×

Семья для человека или человек для семьи?

Мир стремительно меняется. Традиционные общественные институты, такие как семья, эволюционируют под влиянием прогресса. Куда движется норма семейной жизни, выясняла Кристина Рудич
+
  • Семья с давних пор считалась основой человеческого общества. Однако её формирование претерпело существенные изменения. Что сегодня лежит в основе брака и как появляются новые ячейки общества? Корреспондент «Стола» побеседовал с ведущим советским и российским психологом, акмеологом, доктором психологических наук, профессором, заслуженным деятелем науки РФ Владимиром Георгиевичем Зазыкиным.

     Медиапроект s-t-o-l.com

    Владимир Зазыкин

– Семья – это древний общественный институт. Но чем обусловлено его создание в первую очередь: социальными или биологическими причинами? Семья – это про преодоление одиночества или про продолжение рода?

– Нет, конечно, не продолжение рода. Некоторые, когда заводят семью, они вообще об этом не думают. Когда Бог создал Адама, и Адаму стало скучно в райских кущах, то Он ему женщину создал, появилась семья. Даже в райских кущах стало скучно без женщин.

Иными словами, семья как бы запрограммирована для человека многими тысячелетними традициями. И, кстати сказать, дети – Каин и Авель – появились не в райских кущах, а после. То есть по библейскому преданию первые люди ещё не думали о продолжении рода, они жили просто. Духовное единство должно быть, общение, взаимодействие, близость, любовь – как угодно можно назвать, но вот это является главной движущей силой, а не просто тяга к размножению.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Семья – это величайшая загадка человечества, потому что причин для её создания очень много

Инстинкт продолжения рода – это физиологический редукционизм, который у нас некоторые товарищи, особенно с естественным научным образованием, хотят описать формулами, примитивными схемами, однозначным односторонним определением. Семья – это величайшая загадка человечества, потому что причин для её создания очень много. И как они появились, мы не знаем, можем только догадываться.

– Известен ли какой-то стандарт, когда человек созревает для семейной жизни? Есть какие-то факторы, которые в этом созревании играют определяющую роль?

– Очень много факторов влияет на осознание необходимости семьи. Кто-то с детства мечтает иметь детей и воспитывать их. А для того, чтобы были дети, нужна семья, это естественно. Кому-то нужна моральная поддержка, понимание своей личности, другим – комфорт. Есть много примеров, когда люди в возрасте за 60 женятся впервые, потому что им надоело самим кофе варить.

Есть и некие общественные стереотипы: «Сколько тебе лет? Столько. И ты ещё не замужем? Или ты ещё не женат?» Они тоже давят, человек начинает думать. Поэтому когда люди пытаются разрешать семейные конфликты, некоторые психологи, работая по привычным схемам, садятся в лужу.

– А почему «молодые» семьи сейчас «стареют»? Молодёжь почему-то не спешит в брак.

– Среди молодёжи очень много инфантильных людей. Они привыкли жить на всем готовом, с мамой-папой и не брать на себя ответственность, с которой связано создание новой семьи. Отсюда заключение семьи – это ещё и ответственность, это ещё какие-то новые обязанности. А они привыкли жить как мотыльки, перелетая с цветка на цветок. Чтобы заводить семью, надо быть готовым к какому-то новому образу жизни, к большей занятости, к большей ответственности, к большим тратам нервов и так далее. То есть всё это не просто.

 Медиапроект s-t-o-l.com

– То есть дело в глобальных социальных или экономических процессах?

– В современном мире люди по большей части живут комфортнее, чем 100 лет назад. А если обстановка комфортная, рождаемость повышается. Хотя не во всем мире. Есть традиции некие национальные, есть вообще отсутствие. В Африке, например, друг друга убивают постоянно, тем не менее, имеют по десятку детей. Но если брать Европу, Америку в целом, продвинутые в экономическом отношении страны, то большое влияние на количество браков оказывает сама обстановка. В условиях кризиса экономического, во время Великой депрессии в Америке рождаемость же не повышалась, а, наоборот, сокращалась.

Часто в условиях кризиса появляется какой-то биологический внутренний посыл для продолжения рода

Но есть и тенденция, что часто в условиях кризиса появляется какой-то биологический внутренний посыл для продолжения рода – как, например, был в Великую Отечественную войну.

– Каков средний возраст людей, вступающих в брак? Какие тенденции сейчас преобладают: ранние или поздние браки? Одинаковы ли они для всех стран?

– В основном сейчас начинают доминировать поздние браки. Это американская модель жизни: сначала нужно приобрести профессию, заложить основу карьеры, а потом уже заводить семью. Идея правильная для такого пути прогресса. Если завести семью и не на что будет её содержать, жить станет тяжело. Поэтому американская модель и начинает доминировать, в силу её рациональности. Соответственно, увеличивается возраст людей, вступающих в брак. Здесь работает нацеленность на самореализацию. Вернее, на достижение определённого статуса, определённых возможностей, которые позволят создать нормальную семью, не голодающую и не нуждающуюся.

– А по какому пути развития семейных отношений идёт Россия?

– Россия – это не монолитное государство. Это страна многонациональная, с разными географическими и историческими предпосылками. Поэтому в городах-мегаполисах начинает действовать американская модель. А где-нибудь в глубокой Сибири другая, в Татарстане – третья.

Поэтому говорить о каких-то тенденциях в целом для России, мне кажется, это было бы неправильным. Необходимо обязательно смотреть, какой регион, какое место, какая национальность. Найдите какую-нибудь чувашскую семью, где детей почти нет, они живут для себя. Таких семей почти нет, традиция республики такая – должно быть несколько детей. На Кавказе то же самое, и ранние браки для женщин, не для мужчин. Многое зависит от территории, от национальности, от климатических условий, от традиций.

 Медиапроект s-t-o-l.com

– А как влияют на семью современные сетевые возможности: социальные сети, сайты знакомств и прочее?

– Все эти технологии не просто дают информацию, они дают образцы поведения, которые в большой степени ориентируют человека вовсе не на семейный уклад. Например, в девяностых годах появился такой колумнист Дарья Асламова, которая активно печаталась в «Комсомольской правде» или в «Московском комсомольце» и рассказывала о своих многочисленных сексуальных похождениях. Она называла это раскрепощённостью, незашоренностью. В русском языке, на мой взгляд, для этого используется другое слово на букву «б». То есть очень важна позиция, а не технология.

Например, в том же «Московском комсомольце» было написано так: «если ты не попробовал гомосексуальные связи, значит, от тебя попахивает провинциалом». Вот и установка.

Поэтому какие-то готовые, простые схемы для разрешения семейных и личностно-семейных проблем могут не работать. А учитывать нужно много факторов, в совокупности.