×

Равноудаление ответственности

Федеральное послание президента в числе прочего обозначило курс на «национализацию элит» и наделило большей властью Госдуму. О причинах таких решений «Стол» поговорил с Александром Дукой, завсектором социологии власти и гражданского общества Социологического института РАН
+

– Начнем с человеческого: что же делать теперь чиновникам, у которых есть двойное гражданство? Ждать, когда их обнаружат, менять биографии?

 Медиапроект s-t-o-l.com

– Вопрос о двойном гражданстве уже поднимался в 2018 году, отдельным категориям наших граждан (и, разумеется, всем силовикам) его иметь уже нельзя. Поэтому такой шаг президента в отношении чиновников был если не предсказуемым, то закономерным. Право на двойное гражданство, вид на жительство для госслужащего — вещь, в целом, не бесспорная, так как гражданство – это форма взаимных обязательств между государством и гражданином: как известно, при принятии гражданства люди дают присягу. Однако внутри наших элит это право имело, помимо всех других, ещё и символический характер: оно связывало нынешнюю власть с эпохой 90-х, когда сам Ельцин чуть ли не получал туркменское гражданство.

Многие госслужащие имеют израильское гражданство, а его лишиться вообще невозможно

Как символический водораздел предложенная поправка в Конституцию имеет значение, с неё теперь удобно отсчитывать шаги по переустройству системы накануне 2024 года. А что делать чиновникам – вопрос сложный. Скажем, многие госслужащие имеют израильское гражданство, а его лишиться вообще невозможно: нет юридического механизма, который бы позволял это сделать. Впрочем, открытых баз данных со списками, у кого какое гражданство, тоже нет. Тут вопрос к спецслужбам, а также к умению других государств, которым успел присягнуть тот или иной чиновник, хранить конфиденциальную информацию.

– Изменения неприятны элитам?

– Да нет у нас цельных элит: изменения вызовут очередную волну «подсидок» друг друга. Про «неприятно» я бы однозначно не говорил: Вячеслав Володин так вообще сиял – даже с телеэкранов – при оглашении президентского послания. По-видимому, и второго паспорта он не имеет, и рад, что его прошлогоднее предложение – расширить полномочия Думы – дошло до адресата. Очевидно, что активизируются кулуарные переговоры, потому что конституционные изменения – это внешняя часть айсберга, решается же всё на уровне организационно-административных решений, которые в итоге приносят выгоду либо одной, либо другой группировке. Скажем, полномочия Администрации президента не закреплены ни в одной статье Конституции, а за подбор всех кадров отвечает в итоге она. Для элит главное – чтобы такие вещи оставались неизменными.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Администрация Президента Российской Федерации. Фото: kremlin.ru

– Зачем президенту вообще наделять большими полномочиями Госдуму, ослабляя себя? Готовит не самые выгодные условия для преемника?

– Ну, это популярная версия. Правды-то мы всё равно не узнаем. Но я люблю исторические аллюзии. Вот смотрите: в начале ХХ века все политические деятели тоже требовали ответственного правительства, как правило, ответственного перед Думой. А мудрые люди уже тогда говорили, что если есть ответственность, то она – взаимная. Если правительство отвечает перед Думой, то – внимание! – и Дума отвечает за правительство. А теперь подумайте: сколько неприязни у нас сейчас в обществе к решениям наших министерств! И в социальной сфере, и в экономике, и в здравоохранении от целеустремленной деятельности министерских менеджеров сплошной разор. Возникает даже подозрение, что в правительстве либо люди, мало знающие своё дело, либо намеренно злоумышляющие против россиян…

А президент вообще непонятно, где крайний, одно ясно – он занимается обороной

Ну и что, президенту за всё за это отвечать? Он же их назначил – за двадцать-то лет граждане додумались до этого простого факта: стали сжимать кулаки, терять то ли терпение, то ли доверие… И тут, на мой взгляд, очень уместно создается громоотвод: происходит равноудаление ответственности ото всех, включая президента. Кто правительство назначил? Вот, Дума утвердила… Кто региональную политику творит? Вот, Госсовет насоветовал. А президент вообще непонятно, где крайний, одно ясно – он занимается обороной. Как дело с ней – смотри предыдущее Послание к Федеральному собранию. Президент отвечает за то, чтобы все жили в мире, согласии и чтобы не было войны.

– Кстати, про Госсовет: вышеназванная функция, на Ваш взгляд, его единственная? Есть ли у него «недекоративное» применение?

