×
Интервью с лидером «Монстрации», которая в этом году охватила рекордное число городов
+

Чего хотят и о чём думают люди с транспарантами «Оруэлл бы нами гордился», «Мир, труд, мяу», «Натуралы тоже люди», «Мать ходила, и я пошла», не знает никто. Кажется, даже сами… монстранты. Или как ещё можно назвать участников ежегодной акции, которая этой буйной весной охватила более 20 городов – от Мариуполя до Владивостока.

«Монстрация» родилась в Новосибирске и проводится там с 2003 года. В 2009 году после волны задержаний арестовали и судили идейного вдохновителя и лидера фан-акции художника Артёма Лоскутова. Но этим и силён акционизм: тушишь его сапогом, а он только ярче горит. Акции в поддержку Лоскутова прошли в Москве и других городах России. Журнал Forbes включил Артёма Лоскутова в список деятелей искусства, подвергавшихся преследованиям за политические протесты. А с 2010 года «Монстрация» стала проходить за пределами Сибири. В нынешнем году зафиксирован рекорд по числу городов-участников шутошного парада.

Корреспондент «Стола» пообщалась с Артемом Лоскутовым о том, кто придумывает лозунги для «Монстрации», как это абсурдистское шествие, посиделки в КПЗ и народная слава повлияли на бизнес художника.
Насколько монструозно удалось пройтись в этом году по России? Есть ли какая-то статистика?
– В группе Вконтакте есть ссылки на мероприятие в 21 городе: от Владивостока и Хабаровска до Санкт-Петербурга, Краснодара и Симферополя, среди городов также Екатеринбург, Пермь, Тверь и, конечно же, сибирские города Новосибирск, Омск, Томск, Красноярск, Иркутск. В последний момент к городам ещё добавились Москва и Мариуполь, которых в предварительном списке ВКонтакте нет.

Больше всего народу было в Новосибирске, конечно. По разным оценкам, от 3 до 5 тысяч человек. Я сам не считал, нет общей фотографии с моста в районе станции метро «Гагаринская», как мы делали раньше.

У «Монстрации» есть политическая подоплёка? Главный лозунг новосибирского шествия в этом году «Севернее Кореи».
– Ну мы ж не на Луне живём, а в стране, в которой ты каждый день сталкиваешься с политическими проблемами. Ты открываешь Telegram, чтобы написать своей подружке, а он заблокирован: «У России два врага – Телеграм и курага» (текст одного из плакатов «Монстрации» в Новосибирске – «С»). А 1 мая у нас что – какой-то особенный день, когда Телеграм снова работает, курс евро вернулся к 2013 году и сыр разрешили продавать? Это бытовые вопросы, от которых никуда не деться. Ты не хочешь заниматься политикой, живёшь своей жизнью, а она сама лезет в твой мессенджер, твой карман.
Если говорить о политизации, то в Новосибирске была замечена группа людей в костюмах клоунов, и у них у всех были лозунги про Локтя (мэр Новосибирска Анатолий Локоть), а потом эта же группа людей была найдена на фотографиях среди молодой гвардии «Единой России». Когда местные группировки пытаются друг с другом воевать и использовать для этого «Монстрацию» – вот это неприятно. Если человек сам от души пишет про Локтя и пыль, я его понимаю, я сам этой пылью дышу (имеется в виду речной ил, которым посыпают зимой дороги в Новосибирске, а весной из-за этого город тонет в пыли – «С»), но когда у тебя группа засланных клоунов, этого хотелось бы избежать, мне это тоже не нравится.
Лично я не отношу себя к какой-то партии и не участвую в российской политике, я художник.

А можно ли сказать, что монстранты – теплая аудитория, которая в какой-то момент может примкнуть к активистам Алексея Навального, например?
– Аудитория может делать всё, что угодно. Но я скорее наблюдаю обратную ситуацию: участники «Монстрации» не бегут вступать в какие-то партии, а наоборот, члены разных политических движений активно принимают участие в «Монстрации». Активисты «Яблока» в том числе. В прошлом году в Новосибирске за час до «Монстрации» состоялось шествие штаба Навального, а потом те же люди взяли уже другие плакаты и прошли ещё раз – с «Монстрацией». Только нас (монстрантов – «С») тогда было 5 тысяч, а их человек 200.

