человек. В 1931 году 9 000 кубанских казачьих семей были депортированы.

Всё это время было смертельно опасно не только называть себя казаком, но и просто хранить казачью атрибутику. Многие прятали в земле и стенах домов старые фотографии, иконы, традиционное оружие. Разговоры о прошлой жизни превращались в семейные легенды. А редкие сохранившееся предметы быта передавались по наследству как настоящие сокровища. Несмотря на то что многие социокультурные традиции казачьей жизни сохранились и в Советском Союзе, расказачивание по сути ликвидировало казачество как отдельное военное сословие. Современные казаки живут мифом о казачестве, где все эти принадлежности – иногда единственное, что связывает их с прошлым.

 

Кинжал

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

Это кинжал из станицы Новомышастовской. Мой знакомый разбирал хату. Там было несколько старых предметов. Мы у него взяли прялку, гребни для очистки льна или хлопка и кинжал. Уставной кинжал кубанского казачьего войска начала XX века – 1901-е года, скорее всего. Заклёпка неродная, остальные латунные части и костяные щечки на рукоятке свои.

 

Молитвослов

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

Как-то в штабе делали ремонт при нашем ещё атамане. Надо было стенку снести. Я не додумался лучше, как сейфом, что лежал рядом, разбить эту стенку. Стенку протараниваю, она падает мне в ноги, и дверь сейфа открывается: видно, замок сломался. И там лежит вот этот молитвослов. Ему лет 300 где-то.

Когда я уходил в армию служить, молитвослов куда-то потерялся. Я вернулся из армии, начал со старыми казаками общаться, нашёл свой молитвослов в Тимашевске, вернул его себе. Я в то время хотел его продать, на самом деле. Мне за нее большие деньги предлагали. И что-то внутреннее щёлкнуло: не продать, а сохранить.

С ним ещё история была. Мы шли в Новосадовый установить поклонный крест 3 января 2011 года. Я подумал: неплохо было бы взять с собой этот молитвослов. Остановка у нас должна была быть у отшельника Алексея, он священником был. Я не знаю, по каким причинам сослали его туда. Жил в лесу, питался тем, что туристы ходят и ему подкидывают. Долго мы шли, заблудились ночью. Помню, иду впереди всех, спотыкаюсь, рюкзак перегружен. Я вешу всего 53 кг, рюкзак загружен – 31 кг. Я упал в воду, не могу встать, захлебываюсь. Мне помогли выбраться. Стал проверять вещи: всё мокрое, один молитвослов сухой. Когда мы на следующий день проснулись и донесли книгу, отец Алексей очень радовался. Крест мы в итоге спустя несколько лет из дуба сделали, поставили. Он стоит на подходе к Новосадовому. Книга обратно вернулась в целости и сохранности.

 

Салотовка

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

Это салотовочка. Туда кусок сала, лук и картошина. В борще, супе, ухе варилось, и потом её растирали. Она из цельного дерева выдолблена. Ниоткуда не взятое, наше. Продолжается из рода в род. Бабушка в 1934 году умерла, отца мать. Тетя жила до 1991 года, пользовалась ею. Особо ж не шиковали. Как её не хранить? Прикасаешься, словно к своим.

 

Рушник

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

Когда люди расставались насильно, казак уходил на войну, или отправлялся в ссылку, или, как говорили раньше, «на робитки» (куда-то на работу на сторону), рушник разрывали пополам. И одну половину рушника казак уносил с собой как память о доме. Если казак возвращался, этот рушник сшивали. Вот здесь грубый шов. Я его не поправляла. Как говорится, за что купила, за то и продаю. Это говорит о том, что казак вернулся. Да, полотна он не принёс. Видимо, полотно на что-то ему понадобилось. Но он принес домой душу рушника  – это вышивка и кружево.

