×

Россию продали оптом

102 миллиарда. Традиция ограбления народа 102 года спустя
+

Сегодня День покаяния и молитвы в Лютеранской церкви. Традиционно он отмечается в Германии, Швейцарии и Австрии в среду перед последним воскресеньем церковного года. Впервые День покаяния и молитвы (Buß- und Bettag / Day of Prayer and Repentance) был объявлен в 1532 году как реакция на Турецкую войну. Смыслы этого дня – покаяние за забвение Бога всем народом, личное покаяние христиан и молитва церкви за народ своей земли. Это можно сравнить с Молитвой памяти в Русской церкви 30 октября. В особенно трудные для Германии времена День покаяния и молитвы мог проводиться до 47 раз в год, как, например, в 1878 году.

Именно такие трудные времена сейчас и у России, что одного 30 октября явно недостаточно. Свидетельство этому – кощунственная по отношению к русскому народу речь депутата думы Екатеринбурга Александра Колесникова. Лоббируя строительство биатлонного комплекса на 11-м километре Московского тракта, в непосредственной близости от места массовых расстрелов и захоронений 30–40-х годов, «справедливорос» Колесников, председатель постоянной комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и землепользованию, сказал: «Никогда на полигонах не расстреливали, ни в Москве, ни здесь. Утверждаю – расстрелов там не было. Это истерия, раздутая на антисоветской волне во время перестройки». По данным «Мемориала», в районе 12-го километра Московского тракта захоронено не менее 20 тысяч жертв советского террора.

Слова уральского депутата, покрывающего кровавые преступления большевиков, не удивляют по той простой причине, что пока осуждения советской власти как власти враждебной и чуждой всему нашему народу не произошло, власть современная обречена быть наследницей всех воровских советских болезней. «Итерфакс» передает, что за последние 9 месяцев у российских чиновников изъято незаконно нажитого имущества на 12 миллиардов рублей. Вообще же ущерб от коррупции за 2019 год, по оценкам МВД, 102 миллиарда.

О том, как закладывалась традиция ограбления народа, лучше всего рассказывают дневники современников «великого перелома», начавшегося в 1917 году. Сегодня –  150-й день рождения Зинаиды Гиппиус, закончившей свою жизнь в изгнании. Вот что она писала 102 года назад:

«09.11.1917. Когда же хлынули «революционные» (тьфу, тьфу!) войска, Кексгольмский полк и ещё какие-то, – они прямо принялись за грабёж и разрушение, ломали, били кладовые, вытаскивали серебро; чего не могли унести – то уничтожали: давили дорогой фарфор, резали ковры, изрезали и проткнули портрет Серова, наконец, добрались до винного погреба…

Нет, слишком стыдно писать… Но надо всё знать: женский батальон, израненный, затащили в Павловские казармы и там поголовно изнасиловали…

14.11.1917. По городу открыто ходят весьма известные германские шпионы. В Смольном они называются: «представители германской и австрийской демократии». Избиение офицеров и юнкеров тоже входило в задачу Бронштейна (Троцкого – «Стол»)? Кажется, с моста Мойки сброшено пока только 11, трупы вылавливаются. Убит и князь Туманов – нашли под мостом.

15.11.1917. В Москве, вопреки вчерашним успокоительным известиям, полнейшая и самая страшная бойня: расстреливают Кремль, разрушают Национальную и Лоскутную гостиницы. Штаб на Пречистенке. Много убитых в частных квартирах – их выносят на лестницу (из дома нельзя выйти). Много женщин и детей. Винные склады разбиты и разграблены. Большевистские комитеты уже не справляются с толпой и солдатами, взывают о помощи к здешним.

17.11.1917. Всё то же. Писать противно. Газеты – ложь сплошная. Впрочем: расстрелянная Москва покорилась большевикам. Столицы взяты вражескими – и варварскими – войсками. Бежать некуда. Родины нет.

18.11.1917. Любопытны подробности недавних встреч фронтовых войск с большевистскими (где всегда есть агитаторы). Войска начинают с озлобления, со стычек, с расстрела… а большевики, не сражаясь, постепенно их разлагают, заманивают и, главное, как зверей, прикармливают. Навезли туда мяса, хлеба, колбас – и расточают, не считая. Для этого они специально здесь ограбили всё интендантство, провиант, заготовленный для фронта. Конечно, и вином это мясо поливается. Видя такой рай большевистский, такое «угощение», эти изголодавшиеся дети-звери тотчас становятся «колбасными» большевиками. Это очень страшно, ибо уж очень явственен – дьявол.

Завтра предполагается ограбление большевиками Государственного банка. За отказом служащих допустить это ограбление на виду – большевики сменили полк. Ограбят завтра при помощи этой новой стражи.

01.12.1917. Со мной что-то сделалось. Не могу писать. «Россию продали оптом». После разных «перемирий» через главнокомандующего прапорщика, после унизительных выборов в Учр. собрание, – под пулями и штыками Хамодержавия происходили эти выборы! После всех «декретов», вполне сумасшедших и сверхбезумного о разгоне Гор. Думы «как оплота контрреволюции», – что ещё описывать? Это такая правда, которую стыдно произносить, как ложь.

Когда разгонят Учр. собрание (разгонят!) – я, кажется, замолчу навек. От стыда. Трудно привыкнуть, трудно терпеть этот стыд.

06.12.17. С каждым днём большевицкое «правительство», состоявшее из просто уголовной рвани (исключая главарей-мерзавцев и оглашенных), всё больше втягивает в себя и рвань охранническую. Погромщик Орловкиевский – уж комиссар. В Интимном театре на благотворительном концерте исполнялся романс Рахманинова на (старые) слова Мережковского «Христос Воскрес». Матросу из публики не понравился смысл слов (Христос зарыдал бы, увидев землю в крови и ненависти наших дней). Ну, матрос и пальнул в певца, в упор. Задел волосы, чуть не убил.

Вот как у нас. Лестница Смольного вся залита красным вином и так заледенела. А ведь это Резиденц-Палас!»