×

Собчак с маньяком, а с кем мы? 

Видео про Скопинского маньяка – это хороший повод поговорить о том, кто мы
+

«Оступился. С кем не бывает?»  – так оценивает Виктор Мохов, более известный как «скопинский маньяк» свои дела давно минувших лет. Эти преступления настолько давние, что сменилось уже целое поколение, ведь Мохов начинал в тот же год, когда Путин стартовал в своей президентской карьере, а этот срок давно уже стал для страны нарицательным. Но если президент всё это время работал, тот Мохов четыре года насиловал двух похищенных девушек и потом семнадцать лет сидел. Отмотал срок да вышел. Надо сказать, что событие не рядовое ни для скопинского района, ни для Рязанской области, ни для целой страны. Поэтому в наше время перепроизводства контента, охота на вчерашнего зека вышла нешуточная. Первый приз взяла Ксения Собчак, выпустив на своём youtube-канале фильм «Скопинский маньяк: разговор на свободе». 

Интервью с маньяком – это не оригинальная идея Собчак. До неё было видео с Ангарским серийным убийцей на канале «Редакции». А Вахтанг Микеладзе, режиссер документального кино, заслуженный деятель искусств, сделал 40-серийный документальный цикл «Приговорённые пожизненно». Это сорок интервью с маньяками.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Интервью c Михаилом Попковым (Ангарским серийным убийцей). Фото:
Редакция/youtube.com

Но хорошо, что это видео появилось. Есть, как минимум, две существенных причины поблагодарить Ксению и её режиссёра Сергея Ерженкова за этот контент. 

Во-первых, публикация вызвала большой ажиотаж в журналистской среде. Некогда известный репортёр Соколов-Митрич написал у себя в facebook, что «ни в коем случае нельзя давать слово маньякам, педофилам, террористам». Он связывает это категоричное «нельзя» с тем, что в отношении маньяков, педофилов, террористов действует «эффект очеловечивания». А подобный контент частично размывает жесткую моральную установку: так поступать нельзя. 

Коллега Марина Маханова написала, что это вовсе не репортаж и даже не интервью, а перфоманс, «и мы все, всей страной, его  участники».

Главный редактор «Русской жизни» Дмитрий Альшанский, напротив, защитил Ксению, написав, что «чудовищно, когда толпа ханжей, которые вопят везде о том, как они оскорблены, и как эти репортажи ужасны для жертвы (хотя девушка даже книгу об этом написала, и явно психологически борется со своей трагедией методом её публичного изъяснения), и как надо все символически нехорошее запретить, запретить, запретить, а оставить только добрые улыбки».  

Хайп работает. Он поднял волну, лодочки фейбучных постов покачались на волнах сотен комментариев и вот, недели не прошло, как всё утихло. Никто никому ничего не доказал. Но здорово, что сегодня в эру открытого и свободного (пока ещё) производства информации пришлось вспомнить, что журналистика  –  это профессия, у которой есть своя этика. Эфир контрастен. Потребитель контента теряет вкус, предпочитая то, что поярче. Если журналисты или производители информации не смогут здесь договориться, то за рычаг будет дёргать Роскомнадзор, этот прецедент для него – большая удача и хороший пас. 

Во-вторых, видео про маньяка и его просмотр – это история про нас. Оно не набрало столько же, сколько разоблачительные видео Навального, но свои честные 4,5 миллиона меньше чем за неделю получило. При этом 95 тысяч зрителей поставили лайк и 73 тысячи – дизлайк. Это ли не пощёчина общественному вкусу? Ксения сделала этот фильм, потому что знала, что аудитория для этой работы будет огромная. А когда нет этических рамок, то какая ещё мотивация нужна автору? Во все времена хлеб и зрелища привлекали толпу и всегда были те, кто смотрел на это брезгливо, кто сочувствовал невежественному народу и те, то на этом зарабатывал. Если я не отношу себя ни к одной из трёх групп, то скорее всего, я внутри этой колышущейся массы, собравшейся у эшафота в ожидании бесплатного жестокого аттракциона. 

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ксения Собчак. Фото: Ксения Собчак/youtube.com

Ругать Ксению и её команду  –  это глупое бесперспективное занятие. Втиснуться в одну этику невозможно, а применять традиционную мораль не эффективно и старомодно. Блогер живёт в мире новой этики, пятидесяти восьми гендеров и торжества постмодернизма, в котором нет примитивной шкалы «хорошо/плохо». В этом мире все относительно, а субъективность защищена более, чем объективность. 

Я спросил у одного священника с опытом работы в органах в «прошлой жизни», который так же старомоден, как и я, как он оценивает это видео. Ему пришлось сперва посмотреть, а когда первый шок прошёл, мы созвонились, и он сказал: 

– Знаешь, эта сфера для специалистов. Мы ведь обычно не погружаемся в неё дальше криминальной хроники, потому что это трудно вместить, это история о повреждённости человека,  –  сказал отец Павел.  –  При этом поразительно, что люди игнорируют советскую эпоху, которая началась с изнасилования и убийства целой страны! 

При этом он посочувствовал Виктору Мохову, который, судя по всему, не собирается жить долго. 

 –  А что бы вы порекомендовали родственникам изнасилованных девушек, если бы они пришли к вам за духовным советом? Ведь у них есть мужья и дети, как им спокойно смотреть на это всё,  –  спросил я отца Павла.

 –  Что тут скажешь… Надо держаться от него подальше. Зло только умножает зло. 

Включить уведомления    Да Нет