– Он, по-видимому, входит в систему громоотводов, но, может, не только в неё. Громоотводом для недовольства судами, кстати, становится Совет Федерации (он теперь может лишать судей их полномочий), так что, я говорю, здесь всё очень изящно. Потенциально Госсовет способен стать тем, чем он назван по факту: неким совещательным органом. На мой взгляд, важно, что в него могут быть включены и прокурорские иерархи, представители других ведомств (ведь мы пока не знаем, какая конкретно замыслена реформа). Прокуратура, например, сейчас активно «работает» с чиновниками, нарушая равновесие интересов разных групп: федеральных, региональных, просто клановых. Всё это требуется как-то согласовывать.

Важны даже не сами изменения Конституции, а те кулуарные договорённости, которые наполнят их реальным смыслом

Очень полезно для высшего госслужащего иметь место, где какие-то претензии прокуратуры будут озвучиваться заранее. В свете грядущей «национализации» элит это может быть вдвойне уместно. Масса других конфликтов, по идее, тоже могут обсуждаться на Госсовете: там и полпреды с губернаторами, там и федеральные министры с региональными министерствами – много несовпадающего. Но велика вероятность, что Госсовет будет выполнять более простые функции – не советования и согласования интересов, а прямого информирования. Понятно же, что по факту губернаторы как были назначаемыми, так почти и остались (их кандидатуры ищутся всё той же Администрацией президента). Они через Госсовет окончательно встраиваются в вертикаль власти (а также в систему громоотводов) и теперь уже регулярно и сообща получают указания наверху, как и что делать. В общем, как я и говорил, важны даже не сами изменения Конституции, а те кулуарные договорённости, которые наполнят их реальным смыслом.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Заседание Государственного совета РФ в Большом Кремлёвском дворце. Фото: kremlin.ru

– Стоит ли ждать в свете всего случившегося обновления элит?

– В свете всего случившегося не стоит: потому что после отставки правительства последовало выдвижение Михаила Мишустина на пост премьер-министра. Это же совершенно непубличный, но совершенно «свой» человек! Он технарь, технократ из технократов, при этом имеет шлейф скандалов: лет десять назад все СМИ пережёвывали его имя в связи с групповыми аферами по возвращению НДС через налоговые органы. Во власти у нас, и это не секрет, ангелов с идеальной репутацией никто не любит, а людей со шлейфом чтут больше. И – что важно – это человек «неполитической элиты».

И темень кромешная – от Послания к Посланию

Чем больше мы говорим про цифровизацию, тем больше кажется, что замена политики алгоритмами –  больше благо. Вот уважаемый комментатор тоже приветствует назначение Мишустина словами: ура, администрирование теперь улучшится! В целом мы привыкли к мысли, что всё управление страной – это про удачное администрирование. Ну поэтому и получаем пенсионные реформы в том виде, в каком получаем. Я-то считаю, что нам не администрирования не хватает, а политики не хватает. Политики, которая связана с публичным проговариванием интересов различных групп, с публичной проверкой этих интересов. И ясно, что куда ни выведет нас начавшаяся реформа госуправления, большей публичности ждать не стоит. В политиках останутся Медведевы, а когда их прогоним – появятся полностью аполитичные Мишустины. И темень кромешная – от Послания к Посланию.

– Вот вы так говорите, а президент обмолвился об усилении местного самоуправления и даже пообещал преодоление некоего разрыва между муниципальной и государственной властью. Муниципальные выборы, между прочим, – живое место в политической системе.

– Я не очень понял, хотя очень старался, что имел в виду президент. Разрыв между муниципалитетами и администрациями районов или округов в городах проходит по одной простой линии – бюджетированию; все деньги идут через районы/округа, а муниципалитеты существуют сами по себе как некий курьёзный выхлоп гражданского чувства. С другой стороны, выборы в них сейчас не так тщательно контролируются, туда проходят очень разные, часто не «свои» люди. Я невольно думаю: не обернётся ли боком этот внезапный интерес федеральной власти к муниципальным делам? Пока тебя не видят, оно как-то спокойнее. А тут разговор о том, что и вы нам интересны, и вы должны быть согласованы с вертикалью. Это замысловатый сюжет, я бы не слишком обольщался на его счёт. Равно как и предоставление больших прав парламенту – к чему оно приведёт? Думаю, к большей партийной дисциплине. Медведев остается во главе партии, и он уже говорил, что негоже кандидатам в губернаторы отказываться от своего партийного образа на выборах – «Единая Россия» должна укрепиться. Ну а как она сможет завоевать сердца непуганых молодых людей, выросших при нынешнем режиме, – это уже другой вопрос. В Послании к Федеральному собранию о нём ничего не сказано.