Акция Монстрация в Новосибирске. Медиапроект s-t-o-l.com

Акция Монстрация в Новосибирске. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Главный лозунг шествия ты придумываешь один или есть какая-то инициативная группа?
– Обычно это происходит коллективно, вечером или даже в ночь накануне шествия. В основном это мои друзья, коллеги-художники. В этот раз 30 апреля мы клеили лозунг у Кости в мастерской (художник Константин Скотников, в мастерской которого и родилась идея «Монстрации» в 2003 году – «С»), с нами был художник Лукас Пуш, который в 2008-м открывал центр современного искусства в гараже «White Cube Gallery Новосибирск». Мы вместе обсуждали варианты и остановились на таком.
А города со мной свои лозунги не согласовывают. Их выбирает кто-то из организаторов и проводит голосование в группе мероприятия ВКонтакте. Они всё организуют самостоятельно, но мы на связи в общем чате. Я при необходимости могу посоветовать, какие бумажки нужно заполнить для согласования.

«Монстрации» это шутка, фан?
– Какие ж шутки, тут всё серьёзно. У нас же не КВН. Просто кому о чём хочется сказать, тот о том и говорит. Когда люди приходят на обычные митинги, им выдают одинаковые флажки и записывают их в чей-то актив.  Вы почитайте их лозунги – там же тоже бессмыслица в основном.

Были какие-то задержания монстрантов в этом году?
– В Новосибирске – нет, в других городах были. В Москве, вроде бы, кого-то задержали. Часть плакатов заставили убрать или закрасить. Есть смешные ситуации. Кто-то написал «Пудинг вор» – полицейские заставили закрасить слово «вор». Получилось как обычно: ну был пудинг и пудинг, а когда полиция заставляет закрасить слово, то возникает история, которую все начинают пересказывать, и всё это тиражируется. В Нижнем Новгороде не согласовали мероприятие, они ходили со свёрнутыми плакатами, за ними следовала полиция, и участники дожидались каких-то удобных моментов, чтобы развернуть и сфотографироваться.

Расскажи о «Монстрациях», которые проходили за границей.
– Это не совсем «Монстрация», это проходит не так, как в Новосибирске. В прошлом году я был в Тарту, в Эстонии. Там на Музейной ночи была выставка про «Монстрацию» и прогулка по городу с плакатами. Во Фрайбурге в Германии в прошлом году осенью тоже была выставка, люди нарисовали плакаты прямо в музее. Возможно, в Брюсселе этим летом будет выставка в Музее Бозер, посвященная «Монстрации», мы сейчас ведём переговоры об этом.
Когда создавалась «Монстрация», на чей опыт вы опирались?
– Вообще считается, что это новосибирское явление, и уже в других городах (и странах) его повторяют. Конечно, нельзя сказать, что это наше изобретение, потому что было много похожих вещей и раньше. Были авангардисты и в России, и в 30-х в советское время с похожими текстами, были шествия и в нулевых, и в 90-х. Это довольно популярное занятие – ходить с транспарантами. Я думаю, лет 150 как минимум существует такое развлечение. Но, как правило, раньше это были локальные организованные группы. А мы приглашаем участвовать весь город. И другие города. Именно поэтому явление воспроизводится и становится ежегодным. У нас было желание поработать с 1 мая: праздник остался от прежнего строя, люди выходят на митинги из-под палки с какими-то плакатами, чтобы их отметили, и потом скорее сбегали на свои дачи – бессмыслица какая-то. А праздник есть, красный день календаря, и мы решили его чем-то наполнить.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Акция Монстрация в Новосибирске. Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

В Москве и везде в России она начала проходить с 2010 года после моего ареста (в мае 2009 года Артёма Лоскутова арестовали, обвинив в хранении марихуаны, после чего в нескольких городах России прошли митинги в поддержку художника, а с 2010 года Москва и несколько других городов присоединились к «Монстрации» – «С»).  Собственно, в Москве «Монстрация» проходила только пару лет – 2010–2011-й, в Питере тогда не согласовали акцию. А сейчас Питер и Москва снова присоединились, и, в общем, количество городов подросло в этом году. Не всем, правда, согласовывают заявленный маршрут. В Екатеринбурге очень расстроились, что их отправили на окраину, чуть ли не по лесу пришлось идти, и количество полицейских было больше, чем участников. Так не должно быть, я считаю.
Если раньше рост активности в городах связывался с моими арестами в 2009-м и 2015 годах (10 суток «за организацию несогласованного шествия и неповиновение сотруднику полиции» – «С»), то сейчас это общий тренд: много молодых людей выходят на разные акции, политические в том числе.

