×

«Россия прекрасна, шикарна, замечательна»

«У нас резко возрос внутренний туризм, и это очень хорошо», – заметил президент Владимир Путин. Возрос он, впрочем, вынужденно: из-за коронавирусных ограничений. На чём он может возрасти качественно, задумался «Стол»
+

Понятие гостеприимства давно вышло за рамки радушного приёма путника и заботы о нём в своём доме. Гостеприимно принимать гостей можно и в отдельном городе, и в отеле, и в магазинчике. Можно говорить и о гостеприимстве в масштабах всей страны: популяризируя внутрироссийский туризм, мы будто бы заявляем, что вся наша земля – большой и красивый дом, на который следует посмотреть. Традиционно считалось, что русские люди очень гостеприимные, а значит, и путешествовать по родине нам должно быть легко и приятно: всюду умеют встречать, всюду готовы открыть двери…

Однако даже правительственные опросы, проводимые «Единой Россией», показывают, что только 9 % россиян, отдыхавших внутри страны, довольны качеством своего отдыха. Остальные жалуются не только на высокую стоимость всех услуг, но и на качество сервиса (несмотря на то что поток путешествующих из-за запрета на авиаперевозки действительно вырос).

 Медиапроект s-t-o-l.com

Туристы в пещерном городе Чуфут-Кале. Фото: Федор Лавров

Собственно, «сервис» – функциональный способ как-то оценить уровень гостеприимства в России сегодня. И он, как выясняется, не на высоте. Отдельные исключения случаются, и есть даже специальные конкурсы, направленные на их выявление. Недавним победителем одного из таких конкурсов «Мастера гостеприимства» (проект президентской платформы «Россия – страна возможностей») стал вартовчанин Антон Романов, заместитель директора местного Дворца искусств. Он устроил открытый фестиваль уличных театров «Небесные кулисы». «Наш проект проходит в рамках фестиваля искусств, труда и спорта „Самотлорские ночиˮ в Нижневартовске, – рассказывает победитель. – Рассчитывая сделать его знаковым событием, мы, конечно, размышляли о том, что такое гостеприимство, причём не в классическом своём определении „индустрииˮ, а в каком-то более глубинном. Кажется, основное здесь – понимание того, что хочет гость. Не навязываться, не закрываться, а общаться. Я думаю, что русское гостеприимство – это всегда хлебосольно, музыкально и дружно».

 Медиапроект s-t-o-l.comПо мысли Антона, гостеприимству сложно научиться самому, его легче «перенять» – как опыт общения и жизни в кругу гостеприимных людей.  «У нас в семье постоянно встречались с родственниками, собирались большой компанией. Нас было очень много. Думаю, это всерьёз меня сформировало, – рассказывает организатор фестиваля. – Опыт в конечном итоге может привести к тому, что человек станет гостеприимным и даже решится превратить гостеприимство в дело всей жизни».

Индустрия гостеприимства сегодня – коммерческое предприятие, нечто, поставленное на поток. Казалось бы, что сложного в том, чтобы её наладить? Обучи персонал, проведи бизнес-тренинги… Однако за 30 лет рыночной экономики в России всё равно больших успехов здесь не достигнуто. По-видимому, коммерциализировать пустое место невозможно: чтобы что-то «поставить на поток», все же должна существовать какая-то живая национальная традиция, особенность и предрасположенность, которую умелые (хоть часто и циничные) бизнес-схемы превращают в индустрию.

Если история города начинается максимум с твоего рождения, то какой же радостью от собственного «дома» мы можем поделиться с другими?

Тут-то и выясняется проблема: разрушение самих основ гостеприимства в стране, доброго расположения к другому – просто потому, что он пришёл в твой дом – имеет место. И ещё глубже: сказывается разрушение представлений о доме. Если твоя лестничная площадка для тебя не дом (недавно вышла компьютерная игрушка-ужастик, действие которой происходит в российских подъездах…), если про родной район не знаешь ничего, кроме того, что он называется «Молодежный» и имеет большой торговый центр, если история города начинается максимум с твоего рождения, то какой же радостью от собственного «дома» мы можем поделиться с другими? Что здесь коммерциализировать? Стандартные номера с евроремонтом, завтрак с круассанами и даже спортивный отдых можно найти и в сопредельных странах, только там ещё и теплее.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Сочи. Олимпийская деревня. Фото: Федор Лавров

В самом глубинном смысле гостеприимство, по-видимому, – это приглашение к общению, раскрытие себя другому. Поэтому каждое место делают исключительным люди, которые там живут. Что на глубине значит быть мастером гостеприимства? И чем наше русское мастерство могло бы отличаться здесь от мастерства других народов? Пожалуй, невозможно перескочить национальный уровень, перейти к некоему универсальному гостеприимству, не потеряв какого-то особенного, а потому очень ценного качества общения с гостем. Без национальных особенностей (которые мы так любим подмечать за рубежом, а у себя будто бы не видим) любая встреча превращается в мероприятие, почти не отличающееся от ряда других мероприятий и развлечений, которыми человек пытается разбавить свою жизнь.

Россия потенциально, как нас учат, страна возможностей. Но возможность гостеприимства сокрыта где-то так глубоко, что пока её на актуализировал даже коронавирус. Человек, отправляющийся в путешествие по России, часто сам вынужден «прогревать» окружающую среду, чтобы не потерять себя в дороге. Такого смельчака непременно ждут открытия: хоть один отель, построенный в историческом здании и сохранивший его стиль, хоть одно кафе, предлагающее местную кухню, хоть одна усадьба, восстановленная потомками. Это всё острова, пока мало объединённые друг с другом и явно недостаточные для того, чтобы образовать мощную «индустрию». Зато ясно, что делает их интересными: не столько универсальная коммерческая сметка, сколько желание опереться на реальность традиции, земли и истории, и чем больше оно будет, тем большего успеха добьется русский туризм.