 

Седло

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

Прошлой зимой ко мне ходили заниматься ребята – Коля и Леша. Они приехали из Томска, в приёмной семье многодетной живут. Фланкировали, шашкой махали. И говорят: «У нас будет конкурс. Подготовишь нас?» «А кого вас?» «Вот нас двое, и четверых мы с школы возьмём». Я прихожу, собирают команду ребят. Сидят: «Блин, нам сказали, показаковать надо поехать. Да, мы месяц к тебе походим, шашкой помашем. 22-го выступаем. Все, 23-го забудь, что мы вообще тут были у тебя». Я говорю: «Не вопрос. Ну, не надо – так  не надо». Короче, вторая неделя занятий. Я смотрю, у них интерес к шашке, между собой взаимодействовать начинают.  Среди них был хлопец Славик. Я, когда в 11-м  классе выпускался, он тогда мелкий был, начальная школа ещё. Я сколько себя помню, он вечно стоял в коридоре. Его часто из класса выгоняли за что-то. Это, наверное, стержень есть у человека в характере несгибаемый. Казачий его характер, может, проявлялся как-то.  В общем, мы стали заниматься, и Славик говорит: «А я по ходу после 22-го не перестану ходить». Он метался-метался. В голове у него что-то бурлило. И, в общем, приезжает он к бабушке своей в кубанке.  Бабушка в слёзы: «Ты ж мой казачок! Садись, расскажу». И рассказывает: «Да, у тебя были казаки». «А ты себя кем считаешь?» «А кто я, если не казачка? Конечно, я казачка». И ещё сказала, что на горище лежит седло. Мы туда поднялись и нашли его, а ещё макитру. Большую такую. Макитру решили оставить, так как в музее уже есть одна, а вот седло забрали.

 

Портсигар

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

116 человек вернулись с войны [в хутор Крупской], 113 погибло. Игнат Васильевич Колобко привёз с войны портсигар из последнего сбитого немецкого самолёта. Отечественная война, май 45-го года. Объявили, что война закончилась. Фронтовые сто грамм. Лежали все солдаты: кто спал, кто слушал сверчков, кто разговаривал. И вдруг немецкий самолёт по ним стреляет: кого убили, кого ранили. Наши начали в ответ стрелять и подбили. Он упал – тот немецкий самолет. И вот из крыльев  – раздербанили его  – Игнат Васильевич сделал  портсигар и привёз его домой.

 

Арапник

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

Мои начали увлекаться арапниками. Длинный, больше двух метров, кнут, который при взмахе «хдыщ» делает.  Это вот обломок, обрезок. Приходит как-то малой такой – толстенький Вася – с четырёхметровой штукой, просто берет её в воздухе, резко раскручивает: «вжух» и «та-дах». Мы все: «Вау! Это что такое?» «Это арапник». Он же пастушок, коров пасёт, иногда летом за деньги нанимается. Говорит: «Это щёлкать. Типа вот так». Потом приносит на встречу: «На стене висело. Мой дед ещё делал». Чисто казачья тема.

 

Икона

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

 

Станица [Азовская] основана в 1864 году казаками Азовского войска, прибывшими с Украины. Я занимаюсь реставрацией казачьей хаты последнего дореволюционного атамана этой станицы Григория Кочубея. Он пострадал во время гонений, братоубийственной войны. В 1921 году его убили. Самая ценная находка, которая была найдена в хате,  – это старинная икона Воскресения Христова с надписью на греческом языке. Выполнена она в необычной технике: тиснение с письмом на самом металле. Икона была найдена моим дедушкой, когда он разбирал старую печную трубу в хате. Оказалось, что она была там замурована. Возможно, её спрятали во времена гонений на церковь, а может быть, и раньше. И она незримо хранила хату во время бомбёжки немцами в Великую Отечественную. В прошлом году я откопал часть осколков от снарядов, которыми расстреливалась хата, так как в ней был штаб советской армии. После после того как немцы заняли станицу, в хате была немецкая комендатура, а когда пришлось отступать, они её заминировали, но граната пролежала до наших дней и сгнила, не разорвавшись. В прошлом году я её обнаружил. Также в хате лет 25 назад случился пожар, но удалось его вовремя потушить, и она уцелела.

 

Монетка

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

Несколько дней назад я, домкратив стены (музея «Хата атамана» в станице Азовская – прим.), нашёл в углу под деревянной балкой монетку, которую туда заложили в момент строительства хаты. Раньше так принято было, и сейчас так делают, чтобы были деньги.

 

Фотография

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Алина Десятниченко

Это прадед Свинцов Иван Стефанович – слева. Бабушка говорила, что он, вроде бы, донской казак. Но из доказательств только фотография осталась. После службы он работал шорником в селе Летники в Ставропольском крае, шил для лошадей упряжь. И, видимо, получил заражённую кожу, заразился и умер от сибирской язвы.