×

Удар по белым халатам

«Дело врачей» вызвало в стране большой общественный резонанс. Преследованиям подверглись не только родственники арестованных, но и их сослуживцы
+

Врачебная трагедия

Установить конкретную точку старта следствия по «делу врачей» сейчас уже практически невозможно. По одной версии, медиками всерьёз начали интересоваться ещё в конце 1951 года, по другой – в 1952 году. Но началом принято считать именно второй вариант. Тогда тихо и незаметно в опалу попали сразу несколько врачей, которые так или иначе имели отношение к первым лицам партии. Медиков обвинили в антисоветской и шпионской деятельности, отправили в «Лефортово» и начали в прямом смысле слова выбивать показания. «Мерами физического воздействия» следователи пытались услышать заветные признания в связях с американскими и английскими спецслужбами. Причём в качестве главного врага СССР выступила европейская благотворительная организация «Джойнт», с которой арестованные врачи периодически сотрудничали. 1 декабря 1952 года сам Сталин на заседании президиума заявил присутствующим: «Вы слепцы, котята, что же будет без меня? Погибнет страна, потому что вы не можете распознать врагов!».

А уже 13 января 1953 года в «Правде» была опубликована статья директивного значения, которая взбудоражила и напугала десятки миллионов граждан Советского Союза. В материале говорилось: «Большинство участников террористической группы (Вовси М.С., Коган Б.Б., Фельдман А.И., Гринштейн А.М., Этингер Я.Г. и др.) были связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт», созданной американской разведкой. Другие участники террористической группы (Виноградов В.Н., Коган М.Б., Егоров П.И.) оказались давнишними агентами английской разведки. Следствие будет закончено в ближайшее время». Медиапроект s-t-o-l.com

Правда, в статье не было сказано, что Якова Эйтингера и Михаила Когана к этому моменту уже не было в живых. Причём Михаила Борисовича к «врачам-убийцам» причислили заочно, уже после смерти. А Эйтингер умер в Лефортовской тюрьме от паралича сердца.

Руководство страны не собиралось демонизировать всех медиков, удар был нанесён точечно, по профессорам, с которыми рядовой советский житель вряд ли когда-либо мог встретиться

Помимо списка «врагов» в статье говорилось о том, что классовая борьба идёт полным ходом, расслабляться нельзя, поскольку шпионы повсюду. Также упор делался на людей, которые допустили обострение ситуации. Из материла было понятно, что государство снова стоит на пороге серьёзных изменений «наверху». Известно, что резонансный материал редактировал лично Иосиф Виссарионович. И именно он изменил первоначальное название «Шпионы и убийцы под маской врачей» на «Подлые шпионы и убийцы под маской профессоров-врачей». Правка была сделана не случайно. Руководство страны не собиралось демонизировать всех медиков, удар был нанесён точечно, по профессорам, с которыми рядовой советский житель вряд ли когда-либо мог встретиться.

Но отвести всех медиков из-под удара всё равно не вышло. Народ воспринял статью буквально. К врачам начали относиться настороженно, даже опасливо. За короткое время опустели больницы и поликлиники. Люди боялись белых халатов, ведь никто не знал, кто под ними скрывается. Вдруг американский шпион? Так появилась серьёзная социальная проблема.

А следствие по «делу врачей» набирало обороты. Стоит сказать, что медикам вновь припомнили и Горького, и Куйбышева, и некоторых других выдающихся людей, которые, по мнению партии, умерли из-за деятельности «белых халатов». Вообще первый звонок для медиков прозвенел ещё во время дела Еврейского антифашистского комитета. Тогда среди 13 расстрелянных людей был и Борис Шимелиович – главврач Боткинской больницы.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Борис Абрамович Шимелиович — советский медицинский и общественный деятель, главный врач Центральной больницы имени Боткина

Что же заставило КГБ и партию вновь обратить взор на медиков? Это была, скажем так, отложенная реакция на события 1948 года. Тогда врач Лидия Тимащук, обследовавшая секретаря ЦК ВКП(б) Андрея Жданова, поставила диагноз – инфаркт миокарда. Поскольку пациент был высокопоставленным, внимание на диагноз обратили более матёрые медики — профессора Владимир Виноградов и Пётр Егоров. Они решили, что Тимащук ошиблась, и велели женщине изменить заключение. Так или иначе, но Жданов умер. Лидия возмутилась поведением своих более авторитетных коллег и решила обычный медицинский конфликт превратить в полноценное разбирательство. Поэтому она составила несколько писем, где рассказала об инциденте. Разослала она их в «нужные» ведомства На протяжении 4 лет письма никому не были интересны. Они пылились в архиве. Медиапроект s-t-o-l.com Но затем о Тимащук вспомнили. Её вызвали на допрос, а в январе 1953 года ей вручили орден Ленина «за помощь, оказанную Правительству в деле разоблачения врачей-убийц».

Если пробежаться по списку арестованных врачей, то можно заметить, что многие из них являлись евреями

И в 1953 году дело набрало ужасающие обороты. Под раздачу попал не только начальник охраны Сталина Николай Власик, который не понял всю серьёзность письма Тимащук, но и министр здравоохранения СССР Ефим Смирнов (его обвинили в помощи преступникам), а также уже арестованный бывший министр государственной безопасности Виктор Абакумов.

Если пробежаться по списку арестованных врачей, то можно заметить, что многие из них являлись евреями. При этом, как известно, антисемитские движения в СССР не приветствовались. Дело в том, что они шли вразрез с лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Преследование по национальному признаку могло означать крах всего международного коммунистического движения. Поэтому на большом количестве евреев, естественно, акцент не делался. Тем не менее аресты произошли после ухудшения отношений с Израилем. «Верхи» прекрасно понимали, что советские евреи вполне могут вступить в сотрудничество с многочисленными еврейскими организациями, ведь некоторые из них верой и правдой служили Вашингтону. А с США в то время отношения были, мягко говоря, сложными. Сталин боялся, что благодаря финансовой помощи из-за океана еврейские организации сумеют укрепиться сначала в странах соцблока, а потом и в самом СССР. Допустить этого было нельзя.

Ходила даже версия, что «дело врачей» должно было настроить народ против евреев. И когда ситуация достигла бы точки кипения, на первый план вышло бы государство. И, спасая евреев от бессмысленного и беспощадного гнева народа, депортировало их на Дальний Восток и в Сибирь. Вот такой «акт гуманизма».

На руку власти сыграла шпиономания, которая тенью нависла над огромной страной. Всем и повсюду мерещились иностранные агенты, занимавшиеся антисоветской деятельностью. Поэтому любые контакты с иностранными организациями вызывали подозрения. Яркий тому пример – «Джойнта». До массовой истории выдающиеся советские профессора спокойно сотрудничали с иностранцами, теперь же это стало для них приговором.

Иосиф Виссарионович намеревался провести очередную чистку при помощи резонансного дела, но какой конкретной цели хотел достичь этим – неизвестно

Скорее всего, запустив «дело врачей», Сталин преследовал определённую цель. Для него было не впервой выходить из крутого пике при помощи радикальных мер. Вспомнить хотя бы расстрел Ежова, после которого «заснул» Большой террор. Понятно, что Иосиф Виссарионович намеревался провести очередную чистку при помощи резонансного дела, но какой конкретной цели хотел достичь этим – неизвестно. Зато известно, что в той же «Правде» должны были быть опубликованы статьи от видных советских евреев, которые бы рассказали о своём единстве со страной в момент борьбы с западным врагом. Подразумевалось, что под посланием стояли бы подписи десятков военных, писателей, академиков, учёных. Но этого не произошло. Планы вождя спутала болезнь и смерть.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иосиф Сталин и Лаврентий Берия

Как только Сталин умер, «дело врачей» мгновенно сошло на нет. Руку к этому приложил Лаврентий Берия. Известно, что он изначально к затее относился отрицательно. И это породило версию, будто через врачей Сталин хотел добраться до Берии и убрать слишком высоко поднявшегося претендента на власть. И уже 4 апреля 1953 года крупнейшие советские газеты опубликовали сообщение МВД: «Министерство внутренних дел СССР провело тщательную проверку всех материалов предварительного следствия и других данных по делу врачей, обвинявшихся во вредительстве, шпионаже и террористических действиях в отношении активных деятелей Советского государства. В результате проверки установлено, что привлечённые по этому делу профессор Вовси М.С., профессор Виноградов В.Н., профессор Коган М.Б., профессор Коган Б.Б., профессор Егоров П.И., профессор Фельдман А.И., профессор Этингер Я.Г., профессор Василенко В.Х., профессор Гринштейн А.М., профессор Зеленин В.Ф., профессор Преображенский Б.С., профессор Попова Н.А., профессор Закусов В.В., профессор Шерешевский И.А., врач Майоров Г.И. были арестованы бывшим Министерством государственной безопасности СССР неправильно, без каких-либо законных оснований». Не был в СМИ оставлен в тот факт, что многие показания получены незаконными способами. Медики оказались на свободе, а некоторые из особо старательных следователей отправились за решётку. Среди них – полковник МГБ Михаил Рюмин (его, кстати, в июле 1954 года расстреляли).

Что же касается несчастных врачей, то их после освобождения восстановили на местах работы, а также вернули звания, степени и награды. Жизнь в стране пошла дальше.Но в народе ещё долго ходило обсуждение странного процесса.

Константин Симонов спустя несколько лет написал: «„Врачи-убийцы“ — страшнее, кажется, придумать было невозможно. Всё было рассчитано на огромный резонанс. В общем, было ощущение, что последствия всего этого могут оказаться поистине невообразимыми». Своеобразным образом прокомментировал дело и Владимир Высоцкий, записав в 1972 году песню «Мишка Шифман башковит». И даже спустя два десятка лет люди прекрасно понимали, о чём с иронией пел Владимир Семёнович.