×

Цена конституционного порядка

Первую годовщину принятия Конституции РФ, как помнится, отмечали 21 год назад особенно – введением войск в Чечню
+

«Восстановление конституционного порядка в Чеченской Республике» – так официально называлась операция, начатая 11 декабря 1994 года по Указу президента Бориса Ельцина № 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории Чеченской Республики. Позднее Конституционный суд РФ признал большую часть указов и постановлений, которыми обосновывались действия федерального правительства в Чечне, соответствующими Конституции.

В историю это событие войдет как Первая Чеченская война. После развала СССР в 1991 году Чеченская Республика объявила о своей независимости, на прошедших осенью того же года выборах президентом Чечни-Ичкерии был выбран Джохар Дудаев. В результате фактически с 1991-го по 1994 год Чечня была независимым государством со своим гимном, флагом, гербом, президентом, парламентом, судами, вооруженным силами – то есть со всеми атрибутами государственной власти, кроме признания его другими государствами и международными организациями. Сигналом к принятию упомянутого декабрьского Указа 1994 года и ввода войск в Чечню послужил политический кризис в непризнанной республике, когда Джохар Дудаев распустил парламент.

Первая Чеченская война продолжалась до подписания в Дагестане Хасавюртовских соглашений 31 августа 1996 года, согласно которым российские войска выводились из республики и в конце концов все возвращалось к тому, с чего началось: Чечня осталась независимым, но не признанным ни одной страной мира государством.

Война в Чечне обнажила беспомощность российского государства во всех важнейших сферах внутренней и внешнеполитической, экономической, военной… Но еще грустнее, что война вскрыла духовную беспомощность народа: выявляемые различными СМИ коррупция, воровство, предательство, мародерство, жестокость по отношению к пленным и  мирному населению во многих случаях оставались не только безнаказанными, но даже не расследованными.

Один «интересный» случай известен мне из рассказа друга-журналиста, побывавшего в командировке в те годы в Чечне.

— Я слышал, что в Афгане наши военные продавали патроны и гранаты, но тут практически на глазах у всех был продан или подарен – не знаю точно – танк! Когда мы только приехали в Чечню, то прошла официальная информация, что угнан танк без башни в одной из частей. Через пару недель еще одна новость: с платформы украдена башня для танка. Еще через некоторое время – что у чеченских боевиков появился наш танк.

По разным данным, военные потери только убитыми, не считая раненых и пропавших без вести, составили с чеченской стороны, по российским данным, 17 391 человек, по данным правозащитной организации «Мемориал» – не более 2 700 человек; со стороны Федеральных войск, по данным российской стороны, – 4 103 человека, по данным Комитета солдатских матерей – не менее 14 000 человек (то есть только солдат и сержантов срочной службы, не считая потерь среди офицеров и контрактников). Потери мирного населения, по данным «Мемориала», – до 50 000 человек, по данным Секретаря Совета безопасности РФ А.И. Лебедя – до 80 000 человек. По предварительным подсчетам, России эта война обошлась, кроме людских потерь и разрушений на территории Чечни, не менее чем в 100 миллиардов долларов США.