×

Умрём за родину?

Контрсанкции впервые затронули медицинскую сферу. В Госдуму внесён законопроект, ограничивающий поставку американских лекарств в Россию, в первом чтении он будет рассмотрен 15 мая
+

Сегодня в Россию поставляется 1019 препаратов из США. И это не только известное всем обезболивающее, которое действительно можно заменить, или средство для повышения мужской потенции, без которого – гипотетически – можно и обойтись.

Многие препараты, попадающие в санкционный список, назначают людям при онкологии, сердечно-сосудистых проблемах, болезнях суставов, эпилепсии, гепатите, ВИЧ. Корой дуба, как посоветовал вице-спикер Госдумы Пётр Толстой, эти заболевания не вылечишь. Как, собственно,  и высокое давление, при котором лекарственный препарат помогает много лучше, чем народное средство.

К сожалению, автоматически заменить лекарственное средство одного производителя на другое не всегда возможно. Для человека с лекарственной аллергией замена импортного препарата на российский или индийский аналог чревата серьёзными осложнениями.

Значительную долю лекарств для лечения редких заболеваний производят также в США. Например, люди с муковисцидозом принимают креон – ферментный медикамент, который назначают в качестве заместительной терапии при недостаточности функции поджелудочной железы. Российские аналоги американского средства есть, но они содержат некоторые вещества, противопоказанные пациентам с муковисцидозом.

Эксперты подчёркивают, что аналогичный препарат не равен оригинальному

Эксперты подчёркивают, что аналогичный препарат не равен оригинальному. У них могут быть разные концентрации действующего вещества, разные вспомогательные составляющие. Нельзя сбрасывать со счетов и качество ингредиентов, разную степень очистки. А здоровье – материя тонкая, и нюансы играют большую роль.

Похожая ситуация и с расходниками для оборудования, которые тоже попали под антисанкции. Об этом пишет в Facebook Нюта Федермессер, основатель Фонда помощи хосписам «Вера»: «Несколько сотен детей, которых мы годами переводили из отделений реанимации домой, постепенно обучали их родителей работать с аппаратами вентиляции лёгких, с откашливателями и прочим непростым оборудованием, чтобы их дети могли иметь детство, ходить на улицу, в школу, даже в бассейне чтобы могли плавать на аппарате ИВЛ, – так вот несколько сотен этих детей уже несколько лет живут на американском оборудовании с американской расходкой. Но Дума не думает про несколько сотен детей, которых придётся снова выдернуть из дома и передать в отделения реанимаций…»

На днях спикер Госдумы и автор этого скандального законопроекта Вячеслав Володин уже пояснил, что 90 препаратов, не имеющих отечественных аналогов, ограничения на поставку не коснутся. И значит, эти лекарства не исчезнут из аптек. Но что станет с остальными медикаментами?

– Доля американских препаратов на российском рынке лекарств – небольшая, порядка 10% в денежном выражении, — считает глава НИИ Организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов. – Но принимать решение о запрете поставок таких лекарств, основывая его на доле рынка – категорически неправильно. Вопрос не в том, кто сколько продал или купил. Важно разбираться, как устроена отрасль. Есть, например, препараты, которые имеют статус инновационных. И зачастую им нет замены. Запрещать их использование нельзя. И я думаю, никто не собирается. Велик риск того, что пациенты не смогут правильно лечиться. Даже обсуждать эту тему, я считаю, вредной для всех сторон.

При этом для самих США российский рынок занимает не более одного процента в торговом обороте лекарств, так что антисанкций за океаном и не заметят. Зато многие фармкомпании напрягутся: слишком хлопотно иметь с нами дело. Как-то академик Александр Чучалин в интервью сетовал, что западные фармкомпании неохотно выходят на российский рынок из-за его коррумпированности.

Ограничение на госзакупку иностранных препаратов было принято ещё три года назад

Эксперты опасаются, что новые инициативы могут ещё больше оттолкнуть их. А это автоматически лишает российских пациентов шансов на доступ к инновационным препаратам.

Ограничение на госзакупку иностранных препаратов было принято ещё три года назад – так называемый закон «третий лишний». В тендерах теперь участвуют в основном российские препараты, поскольку они дешевле зарубежных аналогов, качество при госзакупках во внимание не принимается. И только если пациенту совершенно не подходит отечественный дженерик (что надо ещё доказать), то специальным консилиумом может быть принято решение об индивидуальном заказе оригинального препарата. Сохранится ли такая практика с принятием нового закона, определённо сказать сложно, но у большинства экспертов имеются сомнения на этот счёт.

Между тем доля европейских фармпрепаратов на российском рынке составляет почти 70%

Впрочем, проблема в том, что не только из больниц исчезнет часть препаратов. И в аптеке за свои деньги не получится купить популярные нурофен, артру, тизин, некоторые гормональные препараты, будут только их отечественные аналоги. При этом новый законопроект говорит о запрете лекарств не только из США, но и из других государств, поддержавших санкции против России. Между тем доля европейских фармпрепаратов на российском рынке составляет почти 70%, так что потери могут оказаться ещё значительнее.

В общем, все это похоже на крайне недружественный жест в отношении собственного населения.

«Разделяя в целом необходимость реагировать на политическую агрессию США, мы считаем недопустимым, чтобы антисанкции против США стали санкциями против своих граждан. Мы беспокоимся, что наши граждане не получат инновационных и иных необходимых лекарств, которым нет замены, и от которых зависит их жизнь», — говорит президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский, который создал петицию против ограничения ввоза лекарств. По его мнению, подобный подход нарушает не только международные нормы по вопросу права на охрану здоровья и медицинскую помощь, но также конституционные нормы и другие законы. Петицию уже подписали около 100 тысяч человек.

Перечень средств и препаратов, подпадающих под санкции, будет определён правительством. Все комментарии, предложения и замечания по документу принимаются в Комитет по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству до начала мая.