×

Танки в Москве

30 лет назад, в марте 1991 года, москвичи проснулись словно в иной реальности. Ни с того ни с сего в столицу были введены войска – якобы для охраны открывшегося Съезда Верховного совета РСФСР
+

Репортер «Российской газеты» писал: «Мы шли ранним часом по какой-то изумлённой, остолбеневшей столице и думали: как же надо ненавидеть собственный народ, как же надо его бояться, чтобы рассовать по всем прилегающим к центру улицам и дворикам колонны битком набитых солдатами автомашин, прятать в глухих подворотнях толпы милиции, ведущей непрерывные переговоры (чем не фронтовая обстановка) по рациям, вывести на окраины боевую технику… И после этого – широковещательные телевизионные заявления о приверженности демократии, «социалистическом выборе», заботе руководящей верхушке страны о народном благе»…

А вот репортаж агентства «Постфактум»:

«На Пушкинской площади находятся сотpудники милиции и техника − 42 грузовика, четыре машины с надписью «Огнеопасно» и два водомета. В Козицком пеpеулке находятся еще шестнадцать автомобилей с надписью «Огнеопасно». Военные расположились также на Тверской улице возле гостиницы «Интуpист», на Кpасной площади, улице Огарева. Пешеходные подходы к Манежной площади по Твеpской улице пеpекpыты милицией. Кpемль оцеплен. Во двоpе факультета журналистики МГУ (пpоспект Маpкса) находится водомёт. Сотрудники милиции находятся также на Советской площади…

В 16-30 от станции метро «Площадь Революции» к Кpемлю напpавилась большая колонна военных. Возле Кpасной площади pасположились четыре машины «Скоpой помощи»…

В 16-50 движение по улице Твеpской у Пушкинской площади было пеpекpыто. Движение преградили люди в защитной форме со щитами и дубинками…»

Репортёры ещё не понимали, какие схватки идут на самом верху политического олимпа.

* * *

Новый 1991 год стал апогеем противостояния Горбачёва и тогдашнего лидера оппозиции Бориса Ельцина, занимавшего пост председателя Верховного Совета РСФСР. 16 января 1991 года Верховный Совет СССР принял постановление провести 17 марта общесоюзный референдум о судьбе Советского Союза. Именно этот опрос, как полагал Горбачёв, и был призван решить разом все политические проблемы генсека: и уничтожить Ельцина как политика, и притормозить нарастающие центробежные устремления советских республик.

Сам вопрос референдума был составлен довольно ловко: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновлённой федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»

Какой же разумный человек будет против такого «обновленного» Союза?!

 Медиапроект s-t-o-l.com

Бюллетень для голосования. Всесоюзный референдум о сохранении СССР, 17 марта 1991 года. Фото: wikimedia.org

Разумеется, референдум тут же был бы представлен как плебисцит на доверие курсу Горбачёва, который получил бы от народа широкий карт-бланш на подавление республиканского сепаратизма.

Разумеется, это хорошо понимали в самих республиках. Поэтому ряд республиканских руководителей решили подстраховаться и заранее ограничить права союзного руководства в деле «обновления» СССР. Так, на Украине вопрос союзного референдума дополнили вторым уточняющим вопросом: «Согласны ли вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?» В Казахстане вопрос переформулировали и сократили в расчёте на любые будущие неожиданности: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза ССР как союза равноправных суверенных государств?»

В России же было решено провести параллельно республиканский референдум о введении поста президента РСФСР. Это было дальновидное решение Ельцина: если большинство российских избирателей поддержит предложение о введении поста президента РСФСР, то результат референдума позволит оппозиции немедленно начать избирательную кампанию, что не позволит Горбачёву отодвинуть Ельцина на задний план.

* * *

Правда, всенародной поддержки не получилось: 6 из 15 союзных республик заявили об отказе от референдума. Во-первых, республики Прибалтики – Латвия, Литва и Эстония – твердо взяли курс на независимость от СССР. В Армении, которая провозгласила свою независимость в августе 1990 года и находилась, мягко говоря, в конфликте с союзным руководством относительно проблемы Нагорного Карабаха, назначили свой референдум с вопросом: «Согласны ли вы, чтобы Республика Армения была независимым демократическим государством вне состава СССР?». Свои референдумы о восстановлении независимости собирались проводить в Молдове и в Грузии.

В лояльных же республиках итоги референдума, казалось, действительно давали Горбачёву широкий карт-бланш: более 80 процентов избирателей высказались за сохранение СССР. Самая высокая явка – в Туркмении: 97,7% избирателей («за» – 97,7%). Превысили результат в 90% в Узбекистане, Киргизии и Таджикистане. Чуть меньше явка в Казахстане – всего 88% избирателей, зато 94% – за Союз. Азербайджан при явке в 75% показывает 93,3% поддержки союзного центра. Белоруссия при явке в 83,3% поддерживает Союз на уровне 82,7% при 16% против. На предпоследнем месте – Украина (70% «за» при явке 83,5%). Замыкает список Россия, которая показала явку в 75,4% («за Союз» –  71,3%). При этом, около 70% российских избирателей поддержали введение поста президента РСФСР, и с этим результатом Горбачёв не мог не считаться.

* * *

Ельцин был противником «обновления» СССР, считая, что это лишь уловка против оппозиции. Ровно за неделю до референдума, 9 марта 1991 года, в газетах был опубликован проект нового Союзного договора – было очевидно, что у многих людей возникли вопросы, в чём, собственно говоря, состоит «обновление» СССР, за который им предлагают проголосовать. Объяснение получилось не очень внятным, зато российское руководство озадачил один пункт: «Отношения между государствами, одно из которых входит в состав другого, регулируются договорами между ними, Конституцией государства, в которое оно входит, и Конституцией СССР. В РСФСР – федеративным или иным договором, Конституцией СССР».

То есть, получалось, что РСФСР, в отличие от всех прочих союзных республик, своей Конституции не полагалось?

Затем пошли слухи, что новый союзный договор и вовсе поставит крест на самой РСФСР – дескать, Горбачёв предложил всем автономным республикам и краям в составе России на равных с прочими союзными республиками подписать новый договор. Для России этот означало самороспуск. Разумеется, после такого договора Ельцин терял весь свой вес в глазах региональных элит.

Поэтому ради выживания и себя, и России он должен был торпедировать эту инициативу Горбачёва.

* * *

Сделать это отказалось проще простого. Михаил Горбачёв начинал свою карьеру генсека с торжественного обещания за полтора-два года обеспечить в стране небывалый экономический рост. В действительности же перестройка привела к настоящей экономической катастрофе. Падение уровня жизни вызвало волну протестов. Забастовки охватили Донецкий угольный бассейн и Кузбасс – к концу марта в СССР бастовало более 200 шахт и около 300 тысяч горняков.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Митинг в поддержку Председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Николаевича Ельцина. Манежная площадь в Москве, 10 марта 1991 года. Фото: Александр Макаров/РИА Новости

Требования стачкомов поначалу были в основном экономическими, но накануне референдума появились и политические лозунги с требованием отставки Михаила Горбачёва. Шахтёров поддержали и демократы. За неделю до референдума, 10 марта, в Москве на Манежной площади состоялся очередной грандиозный митинг (300 – 500 тысяч участников), организованный «Демократической Россией» в поддержку забастовщиков.

* * *

21 марта 1991 Верховный Совет СССР подвел итоги референдума: «Судьба народов страны неразделима. Государственные органы Союза ССР и республик должны в своей практической деятельности руководствоваться решением народа, исходя из того, что это решение является окончательным и имеет обязательную силу на всей территории СССР».

Казалось бы, для Михаила Горбачёва всё складывается неплохо, и генсек начинает постепенно «закручивать гайки».

Уже на следующий день Верховный Совет СССР принимает закон о кабинете министров СССР, расширяющий и без того значительные полномочия Валентина Павлова и Михаила Горбачёва. Также союзный парламент принял постановление о двухмесячном моратории на шахтёрские стачки, но горняки Воркуты, Донбасса и Кузбасса его игнорировали (более того, к забастовке присоединились  члены профсоюза горняков-металлургов, а также профсоюза работников нефтяной и газовой промышленности).

Это было практически открытое объявление войны.

И 27 марта 1991 года Горбачёв подписал два документа. Первый, указ президента СССР о переподчинении московской милиции напрямую МВД СССР и второй – постановление Совета министров СССР о запрете шествий, митингов и демонстраций с 26 марта по 15 апреля. Это было сделано потому, что 28 марта открывался 3-й съезд народных депутатов РСФСР.

Также Горбачёв принял решение дать добро силовикам на ввод войск в Москву.

* * *

Утром 28 марта Борис Ельцин в Большом Кремлевском дворце открывает российский съезд. 532 делегата из 1028 немедленно голосуют за отмену постановления союзного кабмина об ограничениях митингов и демонстраций в Москве.

И тут же демократы объявляют о сборе митинга в поддержку Бориса Ельцина.

* * *

Газета «Известия» писала:

«Встало движение на Тверской и Бульварном кольце. Прочные «пробки» начали закупоривать столицу. Но ехавшие в городском транспорте не возмущались, а присоединялись к участникам митингов… Встал транспорт и на Садовом. Водители дружно нажимали кнопки звуковых сигналов, приветствуя растянувшуюся на полкольца манифестацию…».

А вот мнение журналистов «Российской газеты»:

«Если центр добивался этого − узнать отношение к себе, − своей цели он достиг куда вернее, чем на референдуме. А характер выступлений? «Ельцину и свободной суверенной России − да!», «Горбачёв…» Здесь мы вынуждены поставить отточие, чтобы не быть обвиненными в нарушении закона о защите чести и достоинства президента».

Митинг состоялся. Число участников — более 500 тысяч человек, скандирующих «Горбачёв, уходи!».

* * *

Президент СССР так и не решился начать атаку на протестантов.

И утро 29 марта Москва встретила без войск и перекрытий. Съезд возобновил работу.

Но и сдаваться Горбачёв был не намерен. Вскоре президент СССР подписывает серию указов о назначении членов Совета безопасности СССР, который должен отвечать, в частности, «за выработку рекомендаций» в области обороны, поддержания государственной, экономической и экологической безопасности.

В состав Совбеза входят: вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер Валентин Павлов, экс-министр внутренних дел Вадим Бакатин, министр иностранных дел Александр Бессмертных, председатель КГБ Владимир Крючков, народный депутат СССР и член Президентского совета Евгений Примаков, министр внутренних дел Борис Пуго и министр обороны Дмитрий Язов.

Словом, практически весь состав ГКЧП — будущего Государственного комитета по чрезвычайному положению. Не пройдёт и пяти месяцев, как члены ГКЧП арестуют «слабака» Горбачёва и попытаются снова танками задавить оппозицию.

Включить уведомления    Да Нет