Народная слава у тебя есть, акция давно живёт своей жизнью. Чем ты ещё занят?
– Пять лет назад я переехал в Москву. Сначала работал на «Дожде» в новостях и в других СМИ, потом перестал, когда началась война с Украиной и в СМИ всё сильно изменилось. До этого в Новосибирске я работал оператором в информационной службе НГТУ, где учился. Пару лет я занимаюсь участием в выставках. Так что сейчас я начинающий художник, готовлю выставку про «Монстрацию» в лофте «Подземка» (Новосибирск). К Музейной ночи её нужно будет расширить и показать горожанам, что есть другие города, которые хотят повторять за Новосибирском это явление – и этим можно гордиться. Летом будет выставка в Брюсселе.
На таких выставках можно заработать?
– Иногда продаются какие-то работы. Иногда оплачивается участие в выставках, но не часто, конечно, как правило, за рубежом: это может быть гонорар за работу над выставкой или за выступление. Поездки в Новосибирск же – это не заработок, а только траты, конечно.

Раньше я продавал футболки, сейчас пока этим не занимаюсь. Бизнес требует полноценного погружения. На аукционах в Москве было продано два холста с «Запрещёнкой», несколько ещё – вне аукционов. Там были цены в районе 3-4 тыс. евро.

Артём Лоскутов в футболке Запрещёнка Медиапроект s-t-o-l.com

Артём Лоскутов в футболке Запрещёнка

А в чём идея твоих «хинкален»? Это часть бизнеса или «Монстрации»? Или что-то другое?
– Это была просто шутка. Я подумал, что можно сделать из гипса. До этого мы делали слепок груди активистки Люси Штейн (слепки бюста крепили к стенам домов, чтобы защитить их от сноса – «С»), и у меня остался гипс, силикон для отливки формы. Я как раз читал книжку про Уорхолла по случаю «запрещёнок», банок и всего такого. И там была история про то, как он начал рисовать и банки, и доллары. Он ходил и спрашивал всех, что ему нарисовать. Ему говорят: «Что ты любишь больше всего?» «Ну, деньги». «Вот деньги и рисуй». И у него была серия с долларами. Похожая история с его банками супа. И я подумал: ну хинкали надо сделать, мне хинкали нравятся. С них можно снять форму и сделать слепок. Почему бы и нет. Какой-то общей идеи у хинкален нет, каждый раз я придумывал разные, да и не особо старался, если честно. Просто кто-то ставит свои подписи на стенах, а можно размещать такие объекты.

Я устанавливал хинкалины рядом с памятником Николаю II, бюстом Сталину, на могиле Кафки стоят две штуки,  в Цюрихе, в кабаре «Вольтер», и ещё много где. Люди как-то реагируют, происходит взаимодействие. Бывает, что пишу в Твиттере об этом, а потом новости выходят, что вот установлена гипсовая хинкалина.

 Какое будущее ты видишь у «Монстрации»?
– Каждый раз я еду в Новосибирск, чтобы увидеть, нужно ли это ещё людям. И если окажется уже не нужно, надо будет вовремя это всё дело свернуть. Но пока мы видим, что «Монстрация» по-прежнему нужна. Насчет масштаба события могу сказать: у меня тело физическое одно, я могу находиться в один момент только в одном месте. Мне мало радости от того, что тысячи городов будут проводить «Монстрации» в каких-то неизвестных мне местах. Это приятно, но не более того. Мне как человеку, родившемуся в Новосибирске, важно, что есть хотя бы один день, когда в родном городе приятно находиться, хочется в него вернуться. Когда даже люди из других городов хотят сюда приехать. Мне кажется, это ценно. И здорово бы сделать такое и с другими днями. Но это уже не моя задача.

Вперёд
45% счастья