×

У «Альтернативы» не осталось альтернатив

«Альтернатива», занятая спасением попавших в рабство людей, на грани закрытия из-за нехватки средств. Хотя после пандемии её актуальность только возросла
+

Движение «Альтернатива» – уникальная организация. Её сотрудники единственные в России занимаются спасением людей из рабства. Однако в июне организация сообщила о своём скором закрытии из-за нехватки средств. «Стол» связался с создателем и руководителем «Альтернативы» Олегом Мельниковым и узнал о судьбе НКО и ситуации с рабством в эпоху пандемии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Руководитель движения «Альтернатива» Олег Мельников. Фото: vk.com/oleg___melnikov

Несколько дней назад вы объявили, что «Альтернатива» может закрыться из-за нехватки денег. Удалось найти финансирование? Какое будущее ждёт вас?

– Пока собрана не вся необходимая сумма, но сообщество пытаются спасти, это приятно. Пока денег нам хватит ещё на 1–2 месяца. В принципе, у нас никогда не было ни грантов, ни меценатов, но мы их и не искали. Я вкладывал в это дело доход от личного бизнеса по производству технических газов, сухого льда, жидкого азота. Но из-за пандемии мои доходы упали. Например, если в 2016 году я зарабатывал около 6 миллионов, то сейчас 300–400 тысяч. Множество точек питания, фитнес-залов, научных производств, с которыми мы работали, закрылось. А необходимая сумма для жизни «Альтернативы» – 1,2 миллиона в месяц. Конечно, сначала мы сократим штат. Сейчас нас 25, оставим 5 максимум. В нашей деятельности мы не можем пользоваться помощью волонтёров, этим должны заниматься только профессионалы. Поэтому в приоритете останется освобождение людей, а от реабилитации и шелтера (место для спасённых людей. Шелтер «Альтернативы» находится в Тверской области – прим. ред.) придётся отказаться.

Почему государство не выделяет вам гранты?

– Несмотря на то что наша деятельность не политична, она имеет определённый подтекст: когда мы находим в разных местах рабов, это сильно влияет на сотрудников полиции, местных участковых, которые просто закрывали глаза на подобные вещи. Дать нам деньги – это значит признать проблему.

В эпоху пандемии ситуация с рабством усугубилась?

– Однозначно. Остаётся трудовое и сексуальное рабство, а также появились новые «работные дома». Мигранты уехали, на их места пришли этнические группировки и бывшие зэки, которые начали это организовывать. Туда заманивают людей под предлогом помощи, а потом заставляют работать, например, на полях или выносить строительный мусор. Такие вещи происходят по всей России. Сейчас огромный скандал разгорелся в Ростовской области, где фермеры использовали труд таких людей, которых приводили вербовщики. Завели дело по рабству. К сожалению, количество людей, попавших в рабство, из-за экономической ситуации возросло. И их число будет увеличиваться, ведь рабочая миграция в поисках заработка будет продолжаться.

Почему люди попадают в рабство?

– Потому что не знают трудовых прав и законов. В результате этого граждане становятся лёгкими жертвами, их вывозят в другие регионы, даже угрожают, что они должны какие-то деньги. И когда система рабства перестанет работать в России, даже предположить не могу. Наверное, тогда, когда за подобные преступления будут реальные наказания. Я уже 10 лет занимаюсь этим и пока не вижу никаких положительных тенденций. По имеющимся законам практически невозможно доказать рабство. За всё время из 1 800 дел до уголовного суда дошло 15–20. Для сравнения: в Казахстане ежегодно попадает в суд до 700 дел по рабству.

Вы продолжаете поддерживать связь с теми, кому помогли?

– Нет, мы стараемся как можно быстрее прекратить контакт, чтобы люди забыли об этом страшном опыте и счастливо жили по-новому.

Были ли истории, когда человек снова попадал в рабство?

– Несколько раз. В основном это выпускники детских домов. Они не приспособлены к жизни и всем доверяют.

Если «Альтернатива» закроется, кто будет помогать людям, попавшим в рабство?

– В этой сфере нет денег, и никто эту деятельность не спонсирует, потому что она вызывает шок. Поэтому при нашем окончательном закрытии никто не сможет помочь. Кстати, я до сих пор сталкиваюсь с непониманием окружающих. Ко мне относятся как к дураку, который тратит свои деньги непонятно на кого. Но мне это нравится, я получаю внутреннее удовольствие. Если мы закроемся, я буду дальше работать, жить жизнью обычного человека, чтобы когда-нибудь «Альтернатива» снова возродилась.

Включить уведомления    Да